Айдабульский градус

Отечественного производителя алкоголя сдерживают высокие цены на энергоносители

Айдабульский градус

Айдабульский спиртзавод, предприятие со столетней историей, находится в одноименном селе на севере Акмолинской области. Местные жители до сих пор называют завод «селообразующим» производством. Даже средняя школа здесь строилась за счет средств спиртзавода еще в 1936 году, а сейчас все село пользуется водой и общественной баней бесплатно — также благодаря предприятию. Сегодня завод переживает, пожалуй, самые непростые времена — в структуре издержек высок вес энергоносителей, и это мешает компании развиваться. Заводчане ждут, вмешается ли государство в вопрос регулирования цен на отходы продуктов нефтепереработки или нет.

Дать газу

Как рассказывает главный экономист Айдабульского спиртзавода Татьяна Майер, на предприятии работают 235 человек, в основном это местные жители. Основная продукция завода — алкогольные напитки, а также спирт класса «альфа», то есть наиболее чистый, производится он исключительно из зернового сырья. По словам г-жи Майер, в последние пять лет в компании наблюдается ухудшение финансовой ситуации, хотя по итогам 2018 года выручка предприятия составила 1,5 млрд тенге и выросла за год в полтора раза. Это позволило показать чистую прибыль в 13,3 млн. В 2017 году завод получил убыток 53 млн тенге. Общий непокрытый убыток в 2018 году приблизился к 2 млрд тенге.

«Основной фактор падения прибыли — повышение цен на теплоносители. Цены на них совершенно несопоставимы с ценами в России. Несравнимы цены и с Актюбинской областью и южными регионами страны — там предприятия работают на природном газе, который в пять раз дешевле, чем мазут», — детализирует г-жа Майер.

В 1998 году для обеспечения технологического цикла было принято решение построить котельную на мазуте, до этого спиртзавод работал на угольной котельной, и была масса проблем с экологией. «Мазут в последнее время стал дороже, чем 92‑й бензин, собственно говоря, такое ценообразование привело к тому, что мы оказались в таком состоянии», — объясняет экономист. По ее словам, если политика ценообразования на теплоносители не изменится, рост цен на дизельное топливо и мазут продолжится, то перспективы у компании не радужные. «Дизтопливо также на нас влияет, поскольку сырьем для производства нашей продукции является зерно. Стоимость зерна ощутимо растет. Два показателя — теплоэнергия в виде мазута и зерно, на которое приходится 80 процентов себестоимости, — вот что сейчас нас особенно волнует», — отмечает она.

По словам г-жи Майер, сегодня Айдабульский спиртзавод выживает, в дальнейшем, если ничего не изменится, всерьез встанет вопрос существования завода. «Главная наша надежда связана с газопроводом “Сарыарка”, мы надеемся, что он в будущем дотянется до нас», — делится она. На II этапе проекта «Сарыарка» действительно планируется строительство магистрального газопровода из столицы в Кокшетау, но работы планируются на 2023–2024 годы. Затем нужно будет построить распределительные сети: от предполагаемой трассы газовой магистрали до Айдабула по прямой около 50 километров.

Рост цен на мазут на Айдабульском заводе связывают с тем, что в последнее время главным ответственным за строительство дорог в стране стал государственный бюджет. «На строительство дорог в качестве связующего материала используются отходы нефтехимического производства. После запуска масштабных проектов дорожного строительства мазут начал дорожать. В моем понимании все организации, которые выигрывают тендеры на строительство дорог, чтобы реализовать государственные деньги, увеличивают стоимость проектов дорожного строительства», — рассуждает г-жа Майер. Она называет удорожание искусственным и ссылается на соседнюю Россию, где отходы нефтехимического производства дешевле на 60%.

Польза от спирта

Поскольку предприятие производит этиловый спирт, оно (как и производители табачных изделий) не может претендовать на меры господдержки. Не действуют в отношении спиртзавода и налоговые преференции. Однако Татьяна Майер считает, что на их бизнес государство может посмотреть и с другой стороны. Например, одним из побочных продуктов, производимых на спиртзаводе, является барда. Барда считается одним из лучших видов кормов для скота, в сутки на заводе генерируют около 300 тонн суспензии, и почти все уходит в домашние подворья и на агропредприятия.

Если бы предприятию оказывалась поддержка, то руководство могло бы наладить дальнейшую переработку барды. «Из барды можно делать белково-витаминную добавку, это сухая барда с высоким содержанием протеина. Однако ее производство требует не меньшей затраты энергии, доля топлива в себестоимости — 90 процентов. Из-за цен на мазут затраты будут очень высокие, а продукт — неконкурентоспособен по сравнению с российскими аналогами», — рассказывает экономист. И мы возвращаемся туда, откуда начали, к проблеме высоких цен на энергоносители.

По данным комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, в I полугодии 2019 года объем производства ликероводочной продукции составил 14 млн литров, что меньше прошлогоднего показателя на 25%. Реализация алкоголя в I полугодии также сократилась почти на 22% — до 18 млн литров. К сокращению спроса в целом прибавилась частная проблема — клиенты Айдабульского завода переключаются на продукты конкурентов.

«Раньше самым нашим крупным клиентом была карагандинская “Фармация”, стопроцентную потребность сырья они закрывали за счет нашей продукции. Однако теперь они начали закупать спирт у спиртзавода в Актюбинской области из-за того, что там дешевле: актюбинцы используют природный газ, однако такого качества, как у нас, у них нет», — считает экономист. Сегодня основным рынком сбыта по-прежнему остается Северный Казахстан, а самым крупным клиентом — винно-водочная компания «Натурпродукт».

Согласно аудиторским отчетам Айдабульского спиртзавода, с 2015-го по 2018 год выручка предприятия выросла в три раза, однако у компании накоплены огромные убытки, в последние два года предприятие генерирует отрицательный денежный поток. Поэтому спасти предприятие, считает г-жа Майер, может только чудо.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Год в минус

На фоне сокращения производства и заморозки тарифов инвестпривлекательность электроэнергетики снижается

Спецвыпуск

«Зеленый» Костомар

Преимущественно угольная энергетика Казахстана в последние годы начинает меняться

Спецвыпуск

Обзор годовых отчетов-2019: новые вызовы

Требования к раскрытию информации растут по всему миру. И главным вызовом для казахстанских компаний становится отчетность по факторам ESG

Спецвыпуск

Вывести локомотив на магистраль

Средний бизнес, доля которого в экономике в десятилетней ретроспективе упала вдвое, все еще способен стать агентом индустриализации