Зерно на минимуме

Урожай этого года обещает стать одним из самых низких за последние пять лет. Цены на зерно будут расти

Зерно на минимуме

Министр сельского хозяйства Сапархан Омаров на встрече с журналистами 23 сентября 2019 года сообщил, что Минсельхоз РК снизил прогноз валового сбора зерна в стране на этот год до 18–18,5 млн тонн. «По оперативной информации на сегодняшний день, мы на 1,2 миллиона тонн меньше собрали, чем в прошлом году. Но итоговые цифры покажут, когда мы полностью соберем урожай. Еще идет уборка, на сегодняшний день мы собрали 70 процентов урожая», — заявил министр в сентябре. В минувшем июне министерство прогнозировало, что урожай в этом году будет на уровне прошлого — 20,3 млн тонн.

Погодные условия негативно сказались на урожае в Костанайской и Актюбинской областях. Аномальная жара привела не только к снижению урожайности, но и качества зерна. Рынок уже реагирует на ситуацию — спрос на зерно растет, вслед за ним и цены; южные соседи РК, основные наши импортеры, с тревогой ждут, каким будет урожай в Казахстане.

Ожидание и реальность

Падение объемов производства зерновых в 2019 году — не только казахстанская проблема. По данным Минсельхоза США, прогноз мирового урожая пшеницы снизится на 9 млн, до 772 млн тонн. После публикации июльского отчета цены на пшеницу на чикагской и парижской бирже поползли вверх после затяжного снижения. В отчете также был прогноз по Казахстану — американские аналитики говорят о снижении прогнозных объемов производства пшеницы на 1,5 млн тонн (11,2%), до 11,5 млн тонн. Напомним, что в начале года в сводках Минсельхоза РК фигурировал прогноз о 19,5 млн тонн зерновых в бункерном весе.

Урожай 2019‑го может оказаться на уровне 2012‑го, который оказался самым плохим годом зерновиков за десятилетие

Директор исследовательского бюро «Зерновые и масличные» Виктор Асланов приводит данные областных управлений сельского хозяйства: по всему Казахстану к концу сентября убрано более 64% площадей, намолочено 10,9 млн тонн зерна, а урожайность составила 11,2 центнера с гектара. «C процентовкой по сбору урожая можно согласиться, действительно, фермеры понимают, что погода очень капризная, особенно в сентябре, и они используют каждую секунду. С данными по урожайности я не согласен», — говорит г-н Асланов. Проблема заключается в том, что у отраслевого ведомства нет своего собственного источника по сбору и наблюдению за оперативной информацией.

Сводки по урожайности, которые поступают в Минсельхоз, подготавливаются областными управлениями сельского хозяйства. По мнению г-на Асланова, существует риск того, что местная власть может на эту сводку повлиять. Соблазн приписать какой-то объем к урожаю есть и у ответственных сотрудников МСХ, которые делают и оперативные сводки, и финальный свод статистики.

Прогноз в 19,5 млн, по данным г-на Асланова, не столько прогноз МСХ, сколько Минфина: эта цифра фигурирует в трехлетнем бюджете: «Поскольку вся вертикаль власти подчинена этим цифрам, Минсельхозу не остается ничего, кроме как опираться на них и повторять этот прогноз».

«Зерновые и масличные» создали альтернативную картину урожая этого года: предварительные итоги опроса казахстанских фермеров, работающих на более 60% посевных площадей, показывают, что урожайность в этом году будет значительно ниже всех прогнозов Минсельхоза РК. Урожай 2019‑го может оказаться на уровне 2012‑го, который оказался самым плохим годом зерновиков за десятилетие (валовый сбор — 12,8 млн тонн). «Прогнозы очень тревожные, потому что 2012 году предшествовал 2011 год, который был рекордным по производству. После него все, что произвели в 2011 году, мы реализовать не смогли, и эти большие запасы в 2012 году помогли сбалансировать ситуацию. Кроме того, ситуацию сбалансировал экспорт: накопились большие объемы и цена была высокой», — напоминает директор ЗМ. По его словам, переходящий запас зерна в нынешнем году был практически нулевой, даже несмотря на то, что статком писал о 4,6 млн тонн.

Удар по качеству

По данным ЗМ, на юге Казахстана получен небольшой, но качественный урожай зерна. На небольшом кусочке Костанайской области и в четырех районах Северо-Казахстанской (СКО), где более лесистая местность, можно увидеть, что июльская жара сказалась в меньшей степени — качество и объемы урожая здесь не сильно просели. По всей остальной посевной площади центральной и северной части республики аномальная жара ударила сильно. Согласно данным управления сельского хозяйства Костанайской области, в этом году урожай зерновых составит около 2,7 млн тонн против прошлогодних 5 млн тонн, хотя засеяно было почти 4 млн га.

Костанайская область, несмотря на небольшой островок черноземов, понесла наибольший урон — к прошлому году, по данным ЗМ, прогнозируется сокращение сбора на 40%. За счет северного участка черноземов СКО выходит на уровень прошлогоднего урожая, а в Акмолинской области аналитики ЗМ прогнозируют падение на 15%, в Карагандинской области объемы сократятся на 10%. Вместе с сокращением объемов ухудшается и качество зерна, правда, меньшими темпами.

«Акмолинская область — традиционный ареал высококачественного зерна, несмотря на все условия, они вышли на тот же объем качественного урожая», — рассказывает г-н Асланов. В то же время, рассказывает эксперт, костанайские аграрии надеялись, что по качеству у них получится так же, как в Акмолинской области, однако они получили пшеницу качеством не выше 3‑го класса. На севере из-за резкого снижения температуры кондиции пшеницы оцениваются 4–5‑м классом. В целом посевы в лесостепных зонах всегда страдают по качеству. Виктор Асланов считает, что казахстанские фермеры в целом не интересуются производством качественного зерна.

По его словам, спрос импортеров сосредоточен на зерне 4‑го класса: пищевая химия шагнула вперед, существуют добавки, которые решают проблему низкокачественного зерна при производстве хлебобулочных изделий. «В итоге наши фермеры задумались: зачем выводить дорогие сорта и заниматься качественным производством, если к осени 4–5‑й класс будет сверхвостребован?» — объясняет он.

Ухудшение качества, снижение урожайности, повышение цен на зерно — все это может привести к новому росту себестоимости на продовольственном рынке страны, что повлечет рост инфляции. Поскольку ситуация в зерновой отрасли в этом году складывается неблагоприятная, стоит ожидать повышения цен на другое продовольствие, для которого зерно является основным сырьем (хлеб, мясо). Кроме того, отечественный рынок раскачивается экспортным спросом — южные соседи просят хлеб, в то время как правительство задумывается, хватит ли зерна на собственное потребление.

Тренды и обязательства

«Цена растет фантастическими темпами, однако в последние недели мы видим замедление. Активной торговли пока нет, фермеры пока еще в поле», — говорит Виктор Асланов. По его мнению, решение вопроса с вероятным дефицитом зависит от того, сколько сможет предложить Россия. По последним данным Продкорпорации, запасы пшеницы — 500 тыс. тонн, это позволит сдержать рост цен максимум на месяц после окончания сбора урожая. Единственным возможным выходом из ситуации видится закуп государством как минимум 2–3 млн тонн зерна для того, чтобы сезон прошел без сильного роста цен. Кроме того, как минимум столько же зерна потребуется для исполнения обязательств перед южными соседями.

По мнению г-на Асланова, в Казахстане в этом году меньший объем предложения, а импортная потребность содружественных стран осталась той же. «Я это называю не экспортным потенциалом, а экспортными обязательствами. Казахстан в части пшеничного сектора во всех отчетах и сводках фигурирует как донор для Центральной Азии», — объясняет он. Текущий прогноз по производству мягкой пшеницы эксперты ЗМ оценивают в 9,5 млн тонн. Теперь к арифметике: 2 млн тонн нам нужно для собственного потребления, еще 2 млн нужно сохранить на семена, 1,5 млн тонн — на фураж.

«Четыре миллиона тонн — это весь наш экспортный потенциал в этом году, хотя это лишь среднегодовая потребность четырех стран: Узбекистана, Туркменистана, Кыргызстана, Таджикистана. То есть говорить о наших амбициях в сторону Китая, Кавказа и Афганистана не приходится», — сетует г-н Асланов. Эксперт считает, что сейчас мы подходим к такому моменту, когда правительству следовало бы разобраться в отечественном зерновом секторе, проговорить все проблемы. «Может, мы заигрались в диверсификацию, может, недостаточным объемом знаний фермеры обладают или селекция не в ту сторону работает. Минсельхоз много делает, но за новыми приобретениями остаются на своем месте старые проблемы», — резюмирует эксперт.

Проблемы с урожаем в этом году, угроза, нависшая над экспортными обязательствами перед южными соседями, и планируемое сдерживание роста цен — перед Минсельхозом возникает один из самых важных вызовов последних как минимум пяти лет. Учитывая то, что цены на солярку, обслуживание импортного оборудования и оплату труда идут только вверх, каждую из этих проблем решать будет еще сложнее. Для того, чтобы решить большую их часть, правительству придется закупать дорогую пшеницу у России, при этом продавая дешевую южным соседям.



 

Статьи по теме:
Тема недели

От царства теней к диктатуре света

В борьбе с теневой экономикой в Казахстане намечается перелом. Его ощутят и бизнес, и общество

Казахстан

Преимущества развития ВИЭ в Казахстане

Банк развития Казахстана активно развивает проектное финансирование в ВИЭ

Спецвыпуск

Пора кредитовать

Качественный рост становится жизненно необходимым для банков