Бензин переходит границы

Усилия государства и меры госрегулирования не смогли остановить ни стремительный рост цен на ГСМ в Казахстане, ни дефицит горючего. И, похоже, удорожание топлива вряд ли прекратится

Бензин переходит границы

Все летние месяцы в Казахстане продолжался топливный кризис, выражавшийся в росте цен на ГСМ и в дефиците таковых в рознице. Иногда ценовые скачки были прямым следствием дефицита, но главный тренд удорожания топлива — приближение казахстанских цен к российским — признается как Министерством нефти и газа РК (МНГ), так и участниками рынка. Государственные меры контроля (запрет на экспорт ГСМ, регулирование предельных отпускных розничных цен на бензин и дизтопливо, принятие нового закона о госрегулировании производства и оборота нефтепродуктов. — «ЭК») не предотвратили дефицит и лишь незначительно смягчают последствия ценового роста. Собеседники «ЭК» полагают, что система регулирования рынка нефтепродуктов нуждается в скорейшей перестройке, иначе цены рано или поздно выйдут из-под контроля. Правительство РК считает, что необходимые новации уже внедрены.

Большая разница

Еще ранней весной глава МНГ Сауат Мынбаев предупреждал о росте цен на ГСМ, который неминуемо должен произойти к лету, ведь с июля исчезала таможенная граница между РК и РФ, а значит, должны были сравняться цены на основные виды нефтепродуктов. На тот момент розничная стоимость дизтоплива (ДТ), приводимая в пример министром, в РК составляла 67 тенге, а в РФ — 91 тенге. Напомним, что в тот период, как и сейчас, действовал запрет на экспорт ГСМ из РК.

В конце апреля — начале мая топливный кризис произошел в нескольких приграничных с РК российских регионах. На его фоне в июне в Казахстане впервые существенно подняли предельные розничные отпускные цены, они введены в конце 2009 года после ценового скачка в южных регионах РК (см. график 1). Их немного поднимали все летние месяцы. По данным Агентства РК по статистике, с начала года цены на бензин выросли на 17,4% (у производителей на 23%), а на дизтопливо повысились почти на 20% (у производителей на 24%). На сегодня розничная цена ДТ пока остановилась на 90 тенге за литр, АИ 80 — 86, АИ 92 — 106, АИ 95 — 132.

В то же время в январе-июле почти на 16% сократился выпуск бензина (до 1,48 млн тонн), а газойля на 0,5% (до 2,65 млн). За этот же период приток автомобилей в страну вырос на 23% (56 тыс. единиц). Спад нефтепереработки объясняется тем, что на плановый месячный ремонт с конца июня встал один из трех НПЗ страны — Павлодарский нефтехимический завод (ПНХЗ; см. график 2). Именно в июле сеть АЗС «Гелиос» (лидер рынка в РК, занесена в список доминантов Агентством РК по защите конкуренции — АЗК) подняла цены выше предельных в ряде регионов.

Объясняя свои действия, розничные заправщики сослались на повышение оптовых цен на ГСМ. По словам директора по маркетингу и продажам компании Дениса Трандафилова, 40% объема «Гелиос» закупает на ПНХЗ, остальные на свободном рынке — у россиян и на Шымкентском НПЗ. «Сегодня утвержденная предельная цена за один литр АИ-80 равна 84 тенге, но оптовые цены за литр бензина этой марки уже доходят до 95 тенге. На дизтопливо разрешенная цена — 87 тенге, последнее предложение от оптовиков — 100 тенге за литр. Но там, где мы не входим в реестр монополистов, мы вынуждены поднять цены с учетом 6% рентабельности бизнеса», — заявил 21 июля г-н Трандафилов, и вскоре его поддержали коллеги из других АЗС — «Аурика» и «Oil».

В правительстве все это время сохраняли спокойствие. «В свете повышения цен на нефть Brent (см. график 3) и нефтепродукты в РФ небольшое повышение цен мы ожидаем», — предположил в конце июля г-н Мынбаев, заверив: «Не будет непрогнозируемого скачкообразного поведения цен, как было до этого, и не будет дефицита».

Еще в июле заправщики предупреждали, что запасов горючего хватит на считаные недели, а в середине августа дефицит топлива обострился на западе и севере страны, где к полупустым бензоколонкам выстраивались очереди, а заправщики отпускали бензин и дизтопливо только по талонам. В Актау стоимость АИ-92 дошла до 125 тенге, а ДТ до 115. В Алматы ряд АЗС также перешел на обслуживание исключительно по талонам. Как отмечают в «Гелиосе», «отпуск топлива по талонам и картам не выгоден розничным реализаторам, так как резко снижаются объемы продаж — безналичные продажи составляют только порядка 20—25% от общей реализации ГСМ». В эти же дни источник в МНГ сообщил одному из информагентств, что предельные розничные цены в сентябре повысятся на 12—14%, но спустя несколько дней пресс-служба министерства распространила информацию, что предельные цены останутся на августовском уровне.

24 августа заправщики вновь объявили об ухудшении обстановки с поставками оптовиков. «Мы предлагаем цены в пределах 115 тенге за 92-й бензин, за 80-й бензин — 93—94 тенге можно, дизтопливо — в пределах 100 тенге. Сейчас оптовики ставят цену 106 тенге за 92-й бензин, розница должна быть не выше 106, мы же не можем так работать», — рассказал на пресс-конференции владелец астанинской АЗС «У-Ойл» Кармаш Мажитов. Он сообщил, что из-за отсутствия топлива большинство столичных заправок закрывается.

Причем тут дефицит

Относительно причин кризиса существуют две позиции. Официальные лица в госорганах считают, что связи между удорожанием ГСМ и их дефицитом как таковой нет. Зампред АЗК Еркегали Алимкулов в недавнем интервью ИА «КазТАГ» рассказал, что по промежуточным итогам расследования, проводимого агентством, экономические основания для повышения цен розничными реализаторами отсутствовали. Более того, АЗК подозревает заправщиков в согласованном поднятии цен.

Дефицит же г-н Алимкулов связывает сразу с несколькими моментами: закрытием на ремонт ПНХЗ и перекупкой некоторой части топлива российскими потребителями в северных областях. Кроме того, после вступления в силу с 15 августа закона «О государственном регулировании производства и оборота отдельных видов нефтепродуктов» началась неразбериха с администрированием. «Возникли вопросы с выдачей так называемых акцизных регистрационных карточек в соответствии с налоговым кодексом», — позже пояснил г-н Мынбаев. Из-за этого отгрузка продукции ресурсодержателями тормозилась. Сейчас, по словам министра, этот вопрос решен.

Заправщики винят в кризисе внешние факторы — ценовой дисбаланс между российским и казахстанским рынками, снижение импорта нефтепродуктов из РФ. «Рост цен на ГСМ в Казахстане вызван тем, что наши заводы работают на российском сырье: Павлодарский НПЗ на 100%, а Шымкентский — на 50%, а также частично Атырауский НПЗ. Нефть в России привязана к мировым котировкам, которые постоянно растут, — рассказывает начальник отдела рекламы ТОО «Гелиос» Анна Шибанова. — Поэтому, перерабатывая сырье, закупленное по более высокой цене, чем в Казахстане, себестоимость нефтепродуктов увеличивается. Помимо нефти Казахстан на 40% закрывает внутреннюю потребность высокооктановым бензином из России, стоимость которого также выше, чем на внутреннем рынке».

Однако ключевыми заправщики считают внутренние проблемы, в числе которых недостатки системы госрегулирования и низкая загрузка производственных и транспортных мощностей. «По распределению объемов МНГ в августе этого года мы получили бензина вдвое, а дизтоплива втрое меньше потребности. Кроме того, существует большая проблема с нехваткой вагонов-цистерн для доставки нефтепродуктов по регионам», — отмечает г-жа Шибанова.

Рост цен выгоден в большей степени оптовикам. «Розница находится под давлением со всех сторон, но тоже получает свою маржу. Вряд ли у них крупные убытки, — высказывает свое мнение «ЭК» собеседник из экспертного сообщества на условиях анонимности. — С началом топливного кризиса качество бензина на наших заправках существенно упало. Высокооктановый бензин стали бодяжить еще сильнее, чем раньше».

Обойдемся без ужесточения

Участники рынка и эксперты называют сегодняшнюю ситуацию нестабильной, склонной к ухудшению. Госорганы надеются, что стабилизировать ситуацию удастся уже имеющимися мерами, предусмотренными в новом законе, главное достижение которого — исключение лишних посредников из цепочки движения ГСМ от производителя к конечному потребителю. Кстати, помимо прочего, в этом законе исключены полномочия Агентства по регулированию естественных монополий (АРЕМ) касательно регулирования оптовых цен на ГСМ. Иные рычаги — это мораторий на вывоз нефтепродуктов (кроме мазута; продлится до конца текущего года) и предельные розничные цены.

Запрет на экспорт, по мнению г-жи Шибановой, сдерживает отток нефтепродуктов из Казахстана, однако не может полностью насытить рынок. «Другой меры, кроме как запретить экспорт ГСМ, у нас нет. Мы не можем ограничить экспорт нефти — ключевые нефтяные проекты реализуются в рамках соглашений о разделе продукции (СРП), где вряд ли прописана возможность государственного ограничения вывоза нефти, — считает анонимный собеседник «ЭК». — Запрет на экспорт в некоторой мере сдерживает цены и наполняет рынок, но назвать его эффективным нельзя».

В свою очередь заправщики отмечают, что такая мера, как предельные розничные цены, неэффективна, если не регулировать оптовые цены. «Если регулируется рынок, если принят закон, где предусматриваются предельные розничные отпускные цены, то одновременно должны регулироваться обе цены, в том числе оптовая. А нам разрешили бы наценку от 10 до 25%», — предлагал в конце июля директор АЗС «Аурика» Николай Серебряков. С ним соглашается г-жа Шибанова: «Практика регулирования предельных розничных цен на ГСМ, безусловно, теряет эффективность, потому что мы видим, к чему она привела — многие мелкие АЗС были вынуждены закрываться, на рынке увеличилось количество суррогатного топлива, продолжается дефицит, и потребители не могут свободно приобрести нефтепродукты».

По ее мнению, следует или все звенья продаж регулировать, или не регулировать цены вообще. «При установлении уровня маржи также необходимо учитывать, к примеру, то, что розничные реализаторы несут основные расходы по содержанию АЗС, бензовозов, зарплате и так далее, тогда как у оптовиков затраты минимальные, — говорит представитель «Гелиоса». — Мы говорили о том, что в случае установления предельных цен они должны быть применены ко всем участникам рынка (ресурсодержатель — оптовик — АЗС) и справедливо учитывать операционные расходы каждого из них».

С заправщиками соглашаются эксперты. Ведущий научный сотрудник Института экономики МОН РК Олег Егоров также уверен, что выправить ситуацию может только всестороннее госрегулирование. «Многие считают эту меру непрогрессивной, но опыт показывает, что контролироваться в такой стратегической отрасли, как нефтепереработка, должно все: и производители, и оптовики, и розничные компании», — считает он.

Неправильной считает систему регулирования только предельных розничных отпускных цен и анонимный собеседник «ЭК». «На рынке представлены оптовики и розничные заправщики, которые не объединены (как, например, в России) вертикально. Поэтому нам нужно регулировать и розницу, и оптовые продажи. Понятно, что с последним сложнее: придется создавать тарифные пояса, ведь на севере республики оптовые цены объективно должны быть ниже», — предполагает он.

Однако в правительстве предложение о введении предельных оптовых цен, по-видимому, понимания не нашло. Г-н Алимкулов в последнем интервью заявил о несогласии с позицией заправщиков. Он считает, что для контроля оптовиков хватает закона «О конкуренции» (там прописано, что поставщик не может необоснованно задирать или опускать цену, а также отказывать в поставке), а также положений нового закона об обороте нефтепродуктов, где внедряется процедура аккредитации оптовых поставщиков.

Альтернативный вариант решения проблемы предлагает анонимный эксперт «ЭК», ссылаясь на российский опыт. «В РФ уже который год пробуют разобраться с ростом цен и дефицитом нефтепродуктов. Они надеются решить эти проблемы с запуском топливной биржи, где процесс купли-продажи станет прозрачным. Но  второй год россияне пытаются полноценно запустить этот механизм, а не получается», — говорит он. Аналитик предлагает усовершенствовать опыт россиян, реформировав всю цепочку производства. «Надо идти с самого начала. Во-первых, обязать нефтедобывающие компании сдавать при необходимости до 20% добываемого сырья отечественным НПЗ, чтобы обеспечить их загрузку. Тут уже в дело вступают розничные игроки на бирже, они формируют спрос», — отмечает он.

Однако обязать нефтяников сдавать 20% не так-то просто. «Как таковой казахстанской нефти — 20—22% из всего, что добывается на нашей территории. Остальная нефть принадлежит крупным компаниям, которые работают в рамках СРП и заинтересованы в продаже сырья по наиболее высокой цене», — говорит г-н Егоров. Он также указывает, что производящий большую часть казахстанского высокооктанового бензина ПНХЗ целиком (не только от объемов, но и технологически) зависит от более дорогой, чем наша, российской нефти, поставки которой после 2014 года находятся под вопросом.

Подтянуть литр к доллару

Пожалуй, один из немногих вопросов, в котором солидарны госорганы и заправщики — это необходимость приближения казахстанских цен на горючее к российским. Как ожидается, уравновешение цен снимет проблему перетока горючего с территории РК и насытит наш рынок теми марками российского бензина и дизтоплива, которых у нас по разным причинам не хватает. «Цены на горючее в Казахстане в среднем на 20—30% ниже, чем в России, одни из самых низких в СНГ, а значит, никакой привлекательности для российских компаний казахстанский рынок не представляет», — отмечает Анна Шибанова. По ее мнению, чтобы стабилизировать рынок ГСМ, необходимо снизить ценовую разницу между Казахстаном и Россией до 10%, тогда как сейчас она составляет 20—30% в зависимости от вида топлива. В минувшую среду г-н Трандафилов подкрепил эту оптимальную разность (10%) расчетами «Гелиоса».

Фактически подобный подход означает привязку казахстанских цен на горючее к российским, которые, как показывают события этого года, стабильностью не отличаются. Как отмечают аналитики российского информационно-аналитического центра «Кортес», с начала 2011 года розничные цены на бензин в РФ в среднем выросли на 7%, а на мелкооптовом рынке — на 14%. Так, бензин обогнал инфляцию, которая прогнозируется в текущем году на уровне 6—8%. 22 августа сайт oilexp.ru опубликовал заметку, в которой эксперты сайта прогнозируют 20% рост стоимости топлива до конца года. «Среди причин, по которым бензин у нас дорожает, называют в том числе отсталость отрасли. Заводы устарели и морально, и технологически. Очередной взлет цен на топливо аналитики ждут осенью. Традиционно в пору отпусков цены несколько притормаживают. Однако уже в сентябре, уверяют они, можно ожидать серьезного удорожания», — пишет oilexp.ru. Некоторые российские регионы также столкнулись с дефицитом из-за перебоев в снабжении, например Камчатка, где почти исчез АИ-95 и 98.

В РК относительно будущего рынка ГСМ стараются говорить оптимистично. Глава МНГ 23 августа заявил, что «никакого значимого дефицита ГСМ не будет», более того — «тренд пошел на некоторое снижение, и мы считаем, что те виды нефтепродуктов, в частности высокооктановый бензин, ввозимый из РФ, мы сейчас имеем возможность завозить еще в большем масштабе».

«Цены в ближайшие месяцы должны выровняться. А на фоне стабилизации нефтяных цен, которую ждут в связи с окончанием войны в Ливии, должны даже немного сползти вниз», — вселяет оптимизм Олег Егоров. Иначе считает аналитик, комментирующий ситуацию на условиях анонимности. «В предстоящие полгода нас ждет рост на 15—25%. За год цены вырастут еще значительнее, и мы приблизимся к мировому показателю (см. график 4). Но при этом качество останется на том же низком уровне, — говорит он. — Всем известно, что наш АИ-92 часто не соответствует даже требованиям Евро-2, тогда как в мире давно перешли на Евро-3 и выше». Обострения кризиса этот эксперт ожидает к середине осени, когда вырастет общий расход ГСМ. «Вероятнее всего ценой, при которой рост притормозит, будет 1 доллар за литр 92-го. Это будет выгодно всем участникам рынка. Но, конечно, нас всех ждет рост цен на продукты питания, общественный транспорт и так далее», — резюмирует он.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности