Рост через очищение

В 2010 году более высокими темпами росли иностранные и малые банки, а также игроки, ориентированные на кредитование населения, но первые восемь крупнейших банков Казахстана сохранили свои позиции

Рост через очищение

Прошлый год прошел под знаком жесткой конкуренции на банковском рынке между агрессивно растущими иностранными банками, точнее, «дочками» российских «тяжеловесов» — Сбербанка, ВТБ и Альфа-Банка и традиционными лидерами сектора. Пока россиянам не удалось сокрушить ряды первой «пятерки», даже «восьмерки» банков, которые остаются на тех же позициях, что и в 2009-м, лишь Сбербанк поднялся на одну ступень вверх, отодвинув Нурбанк, и стал девятым. Таким образом, Сбер прямо идет к объявленной еще в начале работы в Казахстане цели — войти в пятерку крупнейших банков страны. Отметим, что зашедший в Казахстане в прошлом году ВТБ все еще находится во второй десятке в ренкинге по активам, но поднялся с 26-го на 22-е место среди 39 банков второго уровня (БВУ). Альфа-Банк сменил 20-ю позицию на 17-ю. Все три банка входят в десятку лидеров по динамике роста кредитного портфеля.

«Очень интересна развивающаяся сейчас у вас конкуренция. В частности, российские банки Сбербанк и ВТБ — это та конкуренция, которой раньше в стране не было. Крепкие банки продолжат укрепляться, те игроки, у которых дела средненько обстоят, будут изо всех сил бороться» — так определил суть происходящего на банковском рынке глава Евразийского банка Майкл Эгглтон.

Если в прошлые годы хорошо росли и дочерние структуры крупных международных организаций, то в 2010-м этот тренд продолжил только HSBC Банк Казахстан, поднявшись по размеру активов с 15-го на 11-е место. Ситибанк Казахстан и дочерний RBS, напротив, пропустили вперед конкурентов.

Следует сказать и о банках, которые однозначно работают только с физическими лицами. Это государственный Жилстройсбербанк и Хоум Кредит Банк. Интересно, что оба за год на треть нарастили свои активы, что позволило им занять более высокую долю на банковском рынке: ЖССБ поднялся с 18-го на 16-е место, Хоум Кредит — с 25-го на 23-е.

Лидером же роста стал Метрокомбанк: его активы увеличились почти в четыре раза, что позволило ему занять 25-е место (33-е в 2009-м) по этому показателю. В четыре раза вырос кредитный портфель банка, в результате чего доля кредитов в активах увеличилась вдвое — до 42%. Но главное, в прошлом году банк нарастил уставной капитал более чем в семь раз, разместив дополнительный пакет акций. Напомним, что в 2009-м банк был одним из девяти фининститутов, которые не вписывались в новые нормативы достаточности капитала, установленные Агентством финнадзора. АФН еще в сентябре 2008 года приняло постановление об увеличении минимального размера собственного капитала действующих БВУ до пяти миллиардов тенге с 1 июля 2009 года и до десяти миллиардов — с 1 июля 2011 года. Регулятор тогда пригрозил банкам, нарушающим нормативы достаточности капитала, перерегистрацией в кредитные товарищества. Метрокомбанку удалось избежать этого. Вместе с тем, несмотря на положительные изменения, банк по итогам 2010 года получил самый большой убыток среди БВУ.

Население хочет покупать

Совокупный кредитный портфель стагнировал все лето и осень прошлого года. Только в декабре объем кредитов несколько увеличился, а начиная с конца первого квартала наметился рост, продолжившийся и в апреле. Перегруженность кредитами предприятий, высокий уровень просроченных займов, отсутствие «хороших заемщиков», как говорят сами представители банков, — вот основные причины снижения кредитования банками предприятий. По словам председателя правления Банка ЦентрКредит (БЦК) Владислава Ли, активизировать кредитование могло бы снижение ставок. «Год назад у нас кредитные ставки были в районе 14—15 процентов, сейчас — 12—13. Дальнейшее понижение ставок — это благо для экономики, для бизнеса. Если ставки будут приемлемы, то предприятия охотно будут брать кредиты, чего мы сейчас, к сожалению, не наблюдаем. Многие компании обходятся своими средствами, не берут кредитов», — говорит г-н Ли.

Но банки уже снижают кредитные ставки. Аналитики считают, что сейчас настало время низкой стоимости кредитных ресурсов для предприятий. Директор аналитической группы по финансовым организациям международного рейтингового агентства Fitch Ratings Максим Миллер даже заметил, что сегодня ставки по кредитам казахстанских банков находятся на историческом минимуме.

По данным Национального банка, в I квартале 2011 года стоимость банковских займов в тенге действительно снизилась для всех отраслей, кроме транспорта и связи, а в инвалюте — для всех, кроме добывающей промышленности и строительства. Средняя процентная ставка в тенге составила 13,8%, валютные кредиты подешевели до 11,2% годовых (14,6 и 12,3% годовых соответственно в 2010-м). В то же время вырос аппетит на низкие ставки у предприятий, они хотели бы получать кредиты в тенге под 10% годовых, в валюте — под 8,4% (желаемые ставки в 2010 году составляли 10,3% в тенге и 8,8% в валюте).

Что касается возможности самофинансирования, то, как свидетельствует Нацбанк, в I квартале текущего года пусть незначительно, но увеличилась доля предприятий с плохой ликвидностью — с 37% до 38% и снизилась доля финансово устойчивых — с 33,7 до 31,8%.

В апреле снизился объем инвестиций в основной капитал на 0,6% по сравнению с мартом, причем основным источником инвестиций по-прежнему остаются собственные средства предприятий, их доля с начала года выросла до 47,2%.

Более интересными клиентами для банков становятся физические лица. Номинальные доходы населения растут с начала года и в марте по отношению к февралю увеличились в среднем по стране на 11,5%. В отличие от кредитования в целом динамика потребительских займов оставалась достаточно высокой. Особенно впечатляющий рост показал портфель потребкредитования в апреле: его объем увеличился на 37,7%.

Цены на кредиты населению банки снижают, но они остаются все еще высокими, в несколько раз выше депозитных ставок, что позволяет банкам стабильно наращивать процентные доходы. Высокая стоимость займов физлицам отражает более высокие риски, однако, если посмотреть на статистику Нацбанка, доля просроченных потребительских кредитов не более 10% в общей просрочке по рынку.

В десятке лидеров по динамике активов и кредитов мы видим Хоум Кредит Банк, который как раз специализируется на потребительском кредитовании, а kaspi, также агрессивно наращивающий потребительский портфель, вышел на второе место по динамике прибыли. Как считают в Альянс Банке: «При наличии действенных систем оценки рисков, скоринга и контроля, а также при наличии проработанной исторической клиентской базы розничный бизнес может дать большую доходность по сравнению с другими сегментами». 

Говорит ли рост потребительского кредитования об улучшении состояния экономики и увеличении потребительского спроса? Владислав Ли называет ситуацию «осторожным оптимизмом».

Для активизации кредитования банкам необходимо работать с проблемными займами. Качество активов банков стабилизировалось, но тем не менее остается основной проблемой сектора. Ее следствие — снижение доходов БВУ: резервы против возможных убытков съедают большую часть заработанной прибыли. По словам Майкла Эгглтона, перед банками в Казахстане стоят два вопроса: как очистить балансы и как обеспечить рост бизнеса. То есть одно напрямую связано с другим.

Долгий возврат

За исключением беззалоговых, кредиты обеспечены материальными и нематериальными активами. С этими залогами банкам сейчас нужно работать. Банки идут на реструктуризацию просроченных займов, отодвигают сроки погашения, проводят различные акции для своих клиентов, например, прощают штрафы и начисленную пеню тем, кто возобновляет выплаты, становится в график погашения; работают с коллекторскими агентствами по возврату долгов.

Если кредит обеспечен недвижимостью, а ее цена упала на 50%, понятно, что стоимость активов снизилась вдвое. По словам банкиров, процесс работы с долгами очень непростой. В связи с дефолтом юридических или физических лиц нужно обращаться в суд. Если это компания, нужно проходить процедуру банкротства, создавать комитет кредиторов, который должен оценить залоговую массу, продать все это через торги, восстановить убытки. Этот процесс занимает годы. У каждого банка свои планы по восстановлению провизий. Например, БЦК, по словам г-на Ли, запланировал восстановить провизии на 50 млрд тенге, из них 12 млрд тенге уже удалось вернуть. То есть банк прошел весь описанный цикл.

Еще одна проблема для банков — нерешенность налоговых проблем: возврат провизий засчитывается как доход, который облагается налогом, это банкам невыгодно и задерживает работу по очистке балансов.

В этом году все же власти вмешались в процесс оздоровления и банков, и предприятий.

Правительство приняло программу посткризисного восстановления, которая должна помочь восстановить платежеспособность компаний, а заодно помочь банкам очистить балансы. Банки рассчитывают на поддержку со стороны государства — по программе оно будет субсидировать кредитные ставки. Существует множество мнений по поводу этой программы. В основном на рынке ждут, что она позволит ускорить решение проблем с качеством активов. Другой вопрос, насколько она действительно позволит улучшить состояние предприятий.

По мнению Майкла Эгглтона, успешность предложенного программой механизма зависит от многих составляющих: скорости принятия решений, участия многих организаций — акиматов, фонда «Даму», ФНБ «Самрук-Казына» и, главное, от стабильности условий программы.  А вообще он настроен скептически: «Что неизбежно произойдет? Хорошие компании начнут приходить в норму, что касается плохих компаний, чем дольше откладывается решение их проблем, тем больше ухудшается их состояние. К тому же со временем условия этих программ имеют свойство меняться. Что мы наблюдаем: компании, которые себя относительно хорошо чувствуют, отказываются от участия в этих программах и начинают напрямую работать с банком. Те компании, у которых дела похуже, изо всех сил стараются в них поучаствовать. Они подталкивают банки к участию в программах, ситуация в компании тем временем продолжает ухудшаться. И банку все это не так интересно. Плохие предприятия столкнутся в конце концов с тем, что банки не смогут им помогать. Государство будет вынуждено дать им деньги напрямую».

Как бы то ни было, программа, если она будет выполнена в полном объеме, хотя бы выявит и отсеет все слабые, несостоятельные компании, а также высветит все проблемы банков. Если судить по цифрам, в частности публикуемой АФН статистике, качество портфелей стабилизировалось. Можно предположить, что острая фаза роста просрочек уже прошла, все плохие кредиты уже выявились и покрыты провизиями.