Выпроводить по одежке

Национальный банк намерен ограничить потребительское кредитование: если доходы заемщика меньше официального прожиточного минимума, банк откажет ему в кредите

Выпроводить по одежке

Темпы роста потребительского кредитования в 2018–2019 годах достигли уровня 2013 года: с 1 января 2013‑го по январь 2014‑го потребы выросли на 45%. Национальный банк Казахстана был вынужден принять меры для ограничения долговой нагрузки населения. Напомним, в конце 2013 года было принято постановление НБК, согласно которому коэффициент долговой нагрузки заемщика не должен превышать 50% от его ежемесячного дохода. В противном случае банк должен отказать клиенту в выдаче займа. Динамика замедлилась, но все же оставалась достаточно высокой: к 2015 году объем потребительских займов увеличился еще на 18%.

Два последующих года отметились замедлением экономики, связанным с падением цен на нефть и девальвацией тенге. В то же время в Казахстане снижались реальные среднедушевые доходы населения, и граждане не торопились компенсировать это падение за счет новых кредитов: в 2016–2017 годах наблюдалось сокращение портфеля потребительских займов (см. график 1). Но с 2018‑го рост возобновился, и на 1 сентября нынешнего года объем потребов достиг почти 4 трлн тенге.

Очень быстрые кредиты

О высоком росте розничного портфеля банков и приближении его объема к уровню 2013 года говорили на ежегодной конференции рейтингового агентства Moody’s Investors Service в сентябре 2019 года. Вице-президент, старший аналитик агентства Владлен Кузнецов сравнил ситуацию в потребительском кредитовании с «желтым сигналом светофора». «Если портфель будет расти такими же темпами, как в этом году, то в следующем году есть варианты догнать какой-то леверидж, то есть рычаг, что достаточно рискованно», — предупредил он.

Месяц спустя тему замедления кредитования экономики и роста потребительского, в частности беззалогового, кредитования обсуждали и на банковской конференции Standard & Poor’s. Участники панельной дискуссии — представители банков второго уровня (БВУ) — попытались сформулировать причины стагнации корпоративного портфеля и роста розничного. В первом случае общее место — отсутствие хороших заемщиков. Все отрасли и предприятия, генерирующие доходы, главным образом горнорудные и нефтегазовые компании, традиционно привлекают финансирование за рубежом или с фондового рынка; крупные предприятия реального сектора поддерживаются государством. На долю банков остаются малый бизнес, главным образом торговля и услуги, индивидуальные предприниматели, а также физические лица.

Фото: Руслан Пряников

«Последние несколько лет мы видим, что банковское кредитование не растет, это отсутствие роста делится на юридических лиц и физических лиц. Кредитование первых не только не растет, но и падает; физлиц — растет в основном за счет беззалогового кредитования. Юрлица — это вопрос оздоровления не только банковского сектора, но и экономики, перезагрузки реального сектора. У банков достаточно капитала и ликвидности, чтобы кредитовать экономику», — высказался глава ForteBank Гурам Андроникашвили.

Председатель правления Банка ЦентрКредит Галим Хусаинов, объясняя, почему банки ушли в потребкредитование в последние пять лет, назвал три основные причины привлекательности этого сегмента для банков. Первая: доступ к базам данных ГЦВП и Первого кредитного бюро, что позволяет оценить доходы и кредитную нагрузку потенциального клиента. Вторая: нет проблем с взысканием, так как нет залогов, все закладывается в стоимость рисков, отсюда очень простая методика взыскания и списания. Третья: низкая база. По мнению г-на Хусаинова, в Казахстане беззалоговое потребительское кредитование только развивается. «Так что банки научились оценивать свои риски и получать хороший доход через процентную маржу», — добавил банкир.

Похоже ли то, что сегодня происходит на рынке потребов, на новый пузырь, аналогичный тому, что Казахстан пережил в начале 2000‑х?

Мерей Исабеков, эксперт аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана (АФК), ссылается на такие данные: долг домохозяйств к ВВП в США составляет приблизительно 200%, в России — 15%, в Казахстане — ниже 10%. Так что говорить о «пузыре» преждевременно, считает он. «Однако отметим, что рыночные процентные ставки по потребительским кредитам в Казахстане значительно выше, чем в указанных странах, что связано с рядом объективных причин: кредитные риски, повышенная стоимость фондирования, относительная высокая инфляция и прочие» (см. график 2).

Уровень доходов в Казахстане и России примерно сравним, в США платежеспособность населения все же выше. По мнению г-на Исабекова, часть роста потребительского кредитования можно связать с неравномерным распределением доходов среди населения, попросту говоря, с бедностью. Средняя заработная плата по стране составляет 188,6 тыс. тенге в месяц, но, как отмечает аналитик АФК, из ежемесячного опроса Нацбанка по инфляционным ожиданиям населения следует, что среднемесячный доход 42% семей в Казахстане не превышает 100 тыс. тенге. «Таким образом, определенный слой населения имеет трудности даже с удовлетворением базовых нужд. Из того же опроса НБРК следует, что 78 процентов респондентов не имеют личных сбережений. Это говорит о том, что потребительский кредит для трех четвертей населения Казахстана при возникновении непредвиденных расходов может стать единственным выходом из сложившейся ситуации», — полагает г-н Исабеков.

По данным комитета по статистике Министерства национальной экономики, медианные доходы населения в 2018 году чуть превысили 43 тыс. тенге. Но есть еще более бедные граждане: доля населения с доходами ниже 60% от медианного уровня (меньше 25 тыс. тенге) почти не меняется с годами и колеблется в районе 10%. Тревожный фактор: в 2018 году увеличилась доля населения, имеющая доходы ниже прожиточного уровня, а также выросли показатели глубины бедности и остроты бедности (см. график 3).

Заместитель председателя Национального банка Олег Смоляков на конференции S&P признался: «Нас волнуют темпы прироста потребительского беззалогового кредитования и также категории людей, которые не имеют возможности обслуживать свои кредиты». Последнее обстоятельство — невозможность некоторых категорий заемщиков погашать долги — и стало основной причиной изменения правил расчета коэффициента долговой нагрузки.

Докажи, что есть на что жить

Одним из первых своих указов президент Касым-Жомарт Токаев снизил долговую нагрузку граждан «оказавшихся в тяжелой ситуации». Как объяснялось в комментариях к документу, наиболее уязвимые в социальном плане граждане — многодетные семьи, семьи с детьми-инвалидами, семьи, потерявшие единственного кормильца, получатели адресной социальной помощи, дети-сироты — не могут расплатиться со своими займами. Таких граждан, говорилось в комментариях, порядка полумиллиона человек. Размер более 86% кредитов составляет около 1 млн тенге, средний размер задолженности — 300 млн тенге.

«В качестве прямой и адресной финансовой помощи за каждого заемщика из вышеназванных категорий граждан государство погасит основной долг и начисленное по нему вознаграждение в общем размере до 300 тыс. тенге в банках второго уровня и микрофинансовых организациях. При этом их общая задолженность не должна превышать 3 млн тенге по состоянию на 1 июня этого года», — такова суть указа президента. Подчеркивается, что это одноразовая акция. Мало кто обратил внимание на то, что в документе Нацбанку предписывалось «принять комплекс мер регуляторного характера по усилению ответственности финансовых организаций, предусматривающих: запрет начисления неустойки, комиссий и иных платежей, связанных с выдачей и обслуживанием кредита, по всем беззалоговым потребительским займам физических лиц с просроченной задолженностью свыше 90 дней; запрет на предоставление займов гражданам с доходом ниже прожиточного минимума; дополнительные меры регулирования при выдаче беззалоговых потребительских займов».

Нацбанк опубликовал для обсуждения проект постановления о внесении изменений в документ от 25 декабря 2013 года «О введении ограничений на проведение отдельных видов банковских и других операций финорганизациями». Так как регулирование распространяется и на микрофинансовые организации (МФО), НБК разработал также проект правил расчета предельного значения коэффициента долговой нагрузки (КДН) заемщика МФО.

И банк, и МФО при принятии решения о выдаче займа должны, во-первых, оценить платежеспособность заемщика, во-вторых, рассчитать КДН. Платежеспособность оценивается, исходя из дохода заемщика, который определяется по сложной формуле, включающей величину прожиточного минимума (ВПМ) и количество несовершеннолетних членов семьи. Доход должен быть равен или превышать размер ПМ плюс половина ПМ на каждого члена семьи.

При расчете коэффициента долговой нагрузки учитываются все платежи и задолженности по имеющимся займам, а также сумма среднемесячных выплат по новому кредиту.

Если размер дохода меньше размера прожиточного минимума, устанавливаемого на соответствующий финансовый год законом о республиканском бюджете, и/или половины суммы прожиточного минимума на каждого несовершеннолетнего члена семьи, а также значение коэффициента долговой нагрузки заемщика превышает 0,5, банк не принимает положительные решения о выдаче займа, говорится в постановлении.

Главное изменение по сравнению с постановлением 2013 года — вычет из дохода заемщика величины прожиточного минимума и по половине ПМ на несовершеннолетних детей. Основным критерием для принятия положительного решения о кредитовании был уровень долговой нагрузки, не превышающий половину дохода заемщика. Таким образом, Нацбанк отсекает от кредитования по крайней мере 4,3% населения, доход которых ниже официальной величины ПМ: они не смогут получить заем в банке или микрокредит в МФО. Нужно также учитывать еще 10% населения, чей ежемесячный доход, согласно официальной статистике, ниже 60% медианного уровня дохода, то есть 25 тыс. тенге (ВПМ в 2019 году — 29 698 тенге).

Многие люди не могли получить кредит в банке по разным причинам — низкий уровень дохода или нет официального подтверждения дохода, чаще всего — из-за высокой закредитованности или наличия просроченных займов. Они обращались в ломбарды и к онлайн-кредиторам, так что реальный уровень задолженности части населения гораздо выше, чем официальные цифры. Но перечисленные организации по новому закону* отнесены к микрофинансовой деятельности, поэтому применяются правила расчета КДН МФО. Правда, остались без изменения положения постановления 2013 года, разрешающие кредитной организации самостоятельно определять долговую нагрузку заемщика, опираясь на собственную оценку платежеспособности. Они перешли и в правила расчета долговой нагрузки микрофинансовыми организациями. Если КДН ниже 0,5, то банк и МФО принимают решение о выдаче кредита, «руководствуясь собственной оценкой кредитоспособности заемщика». Здесь возможны лазейки для кредиторов: как мы видим, ограничение потребительского кредитования в 2013 году лишь на время снизило динамику прироста необеспеченных займов, более значимым фактором стало замедление экономики в 2015–2016 годах.

«Те, у кого не хватает денег, пытаются найти источники своих расходов. С одной стороны, это естественно, но с другой — большой риск, потому что у них должны оставаться деньги на удовлетворение жизненных потребностей. Можно взять кредит и все свои потребности удовлетворить, но затем наступает ситуация, когда приходится расплачиваться по этим займам, включая выплату вознаграждения. И тут возникает вопрос, за счет каких источников они будут оставлять себе деньги фактически на существование. Поэтому должны быть определенные ограничительные механизмы. Вопрос в том, в каком виде, но это вопрос для обсуждения. Некоторые элементы уже внедрены. Например, раньше можно было списывать не более 50 процентов средств с текущего счета клиента, сейчас банки должны убедиться в том, что у человека остаются деньги в размере прожиточного минимума. Эти элементы будут “зашиваться” в условия кредитования», — так прокомментировал предлагаемые новации регулятора заместитель председателя правления Халык банка Мурат Кошенов.

*«О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам регулирования и развития финансового рынка, микрофинансовой деятельности и налогообложения» от 3 июля 2019 года.

Статьи по теме:
Тема недели

От царства теней к диктатуре света

В борьбе с теневой экономикой в Казахстане намечается перелом. Его ощутят и бизнес, и общество

Казахстан

Преимущества развития ВИЭ в Казахстане

Банк развития Казахстана активно развивает проектное финансирование в ВИЭ

Спецвыпуск

Пора кредитовать

Качественный рост становится жизненно необходимым для банков