Кто заплатит за обманутые надежды?

Редакционная статья

Кто заплатит за обманутые надежды?

Биотех и, в частности, генная инженерия должны были стать новой инновационной волной, на которую США планировали перепрыгнуть с волны ИТ. В области информационных технологий появляются новые ответвления — например, модные сейчас облачные вычисления. Но этот рынок в любом случае стареет. Конкуренция здесь усиливается, а значит, медленно, но верно снижается прибыльность. Однако выбора у излишне жадных инвесторов пока нет. Если поднять старые прогнозы, можно увидеть оптимистичные заявления, что биотех станет новым мегапрорывом уже в нулевых. Нулевые закончились, а прорыва так и не случилось. Отчасти именно тем, что никакой альтернативы ИТ не появилось, и объясняется мировой кризис. Если бы ситуация развивалась иначе, стареющая отрасль ИТ постепенно снизила бы показатель соотношения рыночной капитализации компаний к годовым оборотам, а новый пузырь надулся бы на рынке биотехнологий. Вместо этого инвесторам пришлось вливать средства в рынок дерривативов. Что поделаешь, в мире слишком много непристроенных денег.

Так почему же биотех пока не оправдал надежд в сравнении с ИТ 90-х? Казалось бы, здесь работают ученые — физики и химики, и там ученые-биологи плюс все те же химики и физики. В чем ключевая разница? Главная загвоздка в том, что вмешательство в жизнь живых организмов ведет к гораздо более непредсказуемым последствиям, чем создание микросхем и написание программ. Ни один суперкомпьютер не может смоделировать, к чему приведет изменение генокода живого существа. Никто не может точно предсказать, как это скажется на потомках данного растения или животного и на окружающей его биосфере. Когда речь идет о пище, никто не знает, как это отразится на потребляющих ее людях. Просчитать тут ничего нельзя. Можно только эмпирическим путем исследовать последствия. А это занимает годы, даже десятилетия. Причем такое исследование нужно проводить отдельно по каждому полученному организму.

Инвесторы же, уже потратившие миллиарды на биотех, тем временем хотят результата, что называется, вчера. Хотя сами они, можно предположить, избегают употреблять те же ГМО-продукты в пищу, но ничего не имеют против, когда такую еду скармливают «рынку», то есть простым обывателям.

Если вы когда-нибудь бывали в парке Диснея в Орландо, то знаете, что большое впечатление на иностранцев там производят не только тамошние аттракционы, но и стоящие на входе двухколесные девайсы, на которых перемещаются по парку страдающие ожирением американцы. Понятно, что если такие агрегаты там используется, это означает, что избыточный вес — явление в стране более чем массовое. Согласно одной из версий, это следствие изменения в обмене веществ, вызываемых ГМО-продукцией.

Настойчивее всех ГМО продвигают в мире именно США. Согласно одному неподтвержденному надежными источнику слуху, одним из условий вступления Казахстана в ВТО при переговорах со Штатами стала легализация ГМО в Казахстане. Трудно судить, насколько это так, но на правду похоже. Особенно учитывая содержание депеш, появившихся на Wikileaks, где рассказывается о том, как мировой гегемон пытается продвинуть эту технологию во Франции и Испании. Но там, в Европе, пространство для маневра узкое. Европейцы все больше увлекаются натурпродуктами. Да и в самих США регулярно возникают проблемы с ГМО — вроде «неудобных» заявлений ученых. Поэтому логично, что корпорации будут переключаться на страны третьего мира. Заодно можно и решить проблему многолетних испытаний, перенеся туда лаборатории, и получить ранний денежный поток. Какой-никакой, а возврат на инвестиции.

Когда читаешь наш законопроект по ГМО, приходишь к выводу, что Казахстан добровольно собирается стать одним из таких полигонов для испытаний модифицированных организмов. Но, собственно, зачем нам это нужно? Уж лучше тогда ядерные испытания проводить — по крайней мере, последствия лучше изучены.

Вносимый законопроект вроде бы регламентирует все вопросы, связанные с ГМО. В нем хотя бы задаются правила игры, пусть и губительные. Но и там остается одна лазейка. В нем четко прописано, что если Казахстан заключит какие-либо международные договоры на предмет ГМО, то приоритет будет за ними, а не за местным законодательством. Это, в принципе, обычная практика. Но кто знает, что там наподписывает наше Министерство торговли при проведении переговоров за закрытыми дверями по вступлению в ВТО.

Среди лоббирующих ГМО в Казахстане групп есть и представители зерновой индустрии. Те самые, которые, не соблюдая севооборот, доводят свои почвы до истощения, а теперь намерены повышать урожайность с га с помощью ГМО-семян. И это притом что в мире есть агротехнологи, которые позволяют повысить показатели и без вторжения в генокод. Достаточно назвать метод беспашенного земледелия, который очень активно используется в Бразилии, где производство зерновых и масличных культур в стране с 1975-го по 2010 год выросло на 213%, а урожайность — в два с половиной раза. И все на плохих почвах — у нас таких как раз очень много. Причем для внедрения этой технологии не нужны огромные средства. Можно пользоваться даже советскими тракторами (см. статью «Непаханое поле» в журнале «Эксперт» № 32 от 16 августа 2010 г.). Но это же муторно и сложно. Куда проще купить волшебные семена.