Проводники здорового протекционизма

Чтобы вытащить кабельную отрасль из стагнации, профильная ассоциация предлагает набор нетарифных мер

Проводники здорового протекционизма

Кабельная промышленность, по оценке Ассоциации кабельных заводов Казахстана (АКЗК), последние несколько лет на спаде. Поток фальсификата по низкой цене убивает рынок, и растущий импорт — как правило, российские кабели, производителям которого дома ощутимо помогают — ввергли казахстанские предприятия в стагнацию.

Глава АКЗК, куда входят семь крупнейших казахстанских производителей кабеля, Рафаэль Уразбахтин знает, как помочь отрасли. Одна из ключевых мер — введение утильсбора, который приблизит конкурентные позиции отечественной и импортной продукции. Однако против предложенных ассоциацией мер выступило другое отраслевое объединение — Союз производителей кабельной продукции, который объединяет небольшие предприятия.

Открыты для всех

— Рафаэль Камильевич, какие тенденции в развитии кабельной отрасли последних лет вы видите?

— Главная тенденция последних лет — с 2014 года наблюдается спад производства кабельно-проводниковой продукции. Одна из основных причин — усиление позиции импортной продукции. Казахстанское правительство все время защищало свой рынок, но с вхождением в ЕАЭС и ВТО у нас наиболее лояльный режим благоприятствования в торговле с другими государствами.

Кабельная отрасль сопредельных государств, в особенности России, имеет давние традиции и большие мощности. К тому же, если говорить о сегодняшнем дне, кабельная отрасль России, Беларуси, Узбекистана получает комплексную поддержку, начиная от дотации покупки сырья, продолжая гарантированным объемом в регулируемых закупках, завершая субсидированием транспортных расходов.

Приведу в качестве примера российский рынок. Там действуют четыре правительственных постановления, защищающих внутренний рынок. Например, постановление Минэкономразвития России ограничивает ввоз кабельной продукции в том ассортименте, который производится на ее территории. Мы, к сожалению, этого лишены и работаем с импортной продукцией на общих основаниях.

Российские кабельные заводы получают дотации, если используют отечественное сырье — алюминиевые и медные катанки. Российским экспортерам компенсируют до 80 процентов расходов на логистику. Несколько федеральных и региональных законов дают послабления по налоговой базе. Наша кабельная отрасль работает в совершенно других условиях. И если не принять пакет мер по ограничению ввоза импортной продукции, то казахстанские заводы продолжат находиться в стагнации. К слову, с 2014 года предприятия ассоциации теряют российский рынок, но главное — мы уступаем свой, родной рынок. Заводы нашей ассоциации предоставляют 1,6 тысячи рабочих мест, нами освоено 17 тысяч маркоразмеров кабеля, 80 процентов казахстанской кабельно-проводниковой приходятся на наши мощности.

— Какова доля импортной продукции по оценке ассоциации?

— Казахстанский рынок — лакомый кусочек для производителей из сопредельных государств: строительство показывает неплохие результаты, строятся новые предприятия и проходят модернизацию действующие.

У нас отсутствует нетарифное регулирование, поэтому наши границы открыты. Этим пользуются предприятия из соседних стран, применяют традиционную тактику — скидки, иногда демпинг, если у потребителя нет претензий к качеству, то везут откровенный фальсификат. Мы конкурируем с нашими соседями не на равных условиях, потому что им на родине помогают. Наше правительство только недавно обратило внимание на отрасль.

 По нашими самым скромным оценкам, доля фальсификата на рынке Казахстана составляет 25 процентов

Если говорить о цифрах, доля импортной продукции составляет две трети рынка. Последние годы импорт растет, что приводит к снижению загрузки мощностей на казахстанских предприятиях. Сейчас заводы нашей ассоциации загружены только наполовину.

— Есть куда расти!

— Если ограничить ввоз импортной продукции, то загрузка свободных мощностей позволит обеспечить отечественной продукцией две трети внутреннего рынка.

— Высокая доля импорта, возможно, связана с тем, что наши заводы не способны производить сложную продукцию?

— Казахстанские заводы, которые входят в нашу ассоциацию — это производства кабельно-проводниковой продукции со сложной конструкцией. Начнем с того, что главными нашими потребителями являются энергетики, нефтяники, газовики и горнорудная промышленность. Их потребность в кабелях разнообразных размеров мотивирует наши предприятия расширять ассортимент, закупая современное технологическое оборудование и модернизируя производство.

Наши заводы не стоят на месте. «Талдыкорганкабель» и «Казэлектромаш», например, выпускают высоковольтный кабель до 35 киловольт. Многие предприятия расширяют ассортимент по низковольтному кабелю. Кроме того, «Казэлектромаш» поставляет в промышленных масштабах эмалированные провода. На двух наших заводах — «Казэнергокабель» и «Азия Электрик» — производится алюминиевая катанка, хотя ее раньше в РК не делали. Теперь наладили полный цикл производства. В 2018 году на семипалатинском «Казэлектромаше» введен в эксплуатацию цех по производству кабелей с изоляцией из сшитого полиэтилена на напряжение 10–35 киловольт.

Важно сказать, что в сегменте кабеля со сложной конструкцией много разовых проектов. Но даже в этом случае казахстанские заводы готовы осваивать новую технологию для выпуска современных кабелей при постоянном спросе. Мы накопили для этого знания и компетенции.

У нас серьезные достижения в производстве оптоволоконного кабеля, процесс производства которого достаточно сложный — любая пыль, резкое изменение температуры может испортить продукцию. Осваивая производство оптоволокна, карагандинский «Казцентрэлектропровод» изначально был нацелен на экспорт и не промахнулся. Сейчас компания поставляет кабель на европейский рынок.

Дешевый фальсификат

— Какие еще проблемы у отечественных заводов?

— Большой поток фальсификата — продукции, которая не соответствует техрегламенту. Многие небольшие заводы, их скорее следует называть цехами, балуются этим. Ситуацию осложняет еще то, что сейчас нет правовых механизмов, чтобы остановить этот процесс.

Ассоциация старается навести порядок в техрегламенте по выпуску кабельно-проводниковой продукции с помощью проверки сертификатов качества и отзыва выданных с нарушениями. Тут следует сказать о двух моментах. Во-первых, технология производства по ГОСТу предполагает наличие на предприятиях входного контроля качества сырья и испытательной лаборатории, которая проверяет качество изготовленного кабеля. Все крупные предприятия работают по ГОСТу. Во-вторых, в стране много малых цехов, которые работают не по ГОСТу. У этих цехов небольшая номенклатура, примерно сотня маркоразмеров кабельно-проводниковой продукции, которые они реализуют, условно говоря, на соседнем базаре или на малых стройках тем организациям и потребителям, которые не требуют сертификата качества.

— Почему стало возможно появление мелких производителей, которые не соблюдают ГОСТ?

— В соглашении ЕАЭС существует норма о том, что несоблюдение требований стандарта не является нарушением техрегламента. Когда принимали эту норму, предполагалось, что производители будут выпускать свою продукцию по собственным заводским техническим условиям. Используя эту норму и полное отсутствие контроля качества, некоторые недобросовестные экспортеры и мелкие казахстанские цеха завалили рынок фальсифицированным товаром. Мы называем его «усеченным» кабелем, потому что в нем снижена токопроводящая жила и толщина оболочки.

Казахстанские заводы готовы осваивать новую технологию для выпуска современных кабелей при постоянном спросе

Что представляет собой фальшивый провод? Конструкция проще некуда: металлическая токопроводящая жила, плюс полимерная изоляция. Вообще материалы составляют от 65 до 85 процентов себестоимости, на них и экономят. Экономят на диаметре сечения проводящей жилы, в среднем он заужен на четверть от предусмотренного в ГОСТе норматива, бывает и на половину. Медь не из дешевых металлов, это стимулирует недобросовестных производителей экономить и на сырье. Если километр качественной меди содержит до тонны меди, то фальсификат легче на 500 килограммов. От качества и количества меди зависит важнейший параметр — удельное электрическое сопротивление жилы. Если оно превысит максимальную планку, то кабель нагреется сильнее, что снижает пропускную способность. Перегрев какое-то время может копиться, а потом замкнет в том месте, где есть трещина в изоляции.

К сожалению, на нашем рынке встречаются изделия, по своему виду напоминающие кабель. Его выпускают неизвестно из какой проволоки, изолируя некачественным, в том числе обувным пластикатом. Такой кабель быстрее изнашивается, оболочка лопается от перегибов, а при возгорании огонь распространяется по всей длине.

По стандарту кабели, которые прокладывают внутри зданий, изготавливают из негорючих полимеров — низкотоксичных безгалогенных материалов, и они не выделяют коррозионных веществ. Эти параметры игнорируются недобросовестным производителем.

— Почему тут не работает рыночный закон, потребитель ведь ищет качественный товар?

