Пора кредитовать

Качественный рост становится жизненно необходимым для банков

Пора кредитовать

Впервые за последний десяток лет мы наблюдаем смену основных трендов в банковском секторе. Начиная с 2008–2009 годов, то есть с глобального финансового кризиса, лучший рост ежегодно показывали фининституты с иностранным участием и игроки из второго-третьего десятка банков второго уровня. Причем активы лидирующих по темпам прироста банков могли ежегодно прибавлять 100% и больше.

Как показал ренкинг БВУ по итогам деятельности за III квартал 2019 года, подготовленный Expert Kazakhstan, даже возглавляющий топ-10 фининститутов по динамике активов Жилстройсбербанк (ЖССБ) вырос на 43% за прошедшие четыре квартала. Для сравнения, активы занимавшего первое место по этому показателю в ренкинге за тот же период 2018 года АО «First Heartland Bank» увеличились в 7,7 раза, что, скорее, эффект низкой базы. Но и следовавший за ним ТПБ «Банк Китая в Казахстане» вырос на 82%, Банк Хоум Кредит (третья позиция) — на 64% (см. expertonline.kz/a15764).

То же самое и с другими показателями деятельности: темпы прироста прибыли лидирующего по этому показателю Банка Kassa Nova — 236% — вдвое ниже, чем у прошлогоднего лидера — Банка ВТБ (584%). Исключение составляет собственный капитал, динамика которого из года в год примерно одинаковая (см. таблицы 1–4). В целом размер СК по сектору за год увеличился на 13%. Но и по этому показателю можно выделить лидеров роста: топ-10 возглавляет Altyn Bank с цифрой 40%. В топах по другим показателям — разные по размеру и типу бизнеса игроки, а вот в таблицу с лучшей динамикой прироста капитала вошли в основном крупные банки, в том числе крупнейший Халык. За небольшим исключением они же представлены и в списке лидирующих институтов по приросту доходов. Высокая чистая прибыль дает возможность наращивать капитал.

Хорошая среда для ритейла

На наш взгляд, причина замедления роста объема активов кроется не столько в состоянии экономики — кризисными были 2015–2016 годы, последние три года мы наблюдаем рост ВВП, а в снижении роли самого банковского сектора для экономики и накопившихся проблемах, которые приходится решать банкам опять же на протяжении ряда лет. Мы не раз отмечали, что слишком быстрый рост грозит снижением качества активов, накоплением проблем, необходимостью помощи со стороны государства и регулятора или, в тяжелых случаях, банкротством. В прошлом году были отозваны лицензии сразу у трех банков.

К нынешнему году произошло окончательное «разделение труда»: определились крупные универсальные банки — и отечественные, и «дочки» иностранных фининститутов; розничные банки, специализирующиеся на обслуживании населения, иностранные банки, главным образом работающие с корпоративными заемщиками, а также нишевые игроки, со специализацией, например, в исламском банкинге. Такая стратегия приносит свои плоды, мы видим, что в таблице топ-10 банков по приросту активов и прибыли представлены БВУ из всех названных категорий.

И все же сегодня время БВУ, работающих с населением. Наиболее известные — Kaspi bank и Хоум Кредит — вошли в десятку игроков по основным показателям деятельности — приросту активов, прибыли и собственного капитала, а Хоум Кредит — еще и по темпам роста кредитного портфеля (см. таблицу 5). В обзоре деятельности БВУ в III квартале 2019 года международное рейтинговое агентство Fitch Ratings отмечает преимущественный рост ритейла: сектор розничных займов вырос на 7%, тогда как сектор корпоративных — лишь на 2%. В прошлом номере EK мы писали о высокой динамике потребительского кредитования и предлагаемых Национальным банком Казахстана (НБК) мерах по его ограничению (см. expertonline.kz/a16198). Но вряд ли эти меры сильно затормозят потребительское кредитование, возможно, они улучшат состав заемщиков с точки зрения их платежеспособности.

Несмотря на рост реальных доходов населения (по статистическим данным, в 2018 году +5%), платежеспособный спрос в Казахстане остается низким. На прошедшей в Алматы 15 ноября 2019 года конференции «Финансовый рынок и реальный сектор экономики Казахстана» глава Ассоциации финансистов Казахстана Елена Бахмутова назвала низкий спрос населения как одну из причин, мешающих экономическому росту. По данным НПП «Атамекен», загруженность отечественных предприятий составляет лишь 50% — и это также следствие низкого платежеспособного спроса в стране. Потребительские займы компенсируют недостаток средств, поэтому будут всегда востребованы. В последние годы именно потребы превалируют в розничном портфеле (см. график 1-3).

По мнению Fitch, с учетом того, что розничные кредиты уже взвешены на 150% по риску в соответствии с действующими пруденциальными нормативами, предлагаемые изменения не потребуют дополнительного капитала. К тому же высокомаржинальные потребительские займы позволяют банкам генерировать хорошую прибыль, что является одним из основных условий успешной деятельности, так как позволяет поглощать риски.

В целом, по оценке Fitch, среднегодовая доходность сектора составила 28%, но у розничных банков она выше. «Наиболее прибыльными банками в этом секторе являются банки, ориентированные на ритейл — Kaspi и Хоум Кредит. В III квартале 2019 года они опубликовали показатели квартальных чистых доходов, равные высоким 24% и 16% от начального капитала соответственно», — говорится в обзоре. Показатели дохода квартал к кварталу у названных БВУ еще выше — 62,7 и 43,5% соответственно (см. таблицу 4).

Низкий аппетит к риску

Кредитование корпоративного сектора, по данным НБК, после падения в I квартале 2019 года с апреля по сентябрь увеличилось на 1,8%. За два неполных года его объем (брутто) сократился с 8 трлн тенге в январе 2018‑го до 7,2 трлн в сентябре нынешнего, или на 10%. Основная причина сокращения корпоративного кредитования, озвучиваемая банкирами в течение последнего десятилетия, — нет хороших заемщиков, то есть устойчивых, прозрачных, генерирующих прибыль компаний. В экономике все еще остается большое количество несостоятельных предприятий, потрепанных кризисами, закредитованных, с большой суммой долгов. Процедура банкротства может занимать от 5 до 10 лет. Понятно, что после ее завершения у должника чаще всего не остается активов, чтобы удовлетворить требования кредиторов. В результате у банков растут портфель проблемных займов и нежелание кредитовать бизнес.

Поэтому банки приветствовали начало активной поддержки реального сектора государством несколько лет назад. Первая помощь пошла в 2009 году для снижения негативных последствий финансового кризиса, со временем она только расширялась и охватывала все большие сферы экономики. Существует множество программ, которыми предусмотрено облегчение финансового бремени для предпринимателей за счет субсидирования ставки вознаграждения по банковскому кредиту. Основная из них — Дорожная карта бизнеса (ДКБ-2020). Запущенные, казалось бы, с благими целями госпрограммы, как показало время, не много сделали для самой экономики, что стало понятно еще несколько лет назад и что сегодня подтверждено исследованиями.

Неэффективность государственных программ поддержки экономики и замена банковского кредитования государственным финансированием были предложены для обсуждения на уже упомянутой конференции, которая прошла в День национальной валюты 15 ноября 2019 года.

Чем можно измерить KPI госпрограмм? В НПП «Атамекен» отвечают: долей поддерживаемых отраслей в ВВП, развитием бизнеса и диверсификацией экономики. Несмотря на господдержку, количество средних предприятий сокращается, как и доля обрабатывающей промышленности и АПК. По данным Национальной палаты предпринимателей, доля обработки в ВВП сократилась с 14,6% в 2016 году до 10,8 — в 2018‑м. Экономика Казахстана остается ресурсозависимой, в ней правят нефтегазовый и горнодобывающий сектора, занимающие в ВВП 36%. Ненефтяной дефицит бюджета составляет 8% ВВП, правительство планирует снизить эту цифру до 5,5% только к 2022 году.

Наиболее последовательным противником госпрограмм субсидирования выступает председатель правления Халык банка Умут Шаяхметова, несмотря на то, что банк один из немногих продолжает кредитовать реальный сектор и к тому же участвует во всех госпрограммах поддержки экономики. Именно она подняла вопрос неэффективности программ субсидирования на первом после долгого перерыва конгрессе финансистов в 2017 году. По словам г-жи Шаяхметовой, госпрограммы порождают иждивенческие настроения у всех экономических агентов, включая банки, бизнес и государство, не стимулируя госорганы работать с бюджетом. Падает спрос на кредитование основных средств, хотя предприятиям необходимо переоснащение, но растет на оборотку. Она напомнила, что в 2006–2007 годах были востребованы лизинговые программы, которые предусматривали налоговые льготы для предпринимателей.

«Господдержка не работает на конкуренцию, — подчеркнула г-жа Шаяхметова. — Компания, получая долгосрочный контракт на субсидируемое финансирование, выжигает конкурентное поле для других предприятий, не дает им возможности участвовать в госзакупках на равных условиях. У бизнеса нет стимула развиваться. К тому же такой контракт порождает среду для коррупции».

Сегодня банки конкурируют за хорошего клиента с институтами развития, которые заходят на коммерческое поле, предлагают дешевые деньги, финансируют оборотку, — банкам трудно с ними тягаться, сетует глава Халык банка.

Государственное финансирование искажает рыночные отношения с точки зрения стоимости денег, нарушает конкуренцию, так как закрепляет неравный доступ к деньгам, а также подменяет собой банковское кредитование, что особенно раздражает банкиров: сидя на игле субсидирования, заемщики не хотят занимать деньги на рыночных условиях.

База фондирования банковского сектора главным образом представлена депозитами населения и компаний (65% на 1 октября 2019 года), банки принимают деньги по рыночным ставкам и хотели бы так же их размещать. Однако клиенты считают, что банковские кредиты без субсидий государства — слишком дорогие. В свою очередь у кредиторов множество претензий к заемщикам: они непрозрачны, трудно оценить их денежные потоки, рассчитать их платежеспособность — никто не хочет принимать на себя дополнительные риски.

Несмотря на программу оздоровления 2017 года, банковский сектор не столь здоров, как хотелось бы: проблема качества активов остается на повестке дня. Можно услышать самые разные оценки и мнения по поводу доли NPL: у рейтинговых агентств свои, у регулятора и профучастников — свои. Более полную картину позволит получить проверка качества активов (Asset Quality Review, AQR), к которой Нацбанк приступил в августе нынешнего года и обещает завершить к концу года.

Истина — в портфеле

AQR будет охвачено 14 крупнейших банков с совокупной рыночной долей более 87%. В нашем ренкинге — это БВУ от Народного до Нурбанка (см. таблицу 1). Нацбанк сообщил о начале проверки 31 июля. В пресс-релизе внимание акцентировано на целях и задачах AQR: обеспечение прозрачности всей банковской системы за счет повышения качества доступной информации о финансовом состоянии ключевых банков; укрепление финансовой стабильности за счет выявления и внедрения корректирующих мер для улучшения финансового состояния банков (при необходимости); повышение доверия со стороны инвесторов и вкладчиков за счет демонстрации надежности банков, работающих в Казахстане. Последнее особенно важно в свете оттока депозитов в последние два года из казахстанских банков (см. график 4). Результатом процедуры, ожидают в НБК, станет совершенствование действующих бизнес-процессов банков, активизация кредитования реальной экономики и улучшение качества предоставляемых услуг для населения Казахстана. Каким образом, правда, не очень понятно.

Рейтинговые агентства ожидают, что в результате проверки наконец будут озвучены истинные цифры неработающих кредитов, а также доформированы провизии по ним. По официальной статистике, которая публикуется на сайте НБК, доля просроченных кредитов 90+ лишь у некоторых банков выше нормативных 10% (см. таблицу 5). По сектору в целом — 9,34%, но у рейтинговых агентств существует сомнение в подлинности этих цифр.

«Для казахстанского банковского сектора в аудированной отчетности характерно наличие оговорок и даже отказ от выражения мнения о достоверности отчетности. Это достаточно тяжелые условия, в которых и нам, как рейтинговому агентству, приходится работать», — сказала на банковской конференции в Алматы агентства S&P Global Ratings Ирина Валиева, директор направления «Финансовые институты и государственные финансы». По ее словам, сумма активов, по которым в 2018 году аудиторы отказались давать свое мнение либо дали его с оговорками, составляют около 10% всех активов банковского сектора. «Это достаточно большая цифра, поэтому нам кажется, что AQR является важным. Мы ждем результатов, которые позволят зафиксировать картину по сектору. Дальше мы ждем, какие будут предприняты шаги, они могут повлиять на рейтинги банков и на прогнозы по рейтингам», — предупредила г-жа Валиева.

