Спрос на платформу

Редакционная статья

Спрос на платформу

Содружество Независимых Государств, юбилейный саммит которого прошел недавно в Душанбе, первоначально именовалось инструментом цивилизованного развода бывших братских республик бывшего СССР. Сегодня, двадцать лет спустя, его принято именовать платформой. Специально к юбилею исполком СНГ подготовил аналитический доклад «Итоги деятельности СНГ за 20 лет и задачи на перспективу». В нем среди прочих общих оценок есть и такая: «СНГ стало единственной в своем роде платформой многостороннего взаимодействия его участников практически во всех областях». О том, что не существует никакой альтернативы СНГ в качестве единственной платформы для обеспечения сотрудничества заинтересованных государств во всех возможных сферах взаимодействия, сказал в Душанбе и российский президент Дмитрий Медведев.

Впрочем, на встрече прозвучало и немало критики, ставшей уже традиционной для заседаний Совета глав государств. Стандартный упрек в адрес Содружества — его неэффективность. Этот упрек справедлив, если считать экономическое сотрудничество приоритетной задачей Содружества. О том, что договор о зоне свободной торговли уже практически готов для подписания, Дмитрий Медведев говорил еще в декабре прошлого года, но и на саммите в Душанбе он был объявлен находящимся в стадии завершения.

Причины такой неспешности понятны. На платформе СНГ созданы и уже работают экономические объединения более высоких скоростей — ЕврАзЭС и Таможенный союз. В военно-политической сфере планируется повышать эффективность не Содружества в целом, а Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Все давно признали, что интеграция в рамках СНГ должна быть разноформатной, разноуровневой и разноскоростной, обеспечивая не только сближение интересов, но и суверенитет стран-участниц, а также стабильность политических режимов.

Однако СНГ — не только платформа для создания ОДКБ, ЕврАзЭС, ТС, ЕЭП или ГУАМ. Есть у Содружества специфические возможности, которыми ни одна из специализированных структур не обладает. И которые для стабильности и суверенитета стран-членов значат не меньше, чем единые тарифы и оперативная совместимость воинских частей. В СНГ действует Межпарламентская ассамблея (МПА СНГ). Она, как сказано в юбилейном докладе, уделяет большое внимание вопросам развития демократии, обеспечения и защиты прав человека. В ней учрежден Международный институт мониторинга развития демократии парламентаризма и соблюдения избирательных прав граждан государств — участников МПА СНГ. Члены парламентских делегаций регулярно принимают участие в мониторинге избирательных процессов в странах Содружества. Создана и правовая база для мониторинга — Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах — участниках Содружества Независимых Государств. Именно они и были теми самыми иностранными наблюдателями, которые смогли засвидетельствовать высокий уровень подготовки и проведения недавних выборов в казахстанский сенат. Можно сколько угодно повышать эффективность ОДКБ, но десантники и танкисты для мониторинга избирательных процессов не годятся. Тут нужны специалисты по развитию демократии и защите прав человека.

Кроме того, именно договорная база СНГ дает возможность безвизового перемещения почти по всем странам и обеспечивает взаимное признание и эквивалентность документов о среднем образовании. Да и действующая в настоящее время Объединенная система ПВО существует на базе СНГ, а не ОДКБ.

СНГ давно и прочно встроено в мировую систему международных организаций и даже получило статус наблюдателя при Генассамблее ООН. Его бюрократический аппарат достаточно силен для того, чтобы в автономном, не зависящем от стран-участниц режиме поддерживать жизнедеятельность многочисленных уставных органов. И, наконец, сама неэффективность Содружества выгодно оттеняет работу тех организаций, которые созданы на ее платформе. В сравнении с СНГ эффективным выглядит практически все.