Плохо забытое старое

В Алматы завершился VII кинофестиваль «Евразия»

Плохо забытое старое

Когда-то отказавшись от широкого международного конкурса, его организаторы решили сконцентрироваться преимущественно на центрально­азиатском кинематографе. В этот раз они снова вернулись к прежней «всемирной» парадигме. В итоге на фестивале было представлено четыре категории фильмов, по три на каждую: снятые нашими соотечественниками, произведенные в Европе, а также в Азии и в СНГ. На международный конкурс было отобрано двенадцать фильмов: «Любовник» (Румыния), «Пожалуйста, не беспокоить» (Иран), «Солнечные дни» (Казахстан), «Вулкан» (Исландия), «Признание в любви как ритуал» (Кыргызстан), «Бедуин» (Россия), «Риэлтор» (Казахстан), «Далеко по соседству» (Франция), «Другое небо» (Россия), «Свинец» (Узбекистан), «Перед грозой» (Япония—Казахстан), «Бусонг» (Филиппины). Судили конкурсную программу прославивший корейское кино режиссер Ким Ки Дук, народный артист РФ, режиссер Владимир Хотиненко, французский режиссер и композитор Жиль Маршан, японский режиссер, участник кинофестиваля «Евразия-2007» Йоити Сай и казахстанский режиссер Рустем Абдрашов.

Конкуренцию международным участникам составили три казахстанских фильма. В итоге два из них, отечественная и совместная казахстанско-японская лента, и получили главные призы кинофестиваля. Приз за лучшую режиссерскую работу и десять тысяч долларов достались за «Солнечные дни» Нариману Туребаеву. Гран-при фестиваля и двадцать тысяч долларов председатель жюри Ким Ки Дук вручил создателям «Перед грозой» Сано Синдзю и Ерлану Нурмухамбетову. Исполнителем лучшей мужской роли был назван Теодор Жулиоссон в фильме «Вулкан» (Исландия). Лучшей актрисой признана Ольга Симонова, сыгравшая в российской картине Игоря Волошина «Бедуин». Международная федерация кинематографической прессы ФИПРЕССИ свой приз присудила фильму «Бусонг» режиссера из Филиппин Орауса Солито. Картины наших соотечественников не остались незамеченными международными фестивалями. Перед началом «Евразии» «Солнечные дни» уже показали на кинофестивале в Локарно, «Риэлтор» получил специальный приз жюри «Киношок-2011», а завоевавший Гран-при «Перед грозой» взяли в основной конкурс 29-го Международного Токийского кинофестиваля, который начнет свою работу 22 октября.

Ким Ки Дук в рамках программы «Особое событие» представил зрителям картину «Ариранг», а Жиль Маршан в программе «Виртуальный Запад» — свою последнюю ленту «Черные небеса». В рамках этой же программы зрители смогли увидеть картину «Меланхолия» участника Каннского фестиваля Ларса фон Триера. Во внеконкурсной программе был показан фильм о детских годах первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева под названием «Небо моего детства». В программе «Меняющийся Восток» можно было посмотреть «Капитана Абу Раеда» из Иордании и палестинский «День рождения Лейлы», в которых отражены современные проблемы восточных стран. Также зрители смогли увидеть «Жеруйык» Сламбека Тауекела, «Фламенко, фламенко» Карлоса Саура и «Райскую историю» Такахиса Зезе.

