Кто ответит за цены?

Повестка дня

Кто ответит за цены?

Власти пытаются взять под контроль рост цен на продукты питания. Сначала президент Касым-Жомарт Токаев на совещании по вопросам развития Акмолинской области 14 ноября поднял тему необоснованного роста цен и отсутствия в этом вопросе должного контроля и координации со стороны соответствующих центральных и местных госорганов.

На заседании правительства 18 ноября тему продолжил премьер-министр Аскар Мамин. Он отметил, что пороговые значения цен на социально значимые продовольственные товары выросли более чем на 15% во всех регионах. Больше всего подорожала гречневая крупа — почти на 63% (по данным КС МНЭ РК на 19.11. 2019 — на 68%), рис — на 32%, мука — на 27,8% (29,4%). В разрезе регионов наиболее высокий рост цен зафиксирован на юге — в Шымкенте, Кызылорде, Туркестане, Таразе, Алматы; не отстают Кокшетау, Петропавловск, Актобе. «Это говорит о том, что в этом вопросе допущены серьезные упущения акиматами регионов и министерствами сельского хозяйства, национальной экономики, торговли и интеграции», — сказал премьер. Он поручил создать рабочую группу, которая в течение недели должна выработать конкретный пакет краткосрочных и среднесрочных мер по стабилизации цен на социально значимые товары. А чиновники, ответственные за контроль над ценами, по поручению главы правительства будут привлечены к дисциплинарной ответственности. В список попали вице-министры сельского хозяйства, национальной экономики, торговли и интеграции, заместители акимов Шымкента и Алматы, Кызылординской, Туркестанской, Акмолинской, Северо-Казахстанской, Актюбинской и Жамбылской областей.

Цены на продукты действительно росли быстрее инфляции: по данным комитета по статистике, с начала года социально значимые продовольственные товары подорожали на 10%. Выше перечислены «антилидеры» роста. К ним можно добавить мясо кур (рост на 13%) и говядину (16%), сливочное масло (11,8%), яйца (8,7%), картофель (11%), лук репчатый — на 11%. Отрицательный рост у сахара: с начала года он подешевел почти на 20%. Во всяком случае, так утверждает КС МНЭ.

На этом фоне инфляция — годовой ее уровень в октябре составил 5,5% — вписывается в целевой коридор Национального банка — 4–6%, а в отдельные месяцы даже снижалась до 4,8% (см. график). Однако повышение базовой ставки на 25 базисных пунктов в сентябре — с 9,0 до 9,25% — говорит о том, что НБК достаточно высоко оценивает риск роста инфляции. Цены на платные услуги в октябре к декабрю 2018 года снизились на 0,1% — минимальное историческое значение. Но эффект замораживания коммунальных тарифов после известного заседания Совета безопасности РК под председательством Нурсултана Назарбаева в ноябре прошлого года будет исчерпан уже в I квартале 2020 года. Если после годового воздержания коммунальщики начнут повышать тарифы, роста инфляции не избежать.

Начиная с 2009 года, первой девальвации тенге, когда стали расти цены, на продовольствие в том числе, правительство пытается влиять на ценообразование административным ресурсом. Если речь не идет о монополистах, в рыночной экономике невозможно поставить барьеры на пути роста цен: товар стоит столько, за сколько его покупают. Скорее всего, и нынешняя кампания борьбы с ценами сверху закончится ничем.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Год в минус

На фоне сокращения производства и заморозки тарифов инвестпривлекательность электроэнергетики снижается

Спецвыпуск

«Зеленый» Костомар

Преимущественно угольная энергетика Казахстана в последние годы начинает меняться

Спецвыпуск

Обзор годовых отчетов-2019: новые вызовы

Требования к раскрытию информации растут по всему миру. И главным вызовом для казахстанских компаний становится отчетность по факторам ESG

Спецвыпуск

Айдабульский градус

Отечественного производителя алкоголя сдерживают высокие цены на энергоносители