Камни преткновения

Территориальный спор Пекина и Токио за 6 квадратных километров безжизненных скал в Восточно-Китайском море вышел на очередной виток. Авиация Поднебесной совершила облет спорного архипелага Сенкаку/Дяоюйдао. В ответ Япония подняла в воздух свои истребители. Обмениваясь воинственными заявлениями, стороны уже практически не скрывают, что спор идет не за злополучные острова, а за природные богатства, обнаруженные поблизости

Камни преткновения

Территориальный спор Пекина и Токио за 6 квадратных километров безжизненных скал в Восточно-Китайском море вышел на очередной виток. Авиация Поднебесной совершила облет спорного архипелага Сенкаку/Дяоюйдао. В ответ Япония подняла в воздух свои истребители. Обмениваясь воинственными заявлениями, стороны уже практически не скрывают, что спор идет не за злополучные острова, а за природные богатства, обнаруженные поблизости.

Подзабытый в последние пару месяцев территориальный спор Японии и Китая вновь оказался в центре внимания. Накануне утром стороны продемонстрировали друг другу свою военно-воздушную мощь в небе над архипелагом, который в Токио называют Сенкаку, а в Пекине — Дяоюйдао.

Японские корабли-разведчики заметили китайскую эскадрилью, приблизившуюся к спорным островам. По тревоге в небо были подняты истребители японских сил самообороны, которые проводили непрошеных гостей до границы. В МИД Японии пригласили представителя китайского посольства и выразили ему протест в связи с инцидентом. Кроме того, ему

попеняли на заход китайских кораблей в японские территориальные воды несколькими днями ранее. Приближение иностранцев к спорным островам в Токио сочли ни много ни мало «посягательством на суверенитет». Стало ясно, что обе страны по-прежнему решительно настроены сражаться за неприметный участок суши, который, на первый взгляд, даром никому не нужен.

Пресловутый архипелаг Сенкаку представляет собой россыпь из пяти маленьких необитаемых островов и трех скал. Их общая площадь едва превышает 6 квадратных километров. Архипелаг расположен на приличном отдалении от цивилизации: до ближайшего острова Тайвань — 170 километров. Условий, а главное, причин для проживания людей там нет. Возможности вести хозяйственную деятельность — тоже.

©Depositphotos/lightsource

На протяжении долгого времени этот нелепый клочок суши менял хозяев просто и буднично. Особого интереса он ни для кого не представлял. В конце XIX столетия числившиеся за Китаем острова отошли Японии по итогам войны между странами. Японцы попытались организовать на островах производство по переработке рыбы, но через какое-то время

отказались от этой затеи. После Второй мировой войны хозяевами Окинавы, а заодно и Сенкаку стали американцы, в 1970-е острова вернули японцам, а в 1990-е Пекин вспомнил, что Японию по Каирскому договору 1943 года лишили всех завоеванных земель и объявил Дяоюйдао своей исконной территорией.

Передача архипелага от одного государства к другому меняла границы исключительных экономических зон в этом регионе. Это было единственным смыслом юрисдикционных рокировок до того момента, когда в один прекрасный день в 1999 году рядом с островами было обнаружено обширное газовое месторождение. Его объемы оценили в 200 миллиардов кубометров. После этого архипелаг резко понадобился сразу всем.

Японское правительство десять лет назад арендовало у частных владельцев четыре из пяти островов. В сентябре этого года три из них были выкуплены и национализированы. На острове высадились японские активисты и водрузили там флаг Страны восходящего солнца. Китай воспринял это, как покушение на свою территориальную целостность. В стране начались антияпонские выступления, сопровождавшиеся погромами магазинов и складов японских компаний. К архипелагу для защиты суверенитета были направлены два китайских военных корабля. Посол КНР был отозван из Токио. МИД Китая пригрозил Японии «серьезными последствиями», если она не откажется от покупки островов. Опросы общественного мнения показывали, что большинство жителей Поднебесной поддерживают силовой путь решения конфликта. Апофеозом противостояния стала битва на водометах, устроенная судами двух стран у берегов Сенкаку/Дяоюйдао.

Все это могло закончиться совсем уж нехорошо. Особенно если учесть, что территориальный спор стал еще и битвой национальных самолюбий. Обе стороны претендуют на доминирование в регионе, и уступать соперникам не намерены ни в чем. Миновать острую фазу конфликта удалось лишь благодаря дипломатическим усилиям: представители двух стран на переговорах за закрытыми дверями договорились временно сохранить статус-кво и продолжить диалог.

Остудить пыл японских и китайских горячих голов помогли и чисто экономические соображения. Две крупнейших азиатских экономики тесно связаны друг с другом. От успеха и процветания одной зависит успех и процветание другой. Китай является крупнейшим торговым партнером для Японии, Япония для Китая — вторым по величине. Воевать друг с другом в такой ситуации — чистой воды самоубийство. Японский бизнес ежегодно инвестирует в динамично развивающуюся китайскую экономику 12 млрд долларов. Обе стороны нуждаются в инвестициях и рынках сбыта, поэтому в Токио и Пекине понимают, что дружить выгоднее, чем враждовать. Практическая польза от шельфового газа еще когда будет, а продуктивное партнерство — оно здесь и сейчас.

Несмотря на то, что ситуация продолжает оставаться весьма острой, к вооруженному конфликту спор вокруг Сенкаку/Дяоюйдао не приведет. Уж слишком дорого это обойдется обоим участникам битвы. Но показательно, что из-за газовых залежей даже две таких солидных державы могут напрочь потерять голову. Токио и Пекин доказали: в XXI веке главную угрозу мировой стабильности представляют не территориальные споры, а войны за энергоресурсы.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности