Незначительный компромисс

Поскольку юридический спор с Chevron, который планирует увеличить стоимость модернизации Тенгиза на четверть, сложен и затратен, казахстанскому правительству остается лишь выторговать незначительные уступки

Незначительный компромисс

В начале ноября произошли, как выразился министр энергетики Канат Бозумбаев, «утечки из рабочего процесса в прессу» о том, что американский Chevron — главный акционер «Тенгизшевройла» (ТШО) — намерен увеличить стоимость проекта по расширению добычи на Тенгизе. Развитие ситуации по такому сценарию невыгодно для РК, но казахстанское правительство вряд ли сможет отказаться от предложения западных инвесторов.

75 на 25

У Тенгизского месторождения ключевая роль в казахстанской нефтянке, соответственно, и в экономике страны. Сегодня каждая третья тонна казахстанской нефти добывается там. Более того, развитие казахстанской нефтяной отрасли связано с Тенгизом, Кашаганом и Карачаганаком, остальные месторождения являются зрелыми и давно прошли пик добычи.

Компания «Тенгизшевройл», разрабатывающая месторождение Тенгиз, в 2016 году приняла решение нарастить добычу. Были запущены два интегрированных проекта. Первый — проект будущего расширения (ПБР) — направлен на расширение производственных мощностей, второй — проект управления устьевым давлением (ПУУД) — обеспечит полную загрузку перерабатывающих мощностей действующих на Тенгизе заводов, благодаря снижению устьевого давления и повышению давления на шести комплексных технологических линиях. Масштаб модернизации отражает ее стоимость — 36,8 млрд долларов. ПБР–ПУУД позволит нарастить годовую добычу до 39 млн тонн нефти (в прошлом году было добыто 28,6 млн тонн).

Из отчета Chevron (владеет 50% ТШО) за III квартал 2019 года стало известно о намерениях компании увеличить бюджет модернизации Тенгиза до 42,5 млрд долларов, плюс дополнительные 1,3 млрд долларов на непредвиденные расходы. Новые расчеты отправлены на согласование другим учредителям ТШО.

Большинство с учетом 25‑процентной доли участия ExxonMobil Kazakhstan Ventures Inc у американской стороны. Казахстанскую сторону с 20‑процентной долей участия представляет нацкомпания «КазМунайГаз», оставшиеся 5% принадлежат «дочке» российского «Лукойла» — «ЛукАрко». Помимо большинства голосов, у американцев современные технологии, высококлассные специалисты, без которых очень трудно провести такую модернизацию, а также политическое влияние на тех рынках, куда мы экспортируем свою нефть (львиная доля уходит в Италию). Намерения западных партнеров подкрепляет то, что Chevron и ExxonMobil прислали в ТШО своих экспертов для изучения вопроса.

Иначе говоря, обновленная смета от ТШО — лишь вопрос времени. Но пока что в Минэнерго РК предложения от компании не видели. «В адрес ведомства официальное предложение касательно увеличения стоимости ПБР Тенгиза со стороны “Тенгизшевройла” не поступало», — заявили в регуляторе.

Много минусов на один плюс

У ТШО отдельный контракт на недропользование, который эксперты считают принципиально похожим на соглашение о разделе продукции. СРП предусматривает в первую очередь соблюдение интересов консорциума, инвестирующего в разработку того или иного месторождения. Механизм СРП подразумевает, что инвестор после уплаты налогов и роялти забирает часть нефти (cost oil), чем компенсирует свои затраты. Оставшийся объем (profit oil) распределяется между правительством страны и инвестором по установленной ставке. Как только инвестор отбивает затраты полностью, вся добытая нефть идет как profit oil, а прибыль государства увеличивается в разы.

Так выглядит примерная схема СРП, но конкретные условия прописываются по каждому месторождению отдельно и являются конфиденциальными. Добыча на всех трех крупнейших казахстанских месторождениях — Тенгиз, Кашаган и Карачаганак — осуществляется в рамках СРП.

Схема, по которой инвестор компенсирует затраты за счет нефти, стимулирует его раздувать бюджет проекта. Судя по словам Каната Бозумбаева, дополнительные затраты в ПБР — ПУУД планируется отбить за счет cost oil. «Мы в общих чертах свое отношение высказали, что слишком большая сумма, это же все потом возмещается за счет нефти. Я сам лично говорил руководству Chevron и руководителям других акционеров», — заявил министр. По самым грубым подсчетам, исходя из текущих нефтяных корректировок и планируемых затрат, объем cost oil увеличится на дополнительные 18,6 млн тонн. Казалось бы, меньше годовой добычи на Тенгизе, но тут не учтены многие вводные — доля других партнеров, налоги, различные сборы и т.д. Поэтому дополнительные затраты будут отбиваться не один год.

Другая проблема — позволяет ли финансовое положение КМГ инвестировать компании дополнительные средства в развитие Тенгиза. Прошлый год компания закрыла с плюсом, получив прибыль в 2,1 млрд долларов. Хотя только в 2015 году Нацбанк был вынужден купить 10% акций КМГ, чтобы поправить финансовое состояние нацкомпании, которое ухудшилось после роста долговой нагрузки и падения нефтяных котировок.

Единственным плюсом в удорожании бюджета ПБР — ПУУД следует считать дополнительные контракты, которые получают местные нефтесервисные компании. ТШО и правительство РК еще в 2016 году договорились, что 32% из 36,8 млрд долларов получат в качестве подрядов казахстанские компании.

Ошибки в детальном инжиниринге привели к занижению стоимости завода третьего поколения и комплекса закачки сырья газа третьего поколения, говорит гендиректор Союза нефтесервисных компаний Нурлан Жумагулов. Речь идет о дополнительных строительных работах, заказы на которые активно осваивают казахстанские субподрядчики.

Г-н Жумагулов не ожидает в случае увеличения бюджета ПБР — ПУУД заключения новых контрактов: будет увеличен объем по действующим. «Казахстанские компании, которые проводят строительные работы на Тенгизе, получат дополнительные объемы работ. По крайней мере так заявляет ТШО», — отметил он. По его оценке, казсодержание в дополнительных работах будет выше порогового значения (32%) на 1–2 п.п.

Бесперспективная тяжба

Сейчас на увеличении бюджета настаивают Chevron и ExxonMobil, а Минэнергетики предлагает пересчитать расходы еще раз и, если получится, снизить их. Возможный аргумент казахстанского правительства, что ошибку допустили западные партнеры и их подрядчики, значит, расплачиваться за них должны они сами. Например, не компенсировать дополнительные затраты за увеличение объема cost oil.

Эксперт в области нефтегазового сектора Сергей Смирнов считает, что у казахстанского правительства не получится не включать дополнительные затраты в инвестиции, отбиваемые за счет нефти, сославшись на ошибки зарубежных инвесторов в планировании. «Наверняка в подписанном контракте на недропользование не говорится о таких ошибках. Тут надо будет с юристами работать, чтобы доказывать свою правоту», — говорит г-н Смирнов.

Но стоит ли овчинка выделки? Придется идти в международный арбитраж, чтобы частично пересмотреть условия СРП по Тенгизу. Это станет негативным сигналом для других инвесторов, которых зовут в Казахстан, чтобы они взялись за разработку шельфовых месторождений Каламкас-море и Хазар. История с Кашаганом, когда стоимость проекта росла на глазах, а дополнительные затраты все равно компенсировались за счет cost oil, не прибавляет уверенности.

«Думаю, что у инвесторов намного больше возможностей, чтобы продавить наше правительство, — продолжает Сергей Смирнов. — У них действующий контракт на недропользование до 2033 года. И вряд ли инвесторы пойдут на ухудшение своих позиций. Небольшие взаимные уступки, конечно, будут, но ничего принципиально они не поменяют». Ко всему прочему, история тяжбы против Анатола Стати, с которым Казахстан судится уже несколько лет, показала, что можно потратить много денег, сил и времени и не получить конкретных результатов, резюмирует эксперт.

Статьи по теме:
Казахстан

Холдинг индустриализации

Институты развития НУХ “Байтерек” поддержали проекты ГПИИР 2015-2019 на более чем 500 млрд тенге

Казахстан

«Зеленый пояс»

«Выдающиеся личности формируются не посредством красивых речей, а собственным трудом и его результатами»

Казахстан

Ракета-носитель стартапов

Как QazTech Ventures выводит казахстанские стартапы на международный уровень?

Казахстан

Холдинг-ускоритель

Институты развития НУХ “Байтерек” в коронакризис поддерживают деловую активность национального бизнеса