«Медведи» для пенсионеров

Алексей Ким
Алексей Ким

Заместитель председателя правления Накопительного пенсионного фонда Народного банка Казахстана Алексей Ким полон оптимизма. Можно сделать доход и на падающем рынке, если знать как, уверен он.

— Как повлияли на портфель события начала августа 2011 года — снижение рейтинга США и последующее падение рынков? Насколько он подешевел?

— Нельзя сказать, что наш портфель сильно пострадал — он не ушел в минус, но в доходе мы откатились. Отрицательный инвестиционный доход мы получили только в августе, в целом портфель подешевел меньше чем на один процент. Коэффициент же доходности за последние 12 месяцев у нас более 7%. Да, в ближайшее время нестабильность на рынках сохранится, но в целом, мы думаем, избежим падения.

— За счет каких инструментов у вас портфель «провалился»?

— Упали акции. Причем основной убыток у нас пришелся именно на локальные акции. Давайте вспомним, с чего началась нестабильность на рынках. Агентство S&P снизило рейтинг США. Снижение рейтинга говорит об ухудшении кредитного качества страны. Это событие стало для инвесторов сигналом к выводу средств из рисковых активов, в том числе акций. Рынки начали падать, а если падают развитые рынки, то развивающиеся «проваливаются» сильнее. Например, снижение индекса S&P на полтора процента может сопровождаться падением на развивающихся рынках до пяти процентов.

— Возможно ли этой осенью повторение падения стоимости инструментов в пенсионных портфелях 2008 года?

— Полагаю, что в этом году мы не увидим уровней 2008 года. В чем отличие восьмого года от текущего? В восьмом были проблемы с ликвидностью — не хватало денег. И все начали резко продавать свои активы. Упали рынки, даже золото подешевело на короткий момент. Сейчас же в финансовом мире проблем с ликвидностью нет, а наоборот, можно сказать, «сверхликвидность». И такая же ситуация с ликвидностью в Казахстане. Повышенная ликвидность присутствует и в пенсионных фондах, и банках, как подтверждение этому мы видим снижающиеся ставки по облигациям и депозитам. Из-за того, что упал кредитный рейтинг, начали выходить из рисковых активов — из акций и развивающихся рынков. Большой поток денег пошел в золото, соответственно, оно подорожало. Доллар теряет свою ценность. Хотя нужно заметить, что в какой-то момент, в начале августа, он укрепился по отношению к некоторым валютам. Например, к тенге. Парадокс: речь идет о кредитном качестве доллара, а он растет. Это «бегут» иностранцы. Они продают тенговые бумаги, чтобы вложиться в безрисковые инструменты. И доллар кратковременно укрепился к тенге, как и к другим валютам развивающихся рынков.

— Сохранится ли доверие инвесторов, в том числе пенсионных фондов, к госбумагам еврозоны, США, Японии, а также негосударственным ЦБ этих стран? Существует ли альтернатива этим инструментам?

— Инъекции ликвидности на рынок будут продолжаться, других рычагов в настоящий момент у многих государств нет. По этой причине многие валюты становятся все дешевле и дешевле по отношению к золоту. Центробанки в один момент не могут выйти из доллара и долларовых инструментов — это может привести к коллапсу на мировом рынке. Сейчас все будут стараться постепенно снижать долю таких инструментов в своих ЗВР. Наблюдается укрепление швейцарского франка, потому что инвесторы, выходя из долларовых бумаг, покупают швейцарские, хотя суверенный кредитный рейтинг страны ниже, чем у США — АА. Кроме того, привлекательны сегодня — австралийский и канадский доллар, потому что эти страны богаты ресурсами, их валюта подкреплена ресурсами. То же самое можно сказать о России. Мое мнение: инвесторам будет интересен российский рубль, а в будущем и тенге, так как и Россия, и Казахстан также относятся к числу стран, обладающих высоким ресурсным потенциалом.

— Какие активы сейчас привлекательны?

— Как и в 2008 году, мы купили бумаги, из которых выходили нерезиденты, что позволило нам в 2009 году показать высокую доходность. В текущей ситуации есть положительный момент: а именно мы смогли выгодно разместить свою избыточную ликвидность, которая до этого не генерировала высоких доходов, в привлекательные активы с высоким потенциалом в доходах. К таким инструментам относятся облигации с высоким кредитным рейтингом (выше АА) с высокой процентной ставкой и потенциалом валютного дохода.

— Не грозит ли НПФ в связи с высокой волатильностью на рынках полностью уйти в надежные, но низкодоходные ГЦБ?

— Мы бы и рады, но госбумаг не хватает. Например, МЕУЖКАМ, специальные облигации для «пенсов», покрывающие инфляцию, в месяц выпускаются всего на 10 млрд тенге, а объем спроса всех НПФ в месяц — более 100 млрд. Соответственно таких опасений пока нет.

— Нацбанк предлагает расширить список инструментов для инвестиций ПА. Какие новые инструменты вы хотели бы видеть в этом списке?

— Мы попросили увеличить долю золота, наш фонд уже довел долю золота в активах почти до 10 процентов. Понимаете, мы в основном участники «бычьего» рынка, то есть растущего. Рынки растут — мы растем, рынки падают, и мы за ними. У нас нет инструментов «медвежьего» рынка — производных финансовых инструментов, чтобы мы могли хеджировать риски.

— Но ведь это рискованные инструменты.

— Да, восьмой год подорвал репутацию производных финансовых инструментов. Тогда это было связано в основном с кредитными деривативами и использованием производных финансовых инструментов в спекулятивных целях. А мы просим разрешить нам их применение в целях хеджирования один к одному. Если завтра инструмент будет падать, производный инструмент будет расти. Например, я хочу захеджировать акции через опцион, то есть договариваюсь, что по истечении года продам эти бумаги по определенной цене. Если они за это время подешевеют, то я все равно продам по той цене, на которую рассчитывал.

— Раньше НПФ все время хотели работать на реальную экономику. Потом они обожглись на инфраструктурных облигациях, на бумагах эмитентов из реального сектора. Получается, что теперь вас больше привлекают какие-то спекулятивные сделки?

— Мы бы хотели работать с реальным сектором экономики, и это правильно, чтобы пенсионные деньги стимулировали рост реального сектора. Другое дело, что на сегодняшний день не созданы все необходимые условия для этого. Мы готовы и дальше рассматривать выпуски инфраструктурных облигаций, но с учетом некоторых доработок со стороны законодательства. Для нас ни в коем случае спекулятивные сделки не являются приоритетом, все наши инструменты носят стратегический долгосрочный характер.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики