Спрос на волатильность

Сегодня проблемы одновременно и у доллара и у евро, поэтому остальным странам приходится сталкиваться с укреплением своих валют. А спекулянты пытаются понять, какова допустимая степень оптимизма в текущей ситуации

Спрос на волатильность

После того как США решили, что будут делать со своим госдолгом, а S&P понизило им рейтинг, можно было видеть резкое оживление на финансовых рынках — значительные колебания курсов ценных бумаг, валют, стоимости товаров. Спекулянты постарались максимально «отыграть» каждую новость, то устремляясь в очередную тихую гавань, то скупая подешевевшие активы.

По мнению главного экономиста ИК «Тройка Диалог» Евгения Гавриленкова, в условиях, когда долгосрочное планирование затруднено из-за неопределенности относительно будущих трендов, а избыточная ликвидность лишь стимулирует «высокочастотных» трейдеров, которых долгосрочные тренды и вовсе не заботят, любую, даже самую незначительную новость можно преувеличить и раздуть до масштабов значимого события, многократно увеличив ее влияние на рынок. «Все движения рынков за последние недели произошли в условиях отсутствия какой-либо по-настоящему новой информации. S&P, например, уже предупреждало о снижении рейтинга США, по крайней мере, дважды за текущий год, так что в конечном счете оно не стало сюрпризом. Европейские долговые проблемы — новость тоже отнюдь не первой свежести», — говорит Евгений Гавриленков.

Валютный рынок провел начало августа в широких колебаниях, которые можно, скорее, объяснить паническими действиями спекулянтов. В целом и для евро, и для доллара внешний фон складывается негативный, что приводит к их падению против ряда основных валют. США и раньше выражали заинтересованность в ослаблении доллара, теперь уже другим странам приходится думать, как бороться с укреплением своих национальных валют.

В поисках безопасности

Реакция инвесторов на снижение суверенного рейтинга США оказалась несколько отличной от той, которую можно было ожидать. Рейтинг государственных ценных бумаг США был снижен, но их рыночная доходность, вместо того чтобы вырасти, упала на исторические минимумы. Это оказало краткосрочную поддержку доллару против евро. Но при этом японская иена и швейцарский франк несколько укрепили свои позиции по отношению к доллару, значительно выросла стоимость золота и серебра.

«Устойчивость американского доллара по отношению к мировым валютам можно объяснить тем, что инвесторы после объявления о снижении суверенного кредитного рейтинга стали выходить из рисковых активов — акций, commodities и высокодоходных валют, и, как это ни парадоксально, начали перекладываться в государственные ценные бумаги США, которые они продолжают считать самым высоконадежным активом», — объясняет начальник аналитического управления департамента торговых операций BCC Invest Адиль Табылдиев.

Доллар ослаб по отношению к большинству валют на 5—20% за последний год, чему во многом способствовала вторая программа количественного смягчения, низкие ставки и фискальный стимул, который стимулировал рост экономики.

«После снижения рейтинга США усилился спрос на безопасные валюты, в том числе госдолг США, и доллар чуть усилился. Но вскоре последовало беспрецедентное обещание ФРС сохранять низкие ставки в течение двух лет (это очень долго), что бы ни происходило на рынках. В результате доллар упал на следующий день на 4—5%», — говорит директор департамента исследований «Халык Финанс» Сабит Хакимжанов.

Как отмечает эксперт, основная реакция рынков в начале августа все-таки была не на снижение рейтинга, а на снижение госрасходов, принятое в последние дни июля, и ожидавшуюся в результате стагнацию или даже рецессию. Снижение рейтинга было воспринято негативно из-за объяснений агентства, которые очень точно отразили опасения рынков. «Тогда S&P заявило, что процесс принятия решений по фискальной политике, продемонстрированный Вашингтоном в июле, не соответствует максимально высокому рейтингу. По мнению S&P, теперь фискальные власти США более не смогут убедительно обещать снижение дефицита бюджета и одновременно оказывать фискальную поддержку экономике. Уровень госдолга, считавшийся ранее безопасным, уже таковым не считается. Теперь США должны иметь намного больший запас прочности при проведении фискальной политики», — рассказывает Сабит Хакимжанов.

