Деликатное просвещение

Деликатное просвещение

О том, как воспринимают происходящие события казахстанские мусульмане и каково сегодня положение внутри мусульманской общины страны, корреспондент «Эксперта Казахстан» побеседовал с Саидом Байбуриным, известным исламским теологом и миссионером, преподавателем Университета иностранных языков и деловой карьеры в Алматы.

— Саид Ирикович, как отреагировали казахстанские мусульмане, посещающие мечети, на события в Алматы, Актобе и Астане и на официальное освещение этих событий?

— Это не секрет, что на западе Казахстана развиваются экстремистские организации. Было делом времени, чтобы они себя проявили. Я имею в виду акт самоподрыва в Актобе или самопожертовования — однозначного мнения по этому вопросу нет. Мусульманская община Казахстана в основном отреагировала одинаково: это когда-нибудь должно было произойти и вот произошло. Конечно, все отреагировали с ужасом, считая, что это дискредитирует мусульман, официальных исламских проповедников и исламские вузы.

Что касается освещения событий, то, общаясь с молодыми ребятами, я не слышу от них критики официальной позиции и сообщений СМИ: и чиновники, и журналисты очень корректно высказались, понимая, что нельзя настраивать политику государства против мусульманской общины.

— Каков в целом имидж правоохранительных органов среди верующих? Он как-то заметно изменился в последнее время?

— Если говорить о работе КНБ, то они работают корректно. Бывает, что наших ребят вызывают в КНБ, там общаются с ними, но никакой негативной реакции на их действия нет: то есть их не унижали, не обращались с ними грубо. Так что объективных претензий у нас к КНБ нет. Чего не скажешь о сотрудниках МВД, которые по какой-то причине иногда весьма агрессивно настроены. Может быть, с ними не ведутся соответствующие беседы, их не просвещают в этом плане. Я сам сталкивался со случаями, когда дорожные полицейские, останавливают машину и начинают спрашивать: «Ты террорист? А у тебя бомба есть?». Надо как-то просвещать их, чтобы не бытовал такой стереотип, что каждый мужчина с бородой и девушка в хиджабе — враги государства.

— Насколько верно мнение, что уровень их компетентности низкий?

— Общий уровень неплохой — простейшие вещи об исламе они знают. Приходилось слышать об исключительном применении силы, когда на западе РК сотрудники КНБ повалили девушку на землю, начали сдирать платок при задержании. Но тут надо сказать, что на западе ребята тоже очень агрессивные, к сожалению, по своему невежеству.

— Западные более радикальные?

— Да, это уже как закономерность, что ребята с запада сидят несколько на другой волне. Из короткой беседы понимаешь, что человек изначально настроен против государства.

Ошибку допускает Духовное управление мусульман Казахстана (ДУМК), которое не уделяет должного внимания образованию, особенно в западном регионе. Но это ведь не сложно — найти общие точки у ханафитов и салафитов! Достаточно задеть общие темы духовности, которые могут объединить, например, протестанта и католика. У мусульман еще проще, в принципе, теологические вопросы не тяжелые. Но иногда наш муфтият настраивает против себя. Приведу пример. Не секрет, что в мечети в Тастаке некоторые ребята придерживаются салафизма. Но его отличие от ханафитского мазхаба лежит лишь в некоторых обрядах. Так, ханафиты при совершении коллективной молитвы произносят слово «амин» про себя, шепотом. Другие юридические школы произносят «амин» громко, но и ханафитская школа этого прямо не возбраняет. Так вот в тастакской мечети объявили, что громкое произношение этого слова — это «харам», запрет, такой же, как употребление свинины и вина. Естественно, молодой парень, новообращенный, который принимает веру душой и сердцем, прочитав салафитскую книгу, придет в мечеть и будет молиться, как написано в этой книге. И тут он узнает, что это «харам», а он сам заблудший. И у него возникнет крайне неприязненное отношение к муфтияту. Так, может быть, не следует раскалывать общину такими мелкими, незначительными вещами?

— Муфтият не стремится исправить положение?

— Я пытался говорить об этом служителям в мечети, но они, как солдаты, ссылаются на приказ верховного муфтия, говорят, что сами ничего не могут сделать. А можно ведь мягко, деликатно, ненавязчиво через СМИ просвещать людей в отношении этих вещей. И верующие поймут их. Жители Казахстана — в основном грамотные люди.

Вы, наверное, заметили, что члены радикальных групп зачастую не имеют даже самого примитивного теологического образования. У них знания — от 3—4 брошюрок. Они не умеют Коран читать на арабском, я уже не говорю про знание языка в целом, основ фикха (мусульманского законоведения). Знающему человеку нет ничего проще, чем загнать такого «теолога» в угол.

— Какие формы должно носить такое просвещение?

— Надо начинать с элементарного образования. При каждой мечети открыть курсы, изучающие фикх, где будут рассматриваться и догматические, и обрядовые вопросы. Коснуться даже лояльности властям: есть хадис, в котором Пророк говорит, что если умерший мусульманин не знает имени своего земного государя, то он умер смертью невежественной. Присяга и верность своему правителю есть в исламе, их не надо придумывать. Взять вопрос джихада, муфтият должен четко разъяснить свою позицию и монополизировать право на объявление джихада только за руководителем государства и муфтием.

— Насколько в действительности в РК влиятельны проповедники с Ближнего Востока?

— На сегодня все проповедники без казахстанского гражданства уехали из страны. Духовные лидеры внутри страны делятся на два направления: традиционалисты ханафитского толка и придерживающиеся салафитского толка люди, получившие образование на Ближнем Востоке. Лидеров из иностранцев нет, но салафиты активно сообщаются со своими наставниками с Ближнего Востока.

— Где проходит водораздел между ханафитами и салафитами в РК?

— Студенты и прихожане, ходящие на занятия в мечети, как правило, ханафиты. Те, кто получает образование вне мечетей, чаще всего являются салафитами. Если брать разрез регионов, то, я думаю, на западе среди молодежи преобладают салафитские взгляды. Да и в целом мусульмане среднего возраста — это чаще всего ханафиты или салафиты, пересматривающие свои взгляды.

— Какой характер носит противостояние между отечественными салафитами и ханафитами?

— Как такового противостояния нет. Даже диспутов теологов нет. Имам-салафит и имам-ханафит могут спокойно общаться, но каждый все равно свой круг настраивает против другого. Получается, что лидеры не конфликтуют, а ученики могут между собой поспорить.

— Может ли ситуация вылиться в нечто большее, чем спор?

— Слава Богу, у казахстанских лидеров хватило мудрости не конфликтовать, как это происходило в Дагестане, где случались и перестрелки. Думаю, у нас будет все спокойно.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом