Год в минус

На фоне сокращения производства и заморозки тарифов инвестпривлекательность электроэнергетики снижается

Год в минус

Электроэнергетика Казахстана пережила непростой год. С одной стороны, из-за снижения экспорта крупные электростанции должны были сократить производство, с другой — в результате снижения и заморозки тарифов недобрали денег на внутреннем рынке. Если административные игры с тарифом продолжатся, то инвестиционная привлекательность отрасли будет снижаться.

Но есть и другая сторона медали — недобор экспорта частично компенсирует рост внутреннего потребления, а количество инвестпривлекательных активов растет за счет объектов возобновляемой энергетики. И хотя доля и значимость «зеленой» энергетики в РК по-прежнему мала, она представляет для инвесторов куда больший интерес, чем традиционная.

В обзоре рынка, подготовленном исследовательской группой Expert Zertteu, приводятся данные официальной казахстанской статистики, а также расчеты по данным Казахстанского оператора рынка электрической мощности (КОРЭМ).

Спад после пика

Производство электроэнергии в Казахстане по итогам 10 месяцев этого года показывает снижение на 1,9% — до 85,8 млрд кВт⋅ч. В прошлом году в аналогичный период рост потребления составил 4,3%, по итогам 2018‑го казахстанские энергетики показали рост на 4,9% и поставили рекорд — 106,8 млрд кВт⋅ч. Несмотря на сопоставимый с прошлогодним рост экономики (Минэк прогнозирует рост ВВП на 3,8% после прошлогодних 4,1%) производство электроэнергии роста не показало из-за низких показателей экспорта (см. «Энергия ищет выход»). При этом потребление выросло на 1,5%: наиболее активный рост пришелся на южную зону энергосистемы — 3,5%, в северной зоне (север и восток РК) потребление выросло на 1,3%, на западе — на 0,4%. Энергодефицитный юг получает все больше электроэнергии, в том числе благодаря запуску линии «Север — Восток — Юг» (500 и 220 кВ) в конце прошлого года.

В структуре производства значительных изменений не произошло: около 90% генерации дают теплоэлектростанции (в том числе газотурбинные), обеспечивающие стабильную выдачу мощности. Балансирующая мощность, представленная ГЭС и возобновляемыми источниками энергии, занимает чуть более 10%.

В отличие от минувшего года, когда в I–III кварталах рост производства раскручивал экспорт электроэнергии (около 400 МВт мощности Экибастузской ГРЭС-1 работало на РФ), в первые 10 месяцев этого года крупные электростанции показывали спад производства: на ЭГРЭС-1 генерация сократилась на 11%, на Павлодарских ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 — на 9,6%, на ЕЭК (Аксуская ГРЭС) — на 8%, Экибастузской ГРЭС-2 — на 2,6%, Карагандинской ТЭЦ-3 — на 1,9%. Ощутимое снижение производства электроэнергии произошло на ГЭС: Бухтарминский ГЭК снизил производство на 5,5%, Усть-Каменогорская ГЭС — на 6,0%, Шульбинская ГЭС — на 4,8%; наиболее ощутимый спад произошел на Мойнакской ГЭС — на 17,9%.

В структуре крупных потребителей серьезных изменений нет: около 35% потребления приходится на 17 крупных потребителей, которых выделяет КОРЭМ. Рост потребления фиксировался на металлургических предприятиях «Казахмыса» (+188%), Усть-Каменогорском титано-магниевом комбинате (+33%), «Казфосфате» (+9%) и «Казцинке» (+5%). Умеренно росло потребление на предприятиях ERG — ССГПО (+1%), Аксуском (+1%) и Актюбинском (+3%) заводах ферросплавов, Казахстанском электролизном заводе (+2%); на Павлодарском алюминиевом заводе потребление осталось на уровне прошлого года. Перечисленные предприятия ERG потребляют 15% электроэнергии энергосистемы РК.

Танцы вокруг тарифа

Чуть более года назад после серии разбирательств, инициированных Генпрокуратурой, тарифы на услуги естественных монополий были снижены. Для розничных потребителей электроэнергии в среднем по стране цены снизились в январе-октябре 2019 года к аналогичному периоду прошлого года на 6,7%, теплоэнергии — на 10,1%. Для энергопроизводящих предприятий тарифы на отпуск электроэнергии были заморожены до 2025 года.

В энергокомпаниях атаки не ждали. «Все, что получали компании, шло на инвестиции. Эти деньги очень четко контролировались антимонопольным комитетом (КРЕМЗК Министерства национальной экономики РК. — EK). Тариф снизили за счет сокращения программ. Не за счет сокращения доходов или дивидендов — мы не видели дивидендов с 2008 года», — объяснял в январе этого года гендиректор ЦАЭК Сергей Кан.

Снижение тарифов действительно усложнило финансовое положение энергетиков. Для анализа мы отобрали 4 публичные компании — KEGOC (передача электроэнергии), «Самрук-Энерго» (производство), ЦАЭК и ККС (производство, распределение, сбыт). У всех наблюдаемых компаний в январе-сентябре этого года наблюдается снижение чистой прибыли: KEGOC потерял 7%, ККС — 41%, «Самрук-Энерго» — 64%, а у ЦАЭК прибыль упала на 88%. Две последние компании урезали расходы на приобретение основных средств: «Самрук-Энерго» — на 8% (до 20 млрд тенге), ЦАЭК — на 30% (до 7,4 млрд). Компании спасла относительная стабильность обменного курса в уходящем году: после убытков от курсовой разницы в 2018‑м в этом году они получили прибыль.

Повод напомнить властям о неприемлемо низком тарифе у энергетиков появился после ноябрьской аварии в Нур-Султане, когда из-за возгорания кабеля на подстанции «Левобережная» без света осталась значительная часть левого берега столицы, включая Акорду и комплекс правительственных зданий. В совместном заявлении ЦАЭК и ККС перечислили основные проблемы отрасли: высокий износ сетей, низкий тариф на производство и распределение электроэнергии, а также не устраивающий станции тариф на электрическую мощность (его директивно снизили на 16% еще до запуска рынка мощности), рост затрат на топливо (на 7% в годовом выражении; доля угля и его транспортировка в структуре себестоимости доходит до 40%), на материалы и оборудование (на 15%), отток кадров в РФ, где зарплаты выше.

Высока вероятность, что в правительстве пойдут навстречу энергетикам и повысят тарифы. Однако для инвесторов, особенно иностранных, развитие ситуации в последний год — это, скорее, плохой сигнал.

ГРЭС не для двоих

В последнее время инвесторы из крупных казахстанских электроэнергетических активов только выходят: в начале года из акционеров ЦАЭК вышел Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и Исламский инфраструктурный фонд (на двоих владели около 33% акций — их выкупил казахстанский акционер холдинга — ЦАТЭК), к концу года ожидается выход российской «Интер РАО» из капитала Экибастузской ГРЭС-2.

В июле судьба ЭГРЭС-2 окончательно определилась. Казахстанская сторона (50% станции владеет «Самрук-Энерго») решила выкупить 50‑процентный пакет акций предприятия у «Интер РАО». Стороны подчеркивали, что цена будет рыночной и может быть раскрыта лишь после закрытия. Продажа доли в станции, которой партнеры владели на паритетных основаниях, оказалась едва ли не сложнее, чем совместное владение: смену акционера должны были одобрить банки-кредиторы.

Сделка движется к завершению. 15 ноября представитель «Интер РАО» сообщил, что корпоративные процедуры продажи пакета в ЭГРЭС-2 будут завершены до конца года. В апреле уходящего года источники «Коммерсанта» оценивали стоимость доли в 20 млн долларов, при этом «Самрук-Энерго» должен был принять поручительство по займам станции перед Евразийским банком развития и ВЭБ (385 млн долларов и 12 млрд рублей соответственно).

Выход россиян из состава акционеров позволит «Самрук-Энерго» довести до конца проект строительства энергоблока №3, который долгое время откладывался из-за неопределенности у акционеров. Материнской компании «Самрук-Энерго» — ФНБ «Самрук-Казына» — сделка даст возможность выставить актив на приватизацию в более компактном виде. Продажа 20% холдинга намечена на 2020 год. По итогам 2018 года доля «Самрук-Энерго» на рынке производства электроэнергии составила 30%, добычи угля — 39%; выручка компании в 2018‑м — 260 млрд тенге, чистая прибыль — 3,3 млрд. ЭГРЭС-2 — участник рынка мощности РК.

«Зеленый» марш

Спад производства в энергосистеме целиком пришелся на традиционные источники — ТЭС и ГЭС, тогда как для «зеленой» энергетики уходящий год стал самым успешным за всю историю. За первые 10 месяцев года ВИЭ показали рост на 94% и перешагнули психологический рубеж в 1 млрд кВт⋅ч годового производства (без учета мини-ГЭС). В структуре производства их доля увеличилась вдвое — с 0,6 до 1,3%.

Успех ВИЭ связан с комбинацией факторов. Первая и главная группа факторов — государственная поддержка через эффективный механизм Расчетно-финансового центра (РФЦ) KEGOC, обеспечивающего гарантированный доступ в энергосистему, выкуп электроэнергии у операторов ветро- и солнечных электростанций и биогазовых установок. Для инвесторов также важно, что РФЦ предложил участникам рынка прозрачный механизм индексации тарифов, где предусмотрено влияние обесценения обменного курса тенге. Вторая группа факторов — участие в проектах ВИЭ институтов развития — ЕБРР и Банка развития Казахстана, предоставляющих длинные деньги для софинансирования проектов частных инвесторов.

После всплеска в 2018‑м в нынешнем году количество победителей аукционов на строительство новых ВЭС, СЭС и биогазовых установок сократилось — 36 против 12 (на конец октября 2019 года). Если в прошлом году разыгрывались площадки с совокупной установленной мощностью в 858 МВт, то в этом году, по данным РФЦ, втрое меньший объем — 255 МВт.

Аукционная модель заставляет инвесторов предлагать более низкие тарифы, таким образом на рынке внедряются наиболее эффективные финансовые модели и технологические решения, и это стимулирует его развитие. Прошедшие в конце ноября этого года первые аукционные торги по СЭС на 50 МВт вблизи поселка Шаульдер Актюбинской области показали, что инвесторы готовы существенно сбрасывать цену: победитель Arm Wind (в акционерах итальянская Eni) предложил тариф в 12,49 тенге/кВт⋅ч, что в 2,3 раза ниже предельной аукционной цены — 29 тенге/кВт⋅ч. Тарифы ВИЭ все ближе к предельным тарифам традиционных энергоисточников, которые находятся в диапазоне 8–12 тенге для газотурбинных станций, 4–8 тенге для угольных станций и 1–7 тенге для ГЭС.

Большая часть проектов ВИЭ, выставленных на аукционы в 2018–2019 годы, находятся в диапазоне установленной мощности от 2 до 50 МВт и тарифном интервале 10–25 тенге за кВт⋅ч. Устойчивость государственной политики в отношении ВИЭ позволит обеспечивать рост доли «зеленой» энергетики и снижать тарифы.

Энергия ищет выход

Одна из целей, которые ставятся перед казахстанской электроэнергетикой в ЕАЭС — стать экспортером электроэнергии. В 2019 году в ЕАЭС формально заработал общий рынок электроэнергии, при этом главные энергопартнеры союза — Россия и Казахстан — сокращают объемы взаимных поставок.

Экспорт электроэнергии в РФ упал с 4,7 до 1,1 млрд кВт·ч. Экспорт в РФ падает третий год подряд (в 2017м он находился на уровне 5,8 млрд кВт·ч) на фоне того, как россияне наращивают экспорт электроэнергии: за январь-сентябрь баланс сальдо-перетока РФ с энергосистемами других стран вырос в полтора раза, по данным Системного оператора ЕЭС, чистый экспорт электроэнергии из РФ в указанный период составил 15 млрд кВт·ч.

Казахстан стремится переориентироваться в поставках электроэнергии на другой рынок — узбекский. Дефицит энергобаланса Узбекистана оценивается в 4 млрд кВт·ч в год, для его покрытия и обеспечения дальнейшего роста потребления Ташкент планирует к 2028 году построить АЭС на 2400 МВт. До 2030 года потребление в Узбекистане должно вырасти на 70% — до 117 млрд кВт·ч. После строительства АЭС потребность в импорте электроэнергии у Узбекистана пропадет. В июле этого года в Минэнерго РК сообщали о готовности Ташкента закупить до конца 2019го до 1 млрд кВт·ч электроэнергии, но по состоянию на ноябрь Узбекистан получил около 550 млн кВт·ч.

У казахстанских энергетиков есть 8 лет для отработки этого экспортного направления, где им придется конкурировать с туркменскими, а в летний период — с кыргызскими и таджикскими коллегами.


KEGOC: верность инвестпланам

 

Системный оператор рынка электроэнергии РК — нацкомпания KEGOC, отвечающий за передачу электроэнергии по сетям свыше 220 кВ, в нынешнем году (по итогам I–III кварталов) показал рост выручки на 48%, при этом валовая и операционная прибыль KEGOC сократились на 10 и 12%. Чистая прибыль компании упала на 7%. Ключевой причиной ухудшения финансовых показателей были заморозка тарифа на передачу, а также снижение на 3% тарифа на диспетчеризацию и на 4% на услуги по организации балансирования производства и потребления электроэнергии в 2019 году (I полугодие) по сравнению с 2018м.

При этом KEGOC продолжает наращивать инвестиции в основной капитал, пусть и незначительно: по итогам первых девяти месяцев этого года показатель приобретения основных средств вырос на 4% — до 22,3 млрд тенге. В августе 2019 года компания завершила строительство линии 220 кВ между подстанциями «Тюлькубас-тяга» и «Бурное-тяга», что увеличило пропускную способность передачи электроэнергии в южной зоне энергосистемы РК. Строительство высоковольтной линии длиной в 61 км было частью проекта «Модернизация НЭС. II этап». Общая стоимость проекта 2017–2019 годов составляет 50 млрд тенге.

На драфте у KEGOC еще несколько проектов — усиление электроснабжения Туркестана и реконструкция ВЛ 220–500 кВ филиалов KEGOC («Актюбинские МЭС», «Сарбайские МЭС» и «Западные МЭС»). По оценке Expert Zertteu, основанной на данных протоколов нацкомпании о закупках и заявлений ее представителей, только эти два проекта потребуют инвестиций в 50 млрд тенге в перспективе до 2022 года.

Для акционеров публичной компании, направившей по итогам 2018 года на дивиденды 9 из 10 тенге чистой прибыли, снижение тарифов — сам по себе серьезный негативный фактор. И хотя капитализация KEGOC за минувший год не снижается — нацкомпания продолжает генерировать высокую по меркам казахстанского финрынка чистую прибыль — возможность повторения подобных действий регулятора в дальнейшем будет серьезным сдерживающим фактором для роста инвестпривлекательности компании.


 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

«Зеленый» Костомар

Преимущественно угольная энергетика Казахстана в последние годы начинает меняться

Спецвыпуск

Обзор годовых отчетов-2019: новые вызовы

Требования к раскрытию информации растут по всему миру. И главным вызовом для казахстанских компаний становится отчетность по факторам ESG

Спецвыпуск

Айдабульский градус

Отечественного производителя алкоголя сдерживают высокие цены на энергоносители

Спецвыпуск

Вывести локомотив на магистраль

Средний бизнес, доля которого в экономике в десятилетней ретроспективе упала вдвое, все еще способен стать агентом индустриализации