Долгосрочные последствия будут иметь не снижение рейтинга, а фундаментальные причины этого решения. Первая — это угроза долгосрочной состоятельности фискальной позиции США. Вторая — ухудшение доверия к способности фискальных властей США эту угрозу устранить, не вызвав при этом глобальной рецессии.

Сила в слабости

Проблемы США и Европы и снижение курсов их валют беспокоят теперь другие страны, становясь отголоском прошлогодних валютных войн — любой центробанк предпочел бы не видеть резкого укрепления своей национальной валюты, поскольку это создает проблемы для экспортеров (их товар дорожает и теряет конкурентоспособность). Для США эта проблема решилась сама собой, остальным приходится принимать меры.

В августе китайский юань продолжает ставить рекорды, укрепляясь против доллара: в начале месяца курс достиг максимальной за 17 лет отметки (6,3948 юаня за доллар). С одной стороны, падает доллар, с другой стороны — правительство КНР использует рост курса для сдерживания инфляции. В МВФ при этом призывают юань укреплять и дальше, поскольку «в среднесрочной перспективе более крепкий юань должен стать важным компонентом в восстановлении баланса экономики, направленном на внутренний спрос». США также продолжают настаивать на более решительной ревальвации юаня (заниженный курс дает конкурентное преимущество китайским товарам и приводит к росту торгового дисбаланса между КНР и США), однако, похоже, Штаты уже не ждут изменения Пекином своей политики. Позиция Bank of China непоколебима — курс китайского юаня к доллару должен повышаться и дальше, но это должно происходить постепенно.

Странам, которые свои валюты не удерживают, приходится несколько сложнее. Власти Швейцарии обеспокоены ростом курса франка, который в тяжелые времена становится «тихой гаванью». Из-за негативных новостей из Европы и США франк сделал очередной рывок и укрепился с 1 по 10 августа примерно на 8% против евро и доллара. Швейцарский ЦБ заявил, что намерен усилить меры, направленные на дальнейшее снижение курса национальной валюты. Банк, в частности, намерен увеличить предложение на валютном рынке до 200 млрд франков (равно 253 млрд долларов) со 120 млрд франков (152 млрд долларов). Правительство Швейцарии тем временем одобрило предоставление финансовой поддержки в размере 2 млрд франков (2,5 млрд долларов) компаниям, пострадавшим от резкого роста курса национальной валюты. Финансовые регуляторы также рассматривают привязку франка к евро. Тенденция укрепления франка продолжалась уже некоторое время, что, в частности, привело в июле к падению объемов экспорта страны.

19 августа курс японской иены в ходе торгов достиг 75,93 иены за доллар — это максимум со времен Второй мировой войны. В начале августа японские власти провели валютную интервенцию, чтобы ослабить свою национальную валюту. На рынок выбросили триллион иен (12,6 млрд долларов), после чего курс японской валюты начал падать. Однако вскоре тенденция укрепления иены вновь возобновилась. Японские компании стали говорить, что в такой ситуации не могут конкурировать с западными производителями. Ближе к концу месяца правительство Японии решило организовать специальный фонд объемом в 100 млрд долларов, который будет оказывать поддержку японским компаниям, в том числе поможет покупать и поглощать активы за рубежом, что снизит влияние укрепляющейся иены.

Доллар будет дешеветь

«Очевидно, что и доллар, и евро как резервные валюты находятся в кризисе. Доллар — из-за большого госдолга США, евро — из-за отсутствия единого фискального органа и неубедительности механизмов поддержания фискальной дисциплины, — говорит Сабит Хакимжанов. — Проблема долга США никуда не денется в ближайшие 20 лет. Еврозона, возможно, научится координировать фискальную политику, но вряд ли это произойдет скоро. Так что краткосрочно, в течение года-двух, ожидаю ослабления евро к доллару, а долгосрочно, за 5 лет, ослабления доллара. Центральные банки других стран не позволят доллару ослабляться слишком быстро, но на горизонте 10 лет оно может оказаться значительным, так же как и инфляция».

JPMorgan Chase понизил прогноз роста экономики США. В IV квартале рост составит не 2,5%, как ожидалось ранее, а лишь 1%. А в I квартале 2012 года не 1,5%, а только 0,5%. «Снижение цен на энергоресурсы должно помочь экономике немного компенсировать замедление, а сокращение трат поможет избежать негативных показателей по ВВП. Тем не менее риски рецессии значительно возросли», — говорят аналитики банка.

Евгений Гавриленков отмечает, что, похоже, в разгаре второй фазы политики количественного стимулирования (QE2) в начале года рынок чересчур оптимистично оценивал перспективы роста мировой экономики, в особенности развитых стран, однако сегодняшняя нервозность и пессимизм не менее преувеличены, хотя, конечно, стоит признать, что американская экономика находится в определенного рода ловушке: госдолг растет слишком быстро на фоне того, что дефицит бюджета превышает 9% ВВП и близок к 10%. Доллар дешевеет (хотя его курс относительно большинства валют снижается весьма неравномерно). Тем не менее, как считает эксперт, говорить о W-образной рецессии пока рано: денег в экономике еще много; гораздо более вероятно замедление роста в 2012 и последующих годах до 1—2%, что в целом не так уж и плохо с учетом масштаба проблем. «Скорее всего, доллар потихоньку продолжит терять позиции относительно основных мировых валют (точнее, относительно валют тех стран, где темпы инфляции невелики), поскольку дефицит бюджета и счета текущих операций США гораздо выше, чем во многих странах еврозоны (сальдо счета текущих операций в странах ЕС все-таки ближе к нулю, а бюджетный дефицит в два раза меньше, чем в США) и в ряде других крупных экономик», — говорит Евгений Гавриленков. Слабый же доллар способствует росту цен на сырье, что, в свою очередь, поддерживает дефицит счета текущих операций США, поскольку страна остается одним из крупнейших импортеров нефти и прочих сырьевых товаров. Естественным следствием высоких цен на нефть являются высокие цены на моторное топливо, что сдерживает рост внутреннего потребительского спроса. «При сильном долларе (как было 6—7 лет назад) страдали американские производители и экспортеры, а сальдо счета текущих операций также было отрицательным, — подчеркивает эксперт. — Сейчас доллар гораздо слабее, однако это особо не сказалось на сальдо счета текущих операций, дефицит которого по-прежнему составляет 3—4% от ВВП. Очевидно, что чем дольше в стране будут сохраняться столь значительные дефициты бюджета и счета текущих операций, тем больше будет проблем у внешних инвесторов — держателей долговых обязательств США».

Адиль Табылдиев после завершения паники на рынках ожидает продолжения укрепления валют стран-экспортеров — канадского и австралийского доллара, бразильского реала и российского рубля по отношению к доллару и евро.

«Что касается курса тенге, то в ближайшее время мы будем наблюдать повышенную волатильность, — говорит директор департамента управления активами «Тройка Диалог Казахстан» Евгений Попов. — Уже сегодня курс доллара по отношению к тенге вырос до уровня 147 тенге. Я не исключаю сохранения волатильности в ближайшее время, однако все же в ближайшие месяцы не ожидаю сильного ослабления тенге. Скорее всего, курс будет находиться в диапазоне 146—148,5 тенге за один доллар. Однако необходимо пристально следить за ситуацией в мировой экономике. В случае стабилизации ситуации мы вполне можем вернуться в диапазон 145—146 тенге за один доллар. В случае ухудшения внешнего фона мы вполне можем увидеть и более высокий уровень».