Классовые выборы

В Таиланде бедные не убивают богатых, они выигрывают у них выборы, молятся на короля и с опасением ждут военного переворота, после которого социальное напряжение выйдет на новый виток

Йинглак Чинават — первая женщина, которая имеет все шансы занять пост премьер-министра Таиланда
Йинглак Чинават — первая женщина, которая имеет все шансы занять пост премьер-министра Таиланда

Временные бараки на окраине Бангкока, то, что на английском принято называть slums (трущобы), — хаотичное нагромождение подручных материалов, лишь отдаленно напоминающее привычные человеческие жилища. Повсюду торчат красные флаги и расклеены плакаты с крупной единицей — даже спустя неделю после парламентских выборов бедные пригороды Бангкока не спешат избавляться от предвыборной агитации. Трущобы в очередной раз победили, но морально готовы к тому, что победу рано или поздно у них опять отберут.

3 июля крупнейшая оппозиционная партия «Пхыа Тай» («Для Таиланда») одержала убедительную победу на выборах в нижную палату парламента и уже скоро должна стать правящей. Согласно таиландскому законодательству, партия парламентского большинства выдвигает премьер-министра и формирует правительство. Почти наверняка новым премьером станет первый номер в парламентском списке «Пхыа Тай» Йинглак Чинават — сестра бывшего лидера Таиланда Таксина Чинавата, первая женщина на столь высоком посту.

Ранее во главе правительства Таиланда уже становился шурин Таксина, но продержался на посту чуть меньше трех месяцев. У Таксина несколько братьев и сестер, подрастают дети, не говоря уже о более дальних родственниках, так что еще на ряд выборных циклов семейства точно хватит. За последние десять лет сторонники Таксина четырежды выигрывали на выборах, но пока лишь однажды смогли продержаться у власти полный четырехлетний срок. Шансов на спокойную жизнь у Йинглак тоже немного, ее противники обещали вновь выйти на улицы уже осенью этого года.

Раскол в Таиланде проходит намного глубже, чем может показаться на первый взгляд, и нынешняя победа «Пхыа Тай» вполне может обернуться пирровой. «У Таксина много грехов, но главный из них — он изменил тайцев, мы больше не такие, какими были десять лет назад», — говорит известный таиландский политолог заместитель директор Инситута проблем безопасности и международных отношений Таиланда Тхитинан Пхонгсуттхирак. Хитрый делец, выходец из таиландских китайцев, опирающийся на поддержку городской и сельской бедноты, во многом неожиданно для себя Таксин Чинават стал символом модернизации в одной из прочнейших азиатских монархий. 3 июля может стать окончательным приговором традиционному общественному укладу Таиланда, и многие в королевстве готовы на все, чтобы отсрочить его исполнение хотя бы на несколько лет.

В красном цвете

Прошедшие выборы получились одними из самых скучных в новейшей истории Таиланда: они не сопровождались ни уличными акциями протеста, ни военными переворотами, ни громкими скандалами и разоблачениями. 140 тысяч полицейских, мобилизованных на случай непредвиденных обстоятельств, почти никак себя не проявили. Что победит «Пхыа Тай», было ясно еще за неделю до голосования, об этом говорили все опросы общественного мнения. Но неизвестен был счет, с которым «красные» (партийный цвет «Пхыа Тай») смогут выиграть у своих главных противников, «синих» из Демократической партии Таиланда. «Если “Пхыа Тай” наберет меньше 50 процентов мест в парламенте, ей не дадут взять власть, демократы сформируют коалиционное правительство с “малыми партиями”, которых убедят не связываться с “красными”», — заявил «Эксперту» незадолго до выборов профессор Сингапурского института юго-восточных исследований Павин Чатчаванпхонгпхан.

По мнению многих опрошенных «Экспертом» политологов, такой вариант был бы наихудшим для Таиланда. «Красные» почти наверняка вышли бы на улицы Бангкока, после чего вполне могли бы повториться события апреля-мая 2010 года, когда демонстранты сначала сожгли финансовый центр города, а затем были разогнаны войсками, причем в результате стычек погиб 91 человек. В ожидании подобного итога инвесторы перед выборами начали сбрасывать акции таиландских компаний, в общей сложности выведя с фондового рынка страны почти 1,5 млрд долларов США.

Однако «Пхыа Тай» смогла взять 265 мандатов из 500, причем демократы получили лишь 132 при рекордной явке 75% от всех зарегестрированных избирателей. Проиграв с таким разрывом, претендовать на сохранение власти было невозможно. Премьер-министр Таиланда Апхисит Ветчачива признал поражение еще до подведения итогов выборов, а на следующее утро признание было получено и от министерства обороны — военные пока решили не вмешиваться.

В целом за демократов проголосовали только юг Таиланда и Бангкок — здесь так и не смогли простить «красным» прошлогодних беспорядков (именно о них напоминали жителям таиландской столицы демократы во время предвыборных акций). Для того чтобы стать еще более репрезентативной, «Пхыа Тай» добровольно отказалась от единоличного лидерства и сформировала коалицию с пятью другими партиями, таким образом заручившись поддержкой 300 депутатов (по данным на 8 июля). Вообще вся послевыборная риторика «Пхыа Тай» пока выдержана к компромиссных тонах. Представители партии говорят о необходимости «объединения расколотого общества» и о возможности назначения беспартийных министров. Урок 2005 года (тогдашняя партия Таксина «Тай Рак Тай» сформировала правительство в одиночку, а уже через два года была расформирована через суд) усвоен хорошо.

Больной вопрос — судьба Таксина Чинавата, вот уже два года живущего в добровольном изнании в Дубае, поскольку на родине его ждет двухлетнее заключение по обвинению в превышении должностных полномочий и конфликте интересов. По словам Йинглак, пока возвращение Таксина не планируется, а, по данным таиландских СМИ, новое правительство уже присмотрело для опального премьер-министра должность специального торгового представителя, который должен продвигать тайские товары за рубежом.

Таксиномика 2.0

Физически Таксин может находиться где угодно, но все понимают, что именно он будет руководить страной за спиной младшей сестры. Йинглак никогда не собиралась идти в политику и согласилась возглавить список «Пхыа Тай» в самый последний момент. Она всю жизнь проработала в компаниях бизнес-империи Чинаватов и явно не готова к самостоятельной деятельности.

Сейчас речь в первую очередь идет о возвращении «таксиномики» — экономических реформ и программ, развернутых в начале нулевых, во время первого срока Таксина. Это и масштабные инфраструктурные проекты вроде строительства десяти новых веток метро с дешевыми билетами (на существующих двух ветках проезд стоит довольно дорого), и различные дорогостоящие социальные программы, к примеру возвращение обязательного медицинского страхования, по которому любой таец мог получить больничное обслуживание, заплатив всего 30 бат (около 1 доллара США).

Каким образом новое правительство собирается финасировать все эти инициативы, пока неясно, но экономисты уже предсказывают повышение темпов роста инфляции и увеличение бюджетного дефицита. Возможно, часть средств удастся получить от государственной лотереи — именно так финансировал значительную часть своих проектов Таксин в свою бытность премьер-министром. Но, как бы то ни было, инвесторы восприняли новость о победе «Пхыа Тай» положительно. Для них даже не очень хорошая определенность лучше отличной неопределенности — на следующий день после выборов таиландская фондовая биржа выросла на 5%.

Очевидно, что в первую очередь (вернее, во вторую — в первую, понятное дело, выиграют компании, связанные с бизнес-империей Чинаватов) смена власти должна оказаться выгодной компаниям, ориентированным на внутренний рынок: одной из своих задач Таксин Чинават всегда называл сокращение экспорта (сейчас доля внешних поставок доходит до 65% ВВП) за счет роста внутреннего потребления.

Йинглак пообещала увеличение минимальной заработной платы на 40–90% в течение ближайших шести месяцев, а также рост зарплат для сотрудников с дипломом бакалавра до 15 тысяч бат (500 долларов США) в месяц. Многие компании уже заявили, что это станет для них непосильным грузом. «В туризме на расходы, связанные с оплатой труда, приходится до 20 процентов всех издержек, нам будет очень сложно, если придется жить по новым правилам», — говорит «Эксперту» менеджер одной из местных туркомпаний. Ряд экономистов опасается, что рост стоимости рабочей силы вынудит и крупные иностранные компании перенести производство в более дешевый Вьетнам.

Представители новой правящей партии, впрочем, уверены, что все предусмотрели. «Расходы на трудовые ресурсы составляют небольшую часть общих расходов международных компаний в Таиланде. Кроме того, мы собираемся компенсировать им это с помощью налоговых послаблений, но в целом Таиланду нужно превращаться из страны с дешевой рабочей силой в страну с высококваливицированными трудовыми ресурсами», — заявил «Эксперту» заместитель генерального секретаря «Пхыа Тай» Кханават Васинсангвон.

[inc pk='1311' service='media']

Оскорбление его величества

«Как мы можем обсуждать политическую ситуацию в Таиланде и будущее страны, если тема передачи престола и вообще ситуация вокруг короля фактически находится под запретом и не может стать частью публичного дискурса?» — на условиях анонимности жалуется мне один из таиландских политологов. Демократия в Таиланде настолько красочна и красноречива (в таиландский парламент прошли представители 11 партий из 42 принимавших участие в выборах), что за этим фасадом легко забыть о других действующих лицах на таиландской политической сцене.

Король в Таиланде больше, чем король во многих других доживших до нашего дня монархиях. Его имя священно и охраняется государством от любых посягательств. «За последние три года в Таиланде было более 300 дел по статье 112 конституции об оскорблении его величества», — говорит Павин Чатчаванпхонгпхан. Одно из последних возбуждено против веб-мастера форума, которая вовремя не удалила негативный комментарий пользователя. «В последнее время часто попадаются не журналисты, а ученые, публикующие смелые аналитические статьи или проявляющие неосторожность в комментариях», — говорит «Эксперту» исполнительный директор South Asia Press Alliance Гаятри Венкитесваран.

Впрочем, бывают и совсем курьезные ситуации. «Один знакомый, обычный бизнесмен, неудачно пошутил про короля на своей страничке в Facebook и теперь вынужден бежать из страны, бросив все. Сейчас он в Малайзии, ищет возможности перебраться в Норвегию и попросить политического убежища, не знаешь, можно ли из России нелегально попасть в Скандинавию?» — такое письмо я получил от хорошей знакомой в Малайзии две недели назад.

112-я статья активно использовалась и против «красных рубашек». Сторонников Таксина неоднократно обвиняли в антимонархических настроениях. Принцесса Чулапхон даже заявила в одном из телевизионных интервью: «красные майки» повинны в том, что после беспорядков в Бангкоке у короля ухудшилось самочувствие, и без того не идеальное — последние несколько лет он практически не покидает больницу. Возможно, из-за этих обвинений уже на следующий день после выборов Йинглак Чинават объявила, что в ноябре новое правительство пышно отметит 84-й день рождения правящего короля Пхумипонa Адульядетa.

Королевская дипломатия

Король действительно необычайно популярен в Таиланде, перед началом любого киносеанса в тайских кинотеатрах о нем крутят полутораминутный фильм (его полагается смотреть стоя), в котором его величество выступает то почвоведом, то инженером, то инноватором. В отличие от многих других режимов в Таиланде это уважение кажется искренним и заслуженным: Пхумипон Адульядет действительно немало сделал для модернизации королевства и искренне заботился о своем народе.

Долгие годы именно имя короля удерживало тайцев от кровопролития — в напряженный момент появлялся «король из машины», и междоусобица затихала. Не всегда для этого было достаточно слов, с 1932 года в Таиланде произошло 18 военных переворотов, которые, как правило, здесь осуществляются стремительно и бескровно. Военные в Таиланде де-факто являются самостоятельной силой, влияние на которую может оказывать лишь королевский двор, зачастую через тайный совет — группу советников короля, полномочия и реальная сила которых считается главным таиландским секретом.

Генералитет формирует особую часть тайской элиты. Все генералы когда-то посещали одну военную академю, а затем проходили службу в одних и тех же департаментах министерства обороны. «Из ста департаментов в минобороне только три производят военную элиту, и эти три находятся в прямом подчинении короля и кронпринца. Остальные 97 находятся в подчинении у королевы», — поясняет «Эксперту» информированный собеседник, близкий к военным кругам Таиланда.

Последний переворот 2006 года, однако, выбивался из ряда предыдущих. «Обычно в Таиланде убирают непопулярные правительства, но правительство Таксина было весьма и весьма популярно. На выборах 2005 года они получили 275 мест из 400 — небывалый для Таиланда результат», — говорит один из таиландских политологов. Именно этот переворот положил начало движению «красных маек» и всем последующим уличным противостояниям.

Желтые майки

Основной центр поклонения королевской династии в Бангкоке — конная статуя короля Рамы V рядом с одной из бывших королевских резиденций. Сюда тайцы приходят каждый день и в любую погоду. «Больше всего людей во вторник и четверг. Вторник — это день его рождения, четверг же в Таиланде считается днем учителя, а Рама V как учитель для нас всех», — поясняет мне один из торговцев подношениями королю. Чаще всего Раме V дарят розовые розы, коньяк и сигары — король Таиланда знал толк в жизни и, как говорят, даже пожевывал бетель, который в то время был запрещен.

У короля просят защиты и помощи. В особых случаях перед статуей устраиваются на несколько часов, закупая подношений на сотни американских долларов. «Как-то раз приехал автобус с туристами из Тайваня, они купили всего почти на три тысячи долларов», — вспоминает торговец свой самый удачный день. Впрочем, есть и те, кто приходит не брать, а давать. «У короля все всё просят, поэтому мы решили ему подарить много цветов просто так. Сейчас в Таиланде непростые времена, наверняка и ему непросто», — говорит 30-летний мужчина, представляющий «небольшую, но активную группу столичных жителей».

Скорее всего, мой новый знакомый из «желтых маек» — главных роялистов в Таиланде, выступающих за укрепление роли монархии в стране. На этих выборах они обклеили весь Бангкок плакатами с изображениями зверей в деловых костюмах, символизирующих различные политические партии. По мнению «желтых», все они одинаково коррумпированы. Таиландские монархисты выступают за то, чтобы депутатов назначал король, мудрому выбору которого они доверяют больше, чем воле народа. На прошедших выборах «желтые» призывали проголосовать против всех, и так в итоге поступило чуть более 4% населения. Таиландские «несогласные» с февраля этого года разбили лагерь на одной из улиц Бангкока, в лучшие времена здесь собиралось до 30 тыс. человек. В день выборов лагерь решили свернуть, однако самые упорные надумали остаться еще на несколько дней — пока работает походная кухня, в которой кормят всех желающих на деньги спонсоров.

Я ем острый суп с лапшой вместе с одной из последних групп «желтых», расположившейся перед телевизором. На экране появляются первые итоги выборов, и победа «красных» моих соседей явно не радует. «В парламенте будет больше плохих людей», — говорит одна женщина, имея в виду лидеров «красных маек», которые прошли по партийным спискам.

«Мы вернемся через два месяца, когда будет понятна политика новых властей. Наверняка она нам не понравится», — бросает на прощание один из пикетчиков, проведший в лагере два месяца. Остатки «желтых маек» посреди груд мусора и под проливным дождем выглядят довольно жалко, но они способны на многое. В 2008–2009 годах «желтые» захватывали здания правительства, блокировали парламент и все основные аэропорты Таиланда, что в конечном счете привело к роспуску очередного «красного» правительства. Впрочем, «желтые» уже не те, что раньше, — одна половина лидеров движения разругалась с другой и решила идти в парламент. «Им надоело, что их называют уличными собаками, они теперь хотят стать парламентскими собаками и лаять на всех оттуда», — говорит мне один из симпатизирующих «красным» политологов.

Объединение

Престолонаследование в Таиланде открыто не обсуждают, но этого события здесь ждут все. Кто со страхом, кто с надеждой. Таксину смена главы государства может облегчить возвращение домой — бывшего премьера и будущего короля Маха Вачиралонгкона связывают деловые отношения, а доверенные лица кронпринца даже посещали акции «красных маек».

О королях в Таиланде говорят либо хорошо, либо ничего, поэтому о будущем монархе старательно молчат — получается очень красноречиво. «Это не вина кронпринца, просто старый король уж слишком хорош. На его фоне кто угодно выглядел бы так же», — говорит мне один из знакомых тайцев, утверждающий, что поклоняться будущему монарху будут так же, как и предыдущему. «Если ты грубо отзовешься о короле в компании тайцев, тебе не жить», — утверждает он.

И все же тайцы любят своих монархов не слепой любовью. Королю Раме V поклоняются во многом за то, что он спас Таиланд от европейской колонизации и провел целый ряд реформ. Пхумипон Адульядет войдет в историю как король — модернизатор и примиритель. «Это было похоже на идеальную модель государственного устройства, иметь мудрого короля-философа. Понятно, что демократия менее эффективна, ее процессы подразумевают массу лишних движений», — говорит Тхитинан Пхонгсуттхирак. Но старые добрые времена заканчиваются, если уже не закончились. И король не тот, да и тайцы не те. «Сам тайский образ мышления меняется, и мы сейчас пытаемся понять, каким он станет через десять лет», — утверждает директор Инситута проблем безопасности и международных отношений Таиланда.

Традиционно Таиланд опирался на трех системообразующих «китов» — военных, монархию и бюрократию, в середине прошлого столетия именно они «спасли страну от коммунизма». Таиланд всегда управлялся традиционными столичными элитами, для которых появление Таксина, уроженца бедного севера, стало настоящим шоком. «Таксин изменил традиционный ход выборов, которые многими тайцами воспринимались лишь как возможность немного подзаработать на “правильном” голосовании. Он впервые стал говорить то, что было важно избирателям, причем делал это очень технично. Каждой социальной группе — свои обещания», — продолжает Тхитинан, признающий при этом, что всю жизнь голосовал за демократов.

Вне зависимости от искренности Таксина миллионы людей в Таиланде поверили в то, что могут что-то изменить, и эту веру обратно в трущобы загнать уже не получится. Пожалуй, таиландским элитам стоит пойти на компромисс, пока их об этом уважительно просят на избирательных участках. А не ждать, когда того же начнут требовать на улицах.

Бангкок

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики