Американский манифест

В очередной раз Америка навязывает свое понимание мира, политики и жизни. Примем ли мы его? К Бжезинскому, порой ругая его, порой цитируя и попутно перевирая, мир прислушивался всегда

Бжезинский Збигнев. Еще один шанс. Три президента и кризис американской державы.
Бжезинский Збигнев. Еще один шанс. Три президента и кризис американской державы.

Совсем не верится, что Збигнев Бжезинский (советник по национальной безопасности президента США с 1977 по 1981 годы и пр. и пр.) — не просто наш современник, а человек, написавший весьма актуальную книгу. В таком возрасте и в таком статусе принято бронзоветь. Но Америка и здесь впереди планеты всей.

Сам манифест получился очень искренним, а автор не просто ироничен, скорее даже саркастичен. Такую сказку мог предложить (и реализовать) только такой автор-практик, как Збигнев Бжезинский: Однажды на Планете Земля существовала Империя Зла, стремившаяся к глобальному доминированию. Но столкнувшись с принцем Рональдом из Республики Свободы, Империя отпрянула в ужасе и через короткое время — 26 декабря 1991 года ее кроваво-красный флаг был спущен на бастионе Кремлевского замка, Империя Зла униженно признала свое поражение, а Республика Свободы с тех пор зажила счастливою жизнью.

А дальше для Америки началась новая жизнь. Об этой постимперской жизни и ее перспективах и написана эта книга. Имя Бжезинского — культовое для современной политики. Но еще больше знаковое по советскому времени, когда вспоминали всуе американский империализм. В детстве, точнее в юношеские годы, преподаватели-общественники страшили им часто. Попутное замечание: все же порой ее скучно читать. Возможно, так же как и «Великую шахматную доску» и «Выбор: мировое господство или глобальное лидерство». Только по той причине, что одна и та же мысль настойчиво и докучливо повторяется и варьируется на протяжении всех шести глав книги. Не помогают даже броские заголовки: Перед лицом глобального лидерства; Туманы победы; Первородный грех; Катастрофа лидерства; Бессилие благих намерений. Но все равно, книга лучше вторичных умозаключений наших пикейных жилетов, иначе именуемых политологами и политаналитиками. Особенный интерес представляют рассуждения автора о феномене глобализации, ставшей доктриной современного мира. После 11 сентября эта доктрина переместилась и в сферу внутренней политики США. Только сейчас и только в современной оппозиционной российской прессе заговорили о том, что отказываясь от расы, нации, пола, возраста (во имя политкорректности и равенства), человек утрачивает свое лицо. «Сегодняшняя Россия ужасно меланхолична, она куда депрессивнее, чем в самые беспросветные советские годы, и никакая властная вертикаль нас не спасает, потому что никакая это не вертикаль» (Дмитрий Быков). К этому же скатывается все нынешнее постсоветское пространство, за исключением Грузии и прибалтийских республик. Не об этом ли всегда грезил советник по национальной безопасности?

Два штриха. Первое — попробуем отнестись к книге Бжезинского не только как к политическому опусу. Хотя все необходимое для этого есть. Есть многозначительные рассуждения о катастрофических ошибках администрации Буша, есть посыл к Обаме в виде стратегических выводов (книга выходила на английском в Нью-Йорке в 2007 году). Быть может, и прав NWOObserver, именуя его «злым духом, стоящим за пятью президентами США, включая Обаму». Может показаться, что автор преувеличивает роль личности в истории. Объяснение, впрочем, на поверхности. Именно во внешней политике США с ее разделением властей президент обладает самой большой свободой действий.

Резюме книги сводится примерно к такому — Америка должна быть в одном ряду с переживающим трансформацию миром. Только тогда возможен настоящий хеппи-энд, а именно возможность превратить Америку в подлинную сверхдержаву. Так считает Збигнев Бжезинский. Получается нечто в духе стародавнего «послания просвещенному государю». С такой же внутренней установкой некогда творили свои опусы средневековые схоласты, потом с вызревающей долей неверия Радищев и Фонвизин, позже с еще робкой надеждой на что-то декабристы и даже либералы конца девятнадцатого века. Президент США, по мысли политолога, должен инстинктивно понимать дух времени в мире, быть интерактивным и мотивированным смутным, но достаточно ощутимым чувством несправедливости, преобладающим в отношении к человеку. Дальше уже вопрос «профита». Не будет первого, не придет второе, а Америка упустит свой шанс (третьего шанса не будет) стать реальной сверхдержавой. Вдогонку к этому тезис о том, что Америка должна осуществлять свое всемирное руководство ответственно и эффективно. Все это с фанатичной верой в историческое предназначение страны.

Но не слишком ли много и идеально для одного человека, пусть даже и президента большой страны? Все в своей совокупности получилось по духу уж больно российским. Наверно, за годы нелюбви к «империи зла» сам Бжезинский тоже пропитался духом прямолинейного мессианства. Кстати напомним, именно для этого американского деятеля разделить нынешнюю Россию на три республики было бы пределом мечтаний.

Второй штрих. Как это ни странно, это одна из тех немногих книг, которая написана вовсе не по стандартным американским лекалам. Зачастую его ответы неоднозначны. Но столь же неоспоримо и то, что абсолютно все, о чем пишет Бжезинский, является реальностью современной Америки и всего мира. Здесь и руководство основными силовыми отношениями в мире, и сдерживание мировых конфликтов, и попытка решить проблемы неравенства в сфере человеческих отношений.

Как результат — книга Збигнева Бжезинского нынешним читателем воспринимается как трезвые размышления историка нашего времени. Редкое качество для современной книги.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики