Афганистан: к постконфликтной парадигме

Для восстановления Афганистана предлагается множество политических рецептов и крайне мало экономических проектов

Афганистан: к постконфликтной парадигме

5–6 июня в Душанбе прошла международная конфе­ренция на тему: «Конфликт и миростроительство в Афганистане: современное состояние и перспективы». Организаторы — Комитет мира и согласия Таджикистана, Центр по изучению Афганистана и региона (Душанбе) и Центр политических технологий «ПолитКонтакт» (Москва). Представляя собой лишь одно из многочисленных направлений конференциальной политики по решению афганского вопроса, эта встреча достаточно полно отразила весь спектр дискуссий, которые идут в самом Афганистане и за его пределами.

Поскольку вопрос о сроках вывода из страны войск США и их союзников решается не в Кабуле, а в Вашингтоне, сама тема продолжающейся военной операции в Афганистане постепенно отходит на второй план, уступая место темам постконфликтным — оптимальная политическая система, внешнеполитические ориентиры, экономические проекты. Последних, впрочем, сегодня крайне мало.

Афганистан федеративный

Одна из афганских проблем, которая чаще обсуждается не на пленарных заседаниях, а в кулуарах конференций, это конфликт между таджико-иранской (земледельческой и городской) и пуштунской (кочевой) культурами. Пуштунов больше, они доминируют во властных структурах, зато персидский язык (дари) является лингва франка, языком межэтнического общения.

Одним из способов преодолеть этот конфликт некоторые афганские политики полагают федеративное устройство Афганистана. В 2004 году кандидат в президенты, лидер партии «Национальный Конгресс Афганистана» писатель Абдул-Латиф Педрам (этнический таджик) сделал эту идею программной в ходе предвыборной кампании. На конференции в Душанбе он вновь пропагандировал федерализм.

Противники, признавая наличие нерешенных проблем в отношениях между этносами, полагают, что федерализм приведет к еще большему этническому расколу и дальнейшей дезинтеграции страны. Основания для таких опасений имеются. В ходе обсуждения новой конституции в 2003 году идея федерализма нашла поддержку у таких сепаратистски настроенных лидеров, как генерал Абдул-Рашид Дустум и губернатор Герата Мохаммад Исмаил-хан.

Критики федерализма исходят из того, что для успешной реализации федерального проекта необходим ряд условий, отсутствующих в сегодняшнем Афганистане. Это устойчиво работающая демократическая система, достаточный уровень образованности населения и его толерантности к культурным различиям, экономическое равенство, прозрачность источников доходов, развитая система транспорта и коммуникаций и ряд других.

Вероятно, идеи федерального устройства станут неотъемлемой частью политического дискурса Афганистана и даже сохранятся в предвыборных лозунгах и программах политических партий, но в конституцию страны они не попадут никогда.

Афганистан безработный

Многие афганские и иностранные эксперты сходятся в том, что одна из главных причин продолжающегося конфликта лежит в области экономики (см. «Сначала экономика, потом политика»). Об этом же говорят и опросы общественного мнения, проведенные компанией Oxfam совместно с афганскими НПО. Сегодня все крупные экономические проекты связаны с интересами иностранных государств — Айнакский медный комбинат, трубопровод ТАПИ, Евразийская оптико-волоконная магистраль (см. «При поддержке государства»). Между тем страна остро нуждается в восстановлении собственной экономики, преимущественно аграрной, которая была сначала разрушена, а потом переориентирована на производство опиума. Сегодня эффективность едва ли не любого аграрного проекта оценивается с точки зрения ценовой конкурентоспособности по отношению к выращиванию опийного мака. Такова, например, шафрановая программа — выращивание пурпурного крокуса, из которого готовят дорогую приправу, в экономическом плане может быть более выгодно, чем выращивание мака. В то же время восстановление производства и обработки хлопка сегодня под вопросом, так же как и переработка шерсти. 40% ВВП Афганистана приходятся на иностранную помощь, 40% — на торговлю опиумом. И хотя ряд докладов на конференции был посвящен экономической тематике, в них скорее фиксировались существующие проблемы, чем давались предложения проектов, сопоставимых по своей проработке и аргументированности с проектами политическими. Такими, например, как получение Афганистаном статуса нейтрального государства.

Афганистан нейтральный

Споры о нейтралитете стали такими же традиционными при обсуждении афганского вопроса, как и о федеративном государственном устройстве, но в отличие от чисто теоретической федеративной модели нейтралитет Афганистана имеет свою историю. Страна впервые провозгласила свой нейтралитет еще в 1914 году. После начала Второй мировой войны король Афганистана, а затем и Лойя Джирга вновь объявили о нейтралитете страны. В дальнейшем Афганистан продолжал политику нейтралитета, а в 1955 году стал одним из основателей Движения неприсоединения.

Для России нейтральный статус Афганистана может стать основой для получения равных с американцами условий доступа к афганским рынкам и возможностей работы по нейтрализации таких угроз, как наркотрафик. Не случайно в качестве примера нейтральной страны российскими экспертами выбирается Финляндия. «Получив нейтральный статус, чтобы исключить давление со стороны Советского Союза, Финляндия не только обезопасила себя, но и добилась экономического процветания. Нейтральный статус позволил Финляндии во время холодной войны сотрудничать с обоими противостоящими лагерями благодаря заключению симметричных договоров. Это способствовало развитию финской экономики. Кроме того, Финляндия получила возможность обслуживать потребность СССР в товарах народного потребления, компенсируя сбои и перекосы советского планового хозяйства. Финляндия получила стабильный рынок для продукции легкой, пищевой, мебельной промышленности, который в значительной мере сохранился и после распада Советского Союза. Афганистан в силу своего географического положения и экономических особенностей вынужден сотрудничать с конкурирующими или даже враждующими государствами. Сегодня каждое из них пытается втянуть Афганистан в сферу своего влияния, причем США и Пакистан, как мы видим, используют для этого прямое вооруженное вмешательство. Нейтральный статус позволит Афганистану сотрудничать со всеми потенциальными партнерами, избегая конфликтов с ними, не превращаясь в заложника их соперничества и противостояния» — считает директор «ПолитКонтакта» Андрей Медведев.

Препятствием для получения нейтрального статуса и проведения нейтральной политики по финской модели некоторым экспертам видится не только отсутствие международно-правового прецедента признания за Афганистаном нейтрального статуса, который до сих пор односторонне декларировался Кабулом, в лучшем случае молчаливо признавался ведущими державами. Опасение нынешнего афганского руководства потерять возможность играть на противоречиях важнейших игроков в регионе, сузить пространство для политического маневра делают идею нейтралитета малопривлекательной в глазах президента Хамида Карзая и его окружения. Видимо, не случайно сторонниками нейтралитета на конференции показали себя такие последовательные оппоненты Карзая, как Азиз Арианфар, бывший посол Афганистана в Казахстане, ныне проживающий в Германии и возглавляющий Центр по исследованию Афганистана, и Ахмад Вали Масуд, учредитель Фонда Ахмад Шаха Масуда. Они считают, что восстановление нейтралитета Афганистана является единственным выходом из тридцатилетнего афганского кризиса. Есть даже идея провести под эгидой ООН международную конференцию, призванную восстановить нейтральный статус Афганистана. Азиз Арианфар отметил, что государственный нейтралитет позволит Афганистану начать конструктивный диалог с Шанхайской организацией сотрудничества. Кроме того, нейтральный статус позволит подписать под эгидой ООН соглашение с Пакистаном, обязывающее Исламабад воздерживаться от вмешательства во внутренние дела Афганистана, от агрессивных действий, нарушающих афганский суверенитет, а также от предъявления территориальных претензий.

Примеров международно признанного нейтралитета в истории немного, и все они по-своему уникальны. Не менее уникальным обещает быть и Афганистан со статусом нейтрального государства. Большинство экспертов и политиков сходятся в том, что требование вывода с его территории всех иностранных войск, а также отказ от использования ими воздушного пространства страны в обозримом будущем невыполнимо. Следовательно, борьба с международным терроризмом, наркопроизводством и наркотрафиком, незаконной торговлей оружием будет продолжена с участием иностранных войск, и принципиальным является лишь мандат ООН на выполнение ими своей миссии в Афганистане.

«С учетом того что восстановление нейтрального статуса Афганистана, как представляется, должно пройти под эгидой ООН, решение вопросов о статусе, сроках и миссии иностранных войск должно осуществляться исключительно в рамках мандата ООН и никак иначе. Любые попытки заключения двусторонних договоров, особенно в условиях нынешнего внутриполитического положения в Афганистане, в условиях, когда легитимность и центральной власти, и парламента находятся под большим сомнением, неизбежно приведут в тупик. Это касается и намерения закрепить долгосрочное американское присутствие в Афганистане двусторонним соглашением администрации США с правительством Карзая», — говорит Андрей Медведев.

Если вспомнить, что еще год назад президенты России и Соединенных Штатов в совместном заявлении по итогам встречи в Вашингтоне высказались за мирный, стабильный, демократический, нейтральный и экономически самодостаточный Афганистан, а мандат ООН на присутствие в Афганистане войск американцев и их союзников регулярно продлевается, то представляется вполне вероятным получение Афганистаном нейтрального статуса без каких-либо серьезных перемен в его внешней и внутренней политике.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики