Деньги в песок

Редакционная статья

Деньги в песок

В западных областях Казахстана сложилась парадоксальная ситуация. Если взглянуть на статистику, то в этих нефтегазодобывающих областях производится большая часть ВВП страны, здесь самые большие номинальные и реальные доходы населения. Но в этих же самых областях исследователи отмечают наибольшую радикализацию населения, а правоохранительные органы — всплеск активности организованных преступных групп и религиозных экстремистов. Парадокс и в том, что рабочие главной отрасли края последние три года бастуют, несмотря на постоянный рост зарплаты. К настоящему моменту ситуация зашла в тупик: бастующие рабочие-казахстанцы, занятые на месторождениях Узень и Каражанбас, просят столько, сколько казахстанская стопроцентно государственная нефтяная компания АО «РД КМГ» не может дать. К недовольству зарплатами прибавляется озлобление на иностранцев, отбирающих у местных лучшие доходные рабочие места.

Вообще-то, деньги — это первый и, похоже, последний показатель уровня жизни, которым руководствуются все главные участники конфликта в Мангышлаке. РД КМГ регулярно отчитывается, сколько средств вкладывается компанией в социальную инфраструктуру полностью зависимого от одного предприятия («Озенмунайгаза») города Жанаозена. РД КМГ всячески подчеркивает, что вместе с обязательными по договору с государством ежегодными выплатами в 900 млн тенге нефтяники платят в казну города еще 900 млн, вкладываются в строительство социальных домов, финансируют строительство спорткомплекса. Но РД КМГ не стройкомпания, а коммерческая организация, акции которой торгуются на LSE и KASE. В итоге социальная ответственность бизнеса не идет дальше выделения средств. Но где и как эти средства будут использованы, решает местная власть, РД КМГ распределение и освоение средств никак не контролирует. Если жизнь в Жанаозене, по мнению местных жителей, лучше не стала, значит, миллионы долларов, выделенные нефтяной компанией за последние годы, были израсходованы неэффективно.

Из года в год требуют денег и забастовщики. По их мнению, если вместо 250—300 тыс. тенге, которые они получают ныне, им будут платить в три раза больше, то они безболезненно смогут переносить тяжелый мангистауский климат, ездить лечиться, учиться и отдыхать куда заблагорассудится. Однако практика показывает, что рост зарплат нефтяников оборачивается мгновенным ростом цен на продовольствие и промтовары на местном рынке. Требования бастующих не совпадают с ожиданиями жителей Мангышлака. Бастующие требуют дополнительных денег, в то время как их семьям нужны врачи, учителя, зачастую обычная питьевая вода. Повышение зарплат вызовет новый рост цен, но Жанаозен оазисом не станет.

На деньгах сконцентрированы и местные власти. Глава Мангистауской области Крымбек Кушербаев в прошлом году, говоря о программе социально-экономического развития Жанаозена, с гордостью объявил: «Все условия созданы, руководство области выбило из республиканского бюджета необходимую сумму». Дополнительные деньги в городской бюджет стали ответом властей на забастовки и голодовки нефтяников. Прошел год. Снова забастовки и голодовки все тех же нефтяников. Каким будет ответ местной и областной администрации? Очевидно, выбивание новых денег из республиканского бюджета.

Неправительственные организации уже давно говорят о том, что проблема западного Казахстана не в недостатке инвестиций, а в их неподконтрольности и неподотчетности обществу. К этому можно добавить и отсутствие диалога между обществом и властью, результатом которого стало отсутствие общего видения проблем и путей их решения. «Дайте денег!» — требуют жители Жанаозена. «Дайте денег!» — вторит им местная администрация. Деньги им дают, но жизнь лучше не становится.

Не будем касаться коррумпированности местной власти, поскольку это сфера у нас в стране уже стала объектом не борьбы, а рейтингов. Но очевидно, что дополнительные вливания в городской бюджет и нефтедоллары социально ответственных корпораций не помогут, если местная власть некомпетентна.