— Наши органы надзора лишены механизма освидетельствования заводов и выпускаемой им продукции. Крупные заводы не заинтересованы в производстве фальсификата, потому что одним из главных потребителей являются субъекты квазигоссектора. Нельзя рисковать долгосрочными контрактами, с другой стороны — на том конце жесткая проверка.

Небольшие заводики, цеха в гаражах не выходят на такие рынки. Их клиенты — недобросовестные строительно-монтажные компании и рядовые граждане, задумавшие построить дом или отремонтировать квартиру. Если не брать в расчет недобросовестных строителей, которые стремятся снижать издержки за счет качества, то у простых граждан нет знаний, чтобы судить о продукции квалифицированно. Поэтому тут рыночный закон, что потребитель ищет качественный товар, не работает.

На практике строительные компании кладут некачественный кабель в квартирах с черновой отделкой. Обычно умный покупатель, когда делает чистовую отделку, меняет его на качественный. Ситуация вообще уродливая, поскольку стоимость кабеля не превышает и 2–3 процентов в себестоимости квадратного метра. Но когда речь идет о больших объемах, у строителя появляется стимул покупать некачественный товар. Уменьшение жилы и снижение изоляционной оболочки дает снижение себестоимости кабеля до 50–60 процентов, но на рынке фальсификат дешевле всего-то на 10–20 процентов. Недобросовестный производитель, конечно же, получает большую маржу.

Но и это не самое главное. Фальсификат является частой причиной плавления, пробоя и, что самое важное, пожаров. И ведь люди, которые производят такой кабель, ничем не рискуют, поскольку нет механизмов контроля и санкций. По нашими самым скромным оценкам, доля фальсификата на рынке Казахстана составляет 25 процентов.

Помоги себе сам

— Если надзорные органы пока что бессильны, возможным решением может быть саморегулируемая организация.

— Отличным примером является российский проект «Кабель без опасности»: в 2016 году ассоциация кабельных заводов «Электрокабель» совместно с Алюминиевой ассоциацией договорились бороться с фальсификатом. Сейчас они проверяют качество поступающего на рынок кабеля. Инициативная группа проводит контрольные закупки, если находят нарушения, рекомендуют производителю провести работу над ошибками. Если нарушители игнорируют рекомендации, то представители «Кабеля без опасности» готовят заявление в Росстандарт и Роспотребнадзор, что провоцирует полномасштабную проверку.

— Что мешает нашим заводам запустить аналогичный проект?

— Мы пытаемся, но у нашей ассоциации нет таких полномочий. Российская ассоциация «Электрокабель» объединяет около 70 крупнейших заводов, что делает ее заметным игроком с довольно крупным бюджетом. К ней прислушиваются, с ней тесно сотрудничают российские власти. И это не самое главное. Их законодательная база делает такую деятельность правомерной.

У нас такой законодательной базы нет. Мы предлагали, но сопротивляются те предприятия, которые не желают открывать свои ворота и показывать производство. Возможно, по причине его отсутствия. Свое решение аргументируют якобы нарушением прав собственника.

В любом случае мы продолжим работу в этом направлении. Сейчас мы не можем провести освидетельствование работы завода, но можем проверить сертификаты качества.

— Нетарифные барьеры — отличный инструмент для снижения доли импортной продукции и вытеснения недобросовестных производителей. Что делает ассоциация в этом направлении?

— Наша главная задача — сделать кабельный рынок цивилизованным. Достижением считаю подписанное в начале текущего года соглашение с «Самрук-Казыной» о категорийных закупках. Такая система хороша тем, что детали (график поставок, объемы) сделки проработаны так, что существенно снижают издержки. Отработав год с «дочками» «Самрук-Казыны», мы подытожили плоды сотрудничества: они сэкономили 500 миллионов тенге. С неплохими результатами подошли к следующей стадии — к заключению долгосрочного контракта по категорийным закупкам.

Сейчас наша ассоциация работает над изъятием кабельной продукции из нацрежима госзакупок. Если удастся сделать это, иностранные компании не смогут участвовать в госзакупах с тем ассортиментом, который производят отечественные предприятия. В нашем фокусе разработка индустриального сертификата, также работаем над системой верификации. Поскольку сырье занимает львиную долю в себестоимости (до 90 процентов), мы поставили первостепенной задачей его удешевление. Рассматриваются разные варианты, например, освобождение от уплаты части начисленного НДС за обработанное местное сырье.

Утилизировать фальсификат

— Утильсбор является прекрасной нетарифной мерой по уменьшению импортной продукции. Но казахстанские кабельщики поделились на два лагеря — сторонники утильсбора и его противники. Почему так случилось?

— О том, что нужно ввести утильсбор, впервые было сказано в 2017 году на общем собрании нашей ассоциации. Перед этим мы проконсультировались с автомобилистами и аккумуляторщиками, которые тогда активно продвигали эту меру. Изучили возможные эффекты от введения утильсбора, а также заказали исследование у одной международной консалтинговой компании. Они предоставили прогнозную оценку того, что получат казахстанские заводы при введении утильсбора как элемента нетарифного регулирования. Оценки впечатлили, и все члены ассоциации поддержали эту идею.

Сама по себе эта мера довольно интересная. Она позволяет ограничить поступление импортной продукции, поскольку зарубежные компании будут платить своеобразную пошлину. Казахстанские предприятия тоже будут платить утильсбор, но оплаченные деньги будут возвращены для стимулирования отрасли. Но при соблюдении нескольких условий.

И тут некоторые кабельные предприятия, которые не работают с нашим квазигосударственным сектором, поскольку для этого нужна полная отчетность и прозрачность, выступили против введения утильсбора. Одно предприятие вышло из нашей ассоциации. Потом появился Союз производителей кабельной продукции, который объединяет, скажем прямо, мелких производителей.

— В чем загвоздка?

— Чтобы претендовать на компенсационные выплаты, необходимо соответствовать требованиям, прописанным в «Правилах стимулирования производства в РК кабельно-проводниковой продукции». Эти требования не являются чрезмерными, все они взяты из техрегламента и ГОСТа. Условия простые — наличие испытательной лаборатории, входного контроля, волочильного стана. Вообще любой завод, у которого нет этих элементов, не способен произвести качественную продукцию.

И входной контроль, и испытательная лаборатория — несложные элементы. Однако эту тему искусственно раздувают, утверждая, что у мелких производителей нет денег на это. Человек, далекий от производства, начинает этому верить.Что касается волочильного стана, о котором сейчас шумят небольшие предприятия. Можно продать любой автомобиль и купить его.

У каждого предприятия, которое входит в нашу ассоциацию, есть волочильная линия, поскольку они производят широкую номенклатуру товаров и у каждого своя жила — тонкая, толстая, сегментированная и так далее. И этот ассортимент жилы достигается волочением. Но предприятия, которые против утильсбора, утверждают, что они закупают готовую проволоку в «Казахмысе». Ну нельзя весь необходимый объем закупить. Во-первых, поскольку речь идет о маленьких компаниях, у них на это нет финансирования. Во-вторых, представьте такую ситуацию: склад завален разными медными проволоками, а потом поступает заказ, и ты достаешь оттуда нужную проволоку. Не бывает такого.

В действительности они заточены на ограниченном круге продукции. И производят ее в основном из некачественной проволоки. Покупают непонятную проволоку, перегоняют через экструзионную линию — накладывают изоляцию, скручивают, и кабель готов. Ладно, допустим, что они закупают готовую проволоку. Но ведь нельзя делать кабель из такой проволоки. Проволока и токопроводящая жила — совершенно разные вещи, у каждого собственные технологии изготовления. Например, у токопроводящей жилы 99,9 процента меди является электротехнической; проволоку можно из любого вторсырья изготовить.

— В конце сентября Нацпалата посадила обе стороны за стол переговоров. Пришли к согласию?

— По мере обсуждения этого вопроса множатся претензии. И мне кажется, все это перешло в формат бесконечных переговоров. Вначале они говорили, что мы пытаемся вытеснить их с рынка, потом говорили о волочильном стане. Теперь они говорят, что им ни к чему испытательные лаборатории, специалисты по технической проверке, входной контроль. Что все это дорого.

Все предприятия, которые входят в нашу ассоциацию, начинали с малых оборотов. Почему же противники утильсбора не вкладываются в расширение?! Потому что им выгодно производить некачественный товар по сниженной себестоимости. Никто не собирается их ограничивать в получении компенсации за выплаченный утильсбор. Выполните требования техрегламента и ГОСТа, это не стоит больших денег, проблема же в другом: они боятся прозрачности.

Статьи по теме:
Тема недели

От царства теней к диктатуре света

В борьбе с теневой экономикой в Казахстане намечается перелом. Его ощутят и бизнес, и общество

Казахстан

Преимущества развития ВИЭ в Казахстане

Банк развития Казахстана активно развивает проектное финансирование в ВИЭ

Спецвыпуск

Пора кредитовать

Качественный рост становится жизненно необходимым для банков