По оценке S&P, доля NPL у казахстанских банков выше, нежели они показывают. Такой вывод РА делает на основании разницы между начисленными по МСФО и фактически собранными процентами. «Мы видим, что этот показатель по сравнению с прошлым годом немного улучшился, но не сильно. Остается на уровне 75–80 процентов, то есть 20–25 процентов недособирается. Плюс присутствуют кредиты с выплатой основного долга в конце срока», — объясняет эксперт.

Fitch также сомневается в соответствии официальной статистики истинному масштабу проблем. «Мы полагаем, что реальный объем проблемных активов как минимум вдвое выше, — утверждается в обзоре сектора за III квартал 2019 года. — Раскрытие информации по секторальным средним показателям по кредитам 3‑го и 2‑го уровня составляет 22% и 7% соответственно. Однако величина рисков, связанных с качеством активов, зависит от способности банков поглощать обесценение. Потери очень неравномерны по всему сектору. Значительная доля качественных ликвидных активов также способствует общему качеству активов в некоторых банках». Аналитики Fitch считают, что AQR выявит обесцененные займы и потребует значительного дополнительного резервирования в некоторых банках.

В S&P сумму дополнительных провизий оценивают в 1 трлн тенге. Но казахстанские банкиры усомнились в справедливости этой цифры, посчитав ее сильно завышенной. Заместитель председателя НБК Олег Смоляков привел такие данные: «Можно спорить о том, что включать в эти займы, отражает ли 90+ статистику неработающих кредитов, тем не менее, 90+ у нас 9,5 процента, объем провизий по ссудному портфелю — 16 процентов. Если мы возьмем корпоративный портфель, то там 7,5 процента займов 90+, доля провизий — более 17 процентов. Как минимум, в два раза перекрывают провизии объем неработающих займов. Если мы возьмем даже скрытые NPL, то у нас есть еще вторая цифра — порядка 1,5 триллиона тенге — запас капитала выше пруденциальных нормативов по БВУ, находящимся в AQR». На графике 5 можно видеть, что сумма провизий все же ниже, чем объем просроченной задолженности более 90 дней.

Банкам, очевидно, придется доформировать провизии на потери, но их объем определится по итогам AQR. Как говорит заместитель председателя Народного банка Мурат Кошенов, здесь основной вопрос, какой объем провизий будет покрываться доходами, которые БВУ генерируют. Возможно, после проверки некоторым банкам нужна будет помощь со стороны НБК. Как предполагает Fitch, она будет оказана в форме субординированного долга от Нацбанка или в форме выкупа проблемных активов. Но пока непонятно, будут ли привлечены кредиторы к помощи банку.

По словам г-на Смолякова, Нацбанк планирует до конца декабря завершить AQR, а в следующие два месяца отработать корректирующий план. Вместе с тем он не ожидает «никаких шоков», потому что часть проблем уже урегулирована (программа оздоровления сектора), другая часть будет урегулирована. Можно ожидать дальнейшей консолидации сектора по завершении проверки, хотя в Нацбанке предостерегают от таких ожиданий: у регулятора нет такой цели. «AQR — это прежде всего пруденциальное мероприятие. Мы оцениваем достаточность капитала, запасы капитала, процессы, внутренние политики», — подчеркнул г-н Смоляков.

А что думают сами банкиры о проверке? Они считают, что AQR — правильный шаг, но то, каким образом это происходит, вызывает много критики со стороны профучастников: регулятор не сделал никаких заявлений о том, какие будут приняты решения по завершении процесса AQR, и это держит рынок в напряжении. Всех волнуют последствия, по этому поводу много слухов. Скорее всего, ожидают банкиры, будут новые требования о повышении капитала, но не все смогут это требование выполнить.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Год в минус

На фоне сокращения производства и заморозки тарифов инвестпривлекательность электроэнергетики снижается

Спецвыпуск

«Зеленый» Костомар

Преимущественно угольная энергетика Казахстана в последние годы начинает меняться

Спецвыпуск

Обзор годовых отчетов-2019: новые вызовы

Требования к раскрытию информации растут по всему миру. И главным вызовом для казахстанских компаний становится отчетность по факторам ESG

Спецвыпуск

Айдабульский градус

Отечественного производителя алкоголя сдерживают высокие цены на энергоносители