«Короткий метр» как альманах

На прошлой «Евразии» Гран-при получил киргизский фильм «Свет-Аке», выделившийся среди остальных этнически-экзотических картин конкурса своей социально-нравственной проблематикой (см. «Кто он, герой нашего времени?» «ЭК» №39 за 4 октября 2010 г.). В этот раз страну-соседа представляли откровенно слабые картины. Три короткометражки от трех разных молодых режиссеров — «Я — Чин-Су», «Карандаш от муравьев» и «Снуз» — решили объединить в один альманах. Видимо, предполагалось рассматривать их как один фильм. Как пояснила продюсер одной из короткометражек, идея альманахов сейчас популярна в Кыргызстане. Но причина появления альманаха скорее кроется в том, что еще в прошлом году из конкурсной программы «Евразии» убрали номинацию «Короткий метр». Альманах не вызвал ощущения концептуального единства, не улучшил впечатление от фильмов и не сделал их сильнее. К тому же «Карандаш для муравьев» уже участвовал в конкурсной программе прошлогоднего кинофестиваля «Звезды Шакена». А во время просмотра «Снуза» не покидало стойкое ощущение дежавю. И хотя его автор уверял, что фильм смонтирован только в этом году, сцена с повешением героя фильма под звуки американского блюза, отсутствие речи в кадре, сценки бытовых действий и нескончаемое курение напомнили мне киргизский видеоарт, увиденный несколько лет назад в Центре современного искусства. Когда закончился сеанс, один пожилой человек поинтересовался: «А не был ли последний фильм рекламой сигарет?» В самом деле, фильм мог бы сойти за рекламу — в кадре герой курил сигареты исключительно марки «Мальборо».

Окно в Европу

По традиции в рамках фестиваля был проведен рынок кинопроектов. Главным его отличием в этом году стало участие продюсеров европейских стран. На рынке отечественные режиссеры представляли свои сценарии зарубежным фондам для дальнейшего совместного производства. Их оценивали отборщики международных кинофестивалей Берлинале, Локарно, Канн. «Кинофестиваль “Евразия” ориентируется на авторское кино. А в мире именно европейские фестивали специализируются на нем. Американские продюсеры больше работают с коммерческими проектами. Так, например, в Астане на кинофестивале экшн-фильмов Тимура Бекмамбетова проводился конкурс коммерческих проектов. У нас они — авторские», — пояснил руководитель центра кинопроектов Ержан Сулейменов. Было подано 65 заявок. Представители с российской стороны совместно с европейскими продюсерами отобрали восемь. Уже из них международные эксперты определили трех финалистов, которые получат финансирование для запуска копродукции с европейскими киностудиями. Ими стали Эмир Байгазин, Талгат Бектурсынов и Адильхан Ержанов (представивший в этот году на международный конкурс «Риэлторов»). «Трое победителей не предусматривалось. Предполагалось, что будет один. Им стал проект Эмира Байгазина. Но, посовещавшись, в качестве поощрения эксперты решили отметить как перспективные еще два — Талгата Бектурсынова и Адильхана Ержанова. Но они должны быть доработаны согласно замечаниям экспертов», — пояснил руководитель центра.

Проекты отбирались по нескольким критериям. Бюджет картины должен быть не больше двух миллионов долларов. Готовность к съемкам оценивалась по уже написанному сценарию (просто синопсис европейцев не устроил) и способности обсудить детали с продюсером, а также по уже имеющемуся кинематографическому опыту — отснятым картинам. «Европейские продюсеры интересовались исключительно авторским кино, — рассказывает Ержан. — Сначала мы думали, что они поддержат проект Елены Лисасиной про Берлинскую стену. Но при обсуждении они от него отказались, сославшись на то, что на эту тему уже снято много фильмов в Германии. Им больше интересны проекты, рассказывающие про казахстанскую жизнь. Поэтому действия всех трех отобранных картин происходят в Казахстане». Эксперты представляли не только разные страны, но и разные компании. В дальнейшем кто-то из них поддержит победителей деньгами, кто-то поможет в продвижении на европейские кинофестивали. Европейские компании, заинтересовавшиеся казахскими фильмами, руководитель центра пока называть не стал: «Детали поддержки европейских фондов пока уточняются. Только при запуске картины определятся доли участия и в зависимости от этого права на реализацию картины — кто и как вложится в проект и что получит от этого. Но победители точно получат поддержку “Казахфильма”», — заверил он. По словам Ержана, главная цель кинорынка — помочь казахстанскому кинематографу выйти на европейские кинофестивали: «Важно было выделить проект для поддержки продюсерами, чтобы он смог стать участником одного из европейских кинофестивалей. Так, снявший “Солнечные дни” Нариман Туребаев в прошлом году участвовал в конкурсе сценариев в Локарно и занял первое место. Когда он снял фильм, то его сразу взяли в основную конкурсную программу кинофестиваля Локарно». Если проект отмечен на стадии сценария европейскими продюсерами, то по окончании съемок с ним легче выйти на европейскую фестивальную сцену.

Кумиры наших пап

В качестве гостей, как повелось по «евразийской» традиции, на кинофестиваль пригласили проверенных временем и фильмами звездных ветеранов Голливуда — актера, режиссера и продюсера Джона Кьюсака, кумира наших пап — актрису Настасью Кински и победительницу враждебных инопланетян суперженщину Сигурни Уивер. Несмотря на известность, которую принесла Сигурни трагическая роль в таком страшном кино, как «Чужой», актриса сыграла и прекрасные комические роли в фильмах «Деловая женщина» и «Сердцеедки». Как отметила она сама, опыт комедийной актрисы до сих пор приносит полезные плоды в ее кинематографической карьере: «Совсем недавно я снялась в комедии, которая скоро выйдет на экраны, там я играю ужасную вампиршу. В то же время это очень забавный персонаж. Я тяготею к комедийным ролям», — призналась она. Что касается “Чужого”, то во время съемок не происходило ничего смешного, и юмор не помогал актрисе работать над «страшной» ролью: «Это была очень серьезная картина, в которой мы снимались много часов подряд. В героине «Чужих» я не находила ничего смешного, во время съемок на шутки времени не было», — поделилась она тяготами актерской жизни. На вопросы Сигурни отвечала охотно, но при этом не проявляла склонности к развитию мысли и собственной точки зрения. Но, как отметили в кулуарах пресс-конференции журналисты, по сравнению с Кински, которая отвечала односложно «да» или «нет», Уивер просто блистала красноречием. К чести звездных дам, обе выглядели великолепно и совсем не походили на старых кляч. А Сигурни Уивер казалась даже еще моложе и красивее, чем в «Чужом» конца семидесятых.

А судьи кто?

Приглашенный в качестве председателя жюри кинофестиваля корейский режиссер Ким Ки Дук рассказал, что, несмотря на трудности, ему удалось попасть в Казахстан и в итоге он остался доволен. У него уже был опыт председательствования в жюри на украинском кинофестивале. Правда, там ему пришлось просматривать более семидесяти картин, и он рад, что в этот раз судить придется только двенадцать. Режиссер полагает, что казахстанцы не смотрели его фильмов на широком экране, но уверен, что многие из них знакомы с ними благодаря DVD. Но Ким Ки Дук заблуждается, наш отечественный зритель видел его картины в кинотеатрах много раз, и не только на кинофестивалях корейского кино и «Евразии», но и в обычной прокатной сетке. «Моя концепция в том, что я не создаю фильмы для призов или для конкретных зрителей. Для меня очень важно выразить себя, свое я через кинематограф», — поведал нехитрую формулу творчества корейский режиссер. Поблагодарив зрителей за восторженные отклики о его лентах, он заметил, что специально не обучался кинопроизводству, но зато с самого детства много трудился — учился в сельскохозяйственной школе, служил в армии, работал на заводе: «Я набирался опыта в других сферах, а не учился снимать кино в учебном заведении. Я считаю, что мои фильмы не дают какой-то технологии и не могут служить примером индустрии, а передаются от сердца к сердцу». Его российский коллега, член жюри Владимир Хотиненко, снявший недавно сериал «Достоевский» с Евгением Мироновым в главной роли, записал слова Кима Ки Дука о том, что он специально не обучался, но много работал, и обещал обязательно передать их своим студентам: «Я ведь и сам в определенном смысле не обучался, окончил архитектурный институт и потом двухгодичные режиссерские курсы. Все мое обучение проходило на площадке у Никиты Михалкова. Я тоже могу сказать, что я, как и Ким Ки Дук, человек труда — люблю работать, работать и работать. Я не умею отдыхать, но могу совмещать труд и отдых. Слава богу, что пока не закончен один проект, уже начинается другой. И хорошо, что пока еще не угасла жадность снимать и снимать. Как можно было, например, отказаться от проекта снять фильм по Достоевскому? И я нырнул — мне предложили написать сценарий. И вот я пишу сценарий по “Бесам”. И дай бог, я буду и снимать “Бесов”, как подарок к моему шестидесятилетию», — сообщил он.

Если Ким Ки Дук в своем последнем фильме «Ариранг» сам сыграл три роли, чтобы рассказать о предательстве соратников и попытке суицида актрисы на съемках фильма «Мечта» и о своем творческом кризисе, то Хотиненко, по его признанию, тоже однажды снялся в кино, чтобы побывать в актерской шкуре и лучше понять тех, с кем работает на площадке как режиссер.

Ироничная работа

В отношении же своей судейской роли на кинофестивале Владимир Хотиненко заметил: «Зачем человек идет в жюри? Прежде всего, это честь. Спасибо за приглашение. Дальше приходится отвечать. Вообще судить я не очень люблю. Хорошо, что это коллективная функция, один бы я не стал судить никогда. Хорошо, что есть возможность разделить ответственность. Все по-разному относятся к присуждению призов. Часто это болезненно и неприятно. Творцы жаждут признания. Естественно, порой наживаешь недругов. Я клялся не ходить в жюри. Но так складываются обстоятельства. Как я мог отказаться и не поехать в Алма-Ату? Здесь 45 лет назад я стал чемпионом КазССР по прыжкам в высоту среди школьников. Как тут отказаться, когда будешь работать бок о бок с самим Маршаном?»

Для Кима Ки Дука председательствование в жюри — это одновременно и ироничная ситуация, и ответственная работа: «Недавно в Испании судили мои картины, а тут я приехал, чтобы судить чьи-то. В этом много иронии. На сегодня для меня председательствование — важная работа. Я буду советоваться с остальными членами жюри. Мне важно, как человек передал себя в кино. Это я и буду оценивать. Большие надежды возлагаю на азиатские фильмы. Через сюжеты и места съемок можно лучше понять страны, где они снимались». Для корейского режиссера председательствование — это еще и обучение.

Штампы артхауса

В том, что эту «Евразию» открыла снятая в Казахстане за казахстанские же деньги картина Егора Кончаловского «Возвращение в А», можно увидеть как предзнаменование, так и тенденцию, характеризующие нынешний казахский кинематограф. Кстати, фильм уже получил ряд критических откликов — казахстанские журналисты ругают его за незатейливый сюжет, обилие штампов и нелепицу. Но даже не в адрес Егора Кончаловского, всегда стремившегося на кино зарабатывать (особенно удачно в последнее время это у него получалось в Казахстане), да и к тому же российского, а не казахстанского режиссера, будет сказано, что отечественные картины пестрили самыми отпетыми клише. Такое впечатление, что наши режиссеры соревнуются — кто кого переплюнет по степени заштампованности. И это на фоне речей о том, что «Евразия» — фестиваль артхаусного кино. А это означает, что его участники должны демонстрировать оригинальную авторскую точку зрения. Но отечественные кинематографисты пока ничего авторского и самобытного предложить не смогли. «Солнечные дни» критики называют не иначе как мрачными и даже «чернушными». С одной стороны, в этом фильме Нариман Туребаев, снявший когда-то социально актуальных и в принципе запоминающихся «Маленьких людей», продолжает классическую тему — жизнь маленького человека в большом городе. С другой — остается верным идее «чем страшнее, тем лучше», положенной в основу «Антиромантики». Но дело не столько в этом, а в том, что в итоге получилось что-то вроде студенческой работы с предсказуемым сюжетом, примитивными персонажами, со снявшимися в их качестве медийными лицами и отсутствием актерской игры. Что касается «Перед грозой», то, судя по сюжету фильма, в нем эксплуатируется этническая экзотика — жизнь в степи представлена через призму японской эстетики, что и неудивительно, ведь один из режиссеров картины — японец.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности