Веселье под трамплинами

В Алматы, у подножия Кок-Тобе, на международном комплексе лыжных трамплинов состоялся фестиваль, посвященный завершению второго этапа проекта «На вершине Тенгри»

Веселье под трамплинами

Его цель популяризировать творчество казахстанских рокеров, стимулировать молодых музыкантов и определить лучшие команды. Проект стартовал год назад. За это время слушатели радиостанции «Тенгри FM» могли проголосовать на ее сайте за лучшую отечественную рок-композицию. В марте этого года радио подвело итоги первой части отборочного тура, отметив его завершение концертом с казахстанскими завсегдатаями чарта и группой «Чайф». В этот раз помимо казахстанских групп Cry Baby (Караганда), Inventing Dreams (Алматы), JazzVoda (Шымкент), Angry Ants (Алматы), «Парфюмеров» (Астана) и «Субкультуры» (Усть-Каменогорск) слух алматинской публики услаждал Вячеслав Бутусов и «Ю-Питер».

Как рассказала генеральный директор «Тенгри FM» Мадина Уморбекова, у казахстанских участников была возможность выступить с тремя композициями: «У каждой группы свое звучание, свой стиль. Смешение различных стилей создает то, что мы называем качественной живой музыкой. Концерт пройдет на замечательной площадке, самом современном спортивном сооружении нашего города. Было закуплено лучшее оборудование. Звук и свет будут колоссальными. Надеемся, проект будет набирать обороты и в дальнейшем возможность выступить будет и у других групп. Спасибо «Цеснабанку», без спонсорской поддержки которого концерт бы не состоялся», — сообщила она. Место и в самом деле оказалось замечательным — все радовало глаз, новенькое и еще чистенькое стеклянное здание дворца, комфортный стадион и святящиеся в вечерней тьме изогнутые красавцы-трамплины. Место выбрано удачно еще и потому, что придает событию метафорический смысл. «Так мы играем на междусобойчиках. Тут выходим на сцену странового масштаба. Нас услышат не только наши друзья, но и широкая публика. Эта площадка — трамплин, с которого мы прыгаем вверх», — отметил лидер группы Inventing Dreams Ержан Джапаров. На сцене казахстанские команды исполнили композиции, которые присылали для участия в проекте «Тенгри FM». Часть из них уже звучит в эфире, часть будет звучать. По словам организаторов, это хиты.

То, что надо

—Мадина, вам удается слушать все, что присылают, или только отобранные композиции?

— В прослушивании и отборе участвуют все члены коллектива радио «Тенгри». У нас коллектив небольшой, но он сильно ратует за этот проект. Мы прослушиваем каждую песню и делаем это коллегиально. Мне очень интересны все треки. Планка участников с каждым разом повышается. Держать в руках гитару и играть на ней могут многие. Наши участники представляют свои оригинальные композиции и песни. Порой это очень красивые вещи. Присылают и очень мощные композиции. Мы гордимся профессионализмом этих ребят.

—Вы, как организаторы, пытаетесь влиять на вкусы публики, продвигать понравившихся исполнителей?

— Мы не можем влиять на голосование чарта на сайте. Правда, в прошлом сезоне появилась композиция группы «Шуга фри блюз», так и оставшаяся незамеченной. Мы ее отметили как выбор радиостанции. Песня была очень красивая и профессионально спета на красивом английском языке. Почему-то за нее никто не проголосовал. Уверена, команды, которые вы сегодня услышите, не голосовали сами за себя. За них голосовали те, кто их слушает.

—Почему вы остановились на роке, некоммерческой музыке?

—На радиостанции звучит не только рок, но смежные течения, близкие нам. Выбран такой формат. Мы уверены в том, что музыка требует развития и хорошего вкуса. Она ближе интеллектуалам. Профессионализм, качественный звук ближе этому формату. Имея семилетнее музыкальное образование по классу фортепьяно, я люблю и ценю классическую музыку. Мне с детства была привита любовь к «Битлз». Алматы — тусовочный город, в котором уже понимаешь: рок — то, что надо. На радиостанции мы слушаем разную музыку. В том числе с удовольствием слушаем джаз, дружим с коллективом «Радио-классика».

Петь в полете

На пресс-конференции перед началом фестиваля алматинским журналистам удалось пообщаться с Вячеславом Бутусовым и прояснить у рок-звезды лично разные слухи — наркотиков музыкант не принимает, не выгонял из дома детей и не уходил в секту, с фанатками шашней не заводил. И еще — песня «Гудбай, Америка» написана им самим, а не безымянным алматинским поэтом.

—Вячеслав, сегодня вы даете концерт на трамплинах. В каких еще необычных местах вы выступали?

— При упоминании трамплинов вспомнил родину — Красноярск, и знаменитый красноярский трамплин. Там всегда происходили чемпионаты Советского Союза. Ничего экстраординарного не припомню. Выступление в горах — уже для меня экзотика. Петь на красноярских столбах — прерогатива «Мумий Тролля» или группы «Тайм-аут», которая выступала в варежках на Северном полюсе. Нас не приглашают выступать в экстремальных условиях. Петь на трамплине — как я понимаю — означает петь в полете.

—Скоро вы отмечаете юбилей. Какие к нему будут приурочены мероприятия?

—Главное — собрать близких по духу людей, чтобы сказать им спасибо. Особого внимания я своим дням рождения не уделяю — хватает дней рождения собственных детей. Но юбилей — это повод для большого празднования. Я не хотел делать акцент на своей особе и пригласил более важные персоны — актеров, музыкантов, художников. Все вместе мы создадим феерическое действие, основанное на картинах и свете. В Петербурге будет выступать Земфира. Концерты пройдут 16 октября в Петербурге и 20-го — в Москве.

—К юбилею вы запланировали выход вашей третьей книги?

—Это хорошая книга, напечатали ее в Прибалтике, в Риге, и отнеслись к этому с энтузиазмом. Я не очень хорошо разбираюсь в издательском деле, но у этой книги хорошее полиграфическое качество. Первая книжка была на пять сантиметров меньше, вторая — побольше, а эта получилась такая увесистая. Книжка основана на моих впечатлениях. Я отражаю в ней действительность. Очень большой вклад внесла филолог Марина Андреевна Журинская, которая так увлеклась работой, что написала к ней в качестве предисловия целый трактат.

—Как вы планируете отметить юбилей группы?

—В честь юбилея группы мы готовим тур. Хотя мы и так концертируем регулярно. Десять лет — положительная дата. Мы решили подготовить блок песен, принадлежащих исключительно «Ю-Питеру». В последнее время мы часто исполняем песни из репертуара «Наутилуса» и «Кино».

Живите в радость, пока можете

[inc pk='1296' service='media']

—У сегодняшнего мероприятия есть миссия — продвижение молодых отечественных команд на большую сцену. Когда вы начинали свой творческий путь, вам тоже помогали? То, как это происходило с вами, чем-то отличается от современных способов стать популярным?

—Мне кажется, нам повезло. Тогда все было проще. Сейчас молодым исполнителям приходится прилагать усилия. В наше время был бум рок-музыки, и люди ничего другого не хотели слушать и видеть. Нас вынесло на этой волне. Сейчас, видимо, приходится ломать голову, как показать себя. Но мне кажется, не стоит отвлекаться от важной для себя мысли, что нужно пользоваться свободой, которая у тебя есть, что у тебя нет обязательств ни перед обществом, ни перед продюсерами, что надо делать все бескорыстно и себе в радость. Как только ваше изображение окажется на остановке на билборде — вам сразу предъявят требования и общество, и продюсеры, и спонсоры. Живите в радость — пока есть возможность.

—Как вы относитесь к женщинам в роке?

— Я с большой осторожностью отношусь к женскому рок-профсоюзу. По крайней мере, в нашей отечественной музыке. Любил Севару Назархан до тех пор, пока она исполняла этническую музыку. Я не знаком с ее современным репертуаром. Не могу без уважения относиться к Земфире, невзирая на черты ее характера и отдельные специфические моменты. В ней есть целеустремленность. Я видел, как она работает в студии и на концертах. Земфира может играть рок, она готова к этому морально. Конечно, я с почтением отношусь к Насте Полевой. Мы вместе начинали. И я слушателем присутствовал на концертах ее университетских групп. Люблю Жанну Агузарову. Может, кто-то и забыл, но у нее уникальный голос.

—Вы переделали некоторые песни, изменили аранжировку, от некоторых отреклись вообще. Что на вас повлияло, внешние обстоятельства, внутренние перемены?

—Внешние причины влияют в меньшей степени. Больше оказывает воздействие моральное созревание. Мы стремимся с возрастом к удовлетворенности. И этот путь взросления подразумевает переосмысление многих вещей, которые мы натворили в молодости. Наш состав не предполагает такого звучания, который был при «Наутилусе», когда все лупасили по клавишам потому, что это было модно. Изначально мы вообще создавали гитарный коллектив. Я считаю, что идеальная рок-группа — четыре человека на сцене, две гитары, бас и барабаны.

—Вы спокойно воспринимаете слухи?

—Спокойно. У каждого человека должен быть слухофильтр, как говорят на студии «ДДТ». Нельзя позволять пить кровь.

—Легко ли быть кумиром?

—Кумиром быть нельзя. Надо показывать людям, что кумиризация — это плохо, что это отклонение. Не сотвори себе кумира. Кумир — болван, степной король по Гете.

—Как относитесь к наркотикам?

—Отрицательно.

—Вы это пережили? Одно время рок ими болел.

—Не только рок, это же обывательское явление, везде это происходит. Рок-музыканты активно проводят время. Чаще всего этим страдают люди, которым нечем заняться и увлечься.

—Чем увлекаетесь вы?

—Я человек увлекающийся. В дороге, например, — пишу. Тем более что сейчас техника позволяет это делать. Дома я могу позволить себе порисовать. А мое нынешнее ремесло, которым я зарабатываю, — музыка. Мне достаточно это чередовать. Остальное время я провожу с семьей. У меня четверо детей, и забот мне хватает.

Лицедеи со слезами на глазах

Название карагандинской группы Cry Baby («плачущий малыш») произошло не только от названия инструментальной примочки, гитарной педали, как оказалось, оно имеет под собой глубинный смысл. «Одно из самых захватывающих проявлений человеческих эмоций — слезы. Это могут быть как слезы горя, так и слезы радости. Это спектр чувств и эмоций, работающих на грани. Мы тоже хотим быть на грани и чувствовать нервы», — поясняет ее лидер и вокалист, известный как Карлос, Денис Балакирев. Группа образовалась в 2005 году, до этого ребята были знакомы, но вместе не играли. Состав за эти шесть лет не изменился. «Магия звучания обеспечивается четырьмя участниками. Если кого-то нет — это уже не та группа и не тот саунд. Волшебство уходит», — уверен вокалист. Исторического духа родного города Карлос не чувствует. Он давно уже улетучился, считает он. Караганда для него — просто небольшой промышленный город. Группа выступает не только в родном городе, но и в клубах Алматы, и в других городах Казахстана. Однажды играла в московском клубе «Точка».

Рост группы выражается в записи трех альбомов. Причем, по мнению Карлоса, между первым и третьим альбомами пролегает пропасть — и по звуку, и по материалу, и по композициям, и по личностям музыкантов. Сочиняют коллегиально, из импровизаций на репетиции рождаются композиции. «Мы не зацикливаемся на одном направлении — слушаем всю музыку» и даже Филиппа Киркорова, которого музыкант называет профессионалом своего дела: «Он отличный вокалист и артист. Если его музыка не настолько интеллектуальна, то труд людей, создающих его шоу, достоин уважения». Музыку, которую исполняет его группа, Карлос не рассматривает как интеллектуальную. Она больше настраивает на развлечение, нежели заставляет думать. «Развлечение не противоречит сущности рока. Это стереотип, что рок — социально настроенный и бунтарский жанр. Это давно не так», — уверен музыкант. Самым отвязным для казахстанских музыкантов мероприятием Карлос считает «Байк-фест» на Капчагае: «Съезжаются все. Пляж, жара и девчонки. Играешь не три композиции, а нормальный сет. Приезжают слушать не хедлайнера, а команды. Но “Вершина Тенгри” тоже хорошая тема. Происходит широкий пиар авторских коллективов».

Только веселье

[inc pk='1297' service='media']

—Карлос, тут звучали некоторые дефиниции рока, что это живая и качественная музыка. Еще ее называли интеллектуальной. Вы же отозвались о роке как о развлечении. Разве развлекать — суть рока?

—Мне кажется, что как раз это его суть. Развлекаясь, человек делает массу полезных вещей. Побуждение к бунту и интеллектуальность — все это должно преломляться через призму развлечения. Если человек не улыбается и его не прет — это не прикольно.

—Рок можно играть в цирке?

—Конечно, мы все лицедеи.

—Вы себя мыслите в какой-то традиции? Советский рок, например.

—Боже упаси. Мы дистанцируемся от этого. Никуда себя и свою группу я не причисляю. Главное — самовыражение, отсутствие рамок. Делай то, что тебе нравится.

—С кем из казахстанских музыкантов разделяете творческие вкусы, интересы и ценности?

—С группой «Джаз-вода». С ними мы больше всего отыграли концертов, и они близки нам по духу. В Караганде есть группа «Фугас», которая сейчас записывает альбом. Это наши хорошие друзья. Еще мне нравится группа «Эклектика».

—Сегодня будет состязание групп?

—Ни в коем случае. Мне претит дух состязательности. Хорошо, что радио «Тенгри» не сделало из всего этого конкурса с судьями. Творчество не должно оцениваться. Это бред. Это просто веселье. Пусть собрались команды, по их мнению, лучшие. Но в этом нет оттенка соревновательности. Только веселье.

—Вам приходилось плакать?

—Плачу на День Победы, когда вижу ветеранов и слышу военные песни. К жизни я настроен позитивно, плакать не доводилось.

«Красные перцы» не играют «Централ»

—Зарабатываете каверами?

— Нет. Мы играем любимые вещи, переделываем их под себя, создаем кавер-версии. Бывает, играем на корпоративах, когда приглашают. Но железное условие — 80 процентов программы должно состоять из наших песен. Перепевки исполняем вкраплениями.

—Какие закажут?

—Нет. Мы можем разработать программу, выслушать пожелания. Но ни в коем случае это не должно выглядеть так, что пьяный дядька выпрется на сцену и закажет «Владимирский централ».

—А вы сможете его исполнить?

—Конечно. Но стоит ли?

—То, что вы выступаете на одной сцене с Вячеславом Бутусовым, для вас значимое событие?

—По большому счету нет. Это не первый случай — с кем мы только уже не играли — «Смысловые галлюцинации», «Парк Горького».

—Такие контакты дают что-то для творчества и переживаний?

—Сейчас нет проблем выступить на разогреве у кого-то знаменитого, если ты чего-то стоишь. Интернет и медиасреда решают эти вопросы без проблем.

—Я имею в виду не коммерческое продвижение, а что это дает для творчества?

—Конечно, многое. В этом отношении мы выступали и много общались с Серьгой. Общаясь с более опытными и взрослыми людьми — многое берешь. Они делятся опытом, рассказывают о ситуациях, которые для тебя пока в новинку.

—А как насчет музыкального творчества?

—Мы не являемся поклонниками русского рока и мало что можем взять оттуда.

—Чему вы поклоняетесь?

—Выступить с Red Hot Chile Peppers было бы здорово.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?