От платформы до музея

Задача новой онлайн-платформы современного искусства — представить в интернет-пространстве казахстанских художников и способствовать развитию отечественного арт-рынка

От платформы до музея

Состоялась презентация сайта Qazart.com, посвященного отечественному искусству. Он разработан некоммерческой организацией «Евразийский культурный альянс», которая занимается развитием современного искусства Казахстана на протяжении уже девяти лет и основала международный фестиваль современного искусства ARTBAT FEST. Задача сайта — продвижение работ казахстанских художников, а также интеграция казахстанского рынка в более обширный контекст таких растущих регионов, как Африка, Латинская Америка и Китай.

Парой кликов

«Проблемы инфраструктуры казахстанского арт-рынка заключаются в нехватке музеев, преподающих современное искусство университетов, арт-галерей и арт-дилеров, что тормозит процесс его роста. В современном искусстве Казахстана около 50 активных художников. Сейчас на нашем сайте представлено тридцать авторов и порядка 550 работ. Мы мечтаем включить всех и хотим рассматривать наш ресурс как централизованную платформу, которой могли бы пользоваться профессионалы для разных целей. Сайт направлен не только на коллекционирование, но и на работу по архивированию. Мы хотим понять, что происходит в сфере искусства, собрать публикации о художниках. Хотелось бы, чтобы все желающие могли легко и свободно, несколькими кликами получить информацию», — поясняет сооснователь Евразийского культурного альянса, куратор и директор Ethan Cohen New York Владислав Слудский.

В перспективе создатели планируют работать с сайтом не только в контексте Казахстана, но и всей Центральной Азии. Язык платформы — английский, и она ориентирована на внешнего зарубежного потребителя. Но, как говорят авторы, в дальнейшем возможна разработка приложений и представление материалов на русском и казахском языках, предпринятая усилиями уже самих пользователей — художников, арт-дилеров, критиков и публики. Владислав даже считает, что если и нужно переводить сайт, то не на русский или казахский, а на китайский язык.

Децентрализация арт-рынка

Пятьдесят-семьдесят лет назад не было феномена децентрализированных арт-рынков — были Париж, Нью-Йорк, Лондон. Если успехом пользовался какой-то африканский художник, он считался парижским. Но за последнее время на международном рынке появились художники, представляющие Латинскую Америку и Африку.

«Китаю на рынке современного искусства тридцать лет. Современное искусство Китая не было представлено на международном рынке до определенного времени и с ним не работали кураторы и дилеры. Через тридцать лет после восстания на площади Тяньаньмэнь политика и экономика Китая изменились. Прошли годы либерализации. На этой волне сформировалась первая группа из 40–50 китайских художников. Сейчас ни одна приличная мировая галерея не может обойтись без китайского искусства. Ситуация отсутствия на рынке перешла в ситуацию доминации. Сейчас порядка 30 процентов продаж арт-рынка составляют Гонконг или Пекин. Похоже, Центральная Азия — последний регион мира, который еще не обозначил себя. Есть отдельные имена, но нет феномена казахстанского искусства», — полагает куратор.

Насколько аутентично современное искусство Казахстана и Центральной Азии в целом? Или современное искусство вообще существует в глобализированном мире, когда национальный язык и ментальность уже не нужны и можно обойтись одним английским? «Если мы посмотрим на топовых современных художников из децентрализованных территорий, то увидим, что кто-то из них переехал из Кубы в Нью-Йорк и там прославился или, например, вырос в постколониальном Мозамбике, но потом его принял Париж… Это связано с городской культурой и талантом художника оставаться верным своей айдентике, используя визуально и концептуально понятный миру словарь. Это сложная задача, не все с ней справляются. Художник должен знать историю искусства, свое место в ней, точку сборки аутентичного и универсального», — уверен Владислав.

Пул клиентов и аукционы

Одной из активно обсуждаемых во время дискуссии на презентации тем стал вопрос ценообразования на произведения современного искусства. Как отметила российский арт-менеджер и галерист Анна Наумова, иногда бывает даже трудно заставить себя спросить, сколько стоит современное искусство, чтобы не получить сногсшибающий ответ.

«Поэтому мы и придумали Sample-Art — онлайн-платформу, которая помогает в том числе решить задачу прозрачности цен на современное искусство. Важно поддерживать молодых художников и знать, где их можно найти и приобрести их работы. Они стоят недорого, так как молодой художник не может стоить дорого. За три года существования сайта наших художников заметили, произошла ротация, и многих из них уже можно найти в коллекциях российских и европейских галерей. Для нас важно не только продавать работы, но и показывать их в выставочных пространствах. Мы активно сотрудничаем с такими институциями», — делится галерист.

По мнению Владислава Слуцкого, казахстанскому арт-рынку не хватает аукционов. «Если картину хотят купить, например, десять человек, то, соответственно, возникает желание продать ее подороже. Аукционные результаты — последняя инстанция и гарант. Ценообразование происходит на основе предыдущих продаж и рекомендаций профессионального сообщества. Прозрачность — отдельная тема. Внутренние истории продаж держатся на доверии. Если ты нечестно продал, тебе нет доверия. Есть разные механизмы, и не все из них — этические. Это зависит от людей, которые продают искусство. Надо разбираться и понимать, кто честный, а кто не очень. Наш рынок, к счастью, еще не тронут всем этим», — полагает куратор.

Как считает российский галерист и куратор самых известных и скандальных выставок современного русского искусства Марат Гельман, посетивший Алматы шесть лет назад и вновь прибывший по приглашению Евразийского культурного альянса, продвижение художника — это увеличение круга покупателей и клиентов, заинтересованных в нем. «У галерей существует практика: после двадцати проданных работ молодого художника начинается игра с ценами. Надо, чтобы у художника сформировался пул клиентов, которые в нем заинтересованы. Повышение цен должно происходить благодаря продвижению художника через эти связи. Коллекционеры, которые купили его работы, становятся клубом, заинтересованным в повышении их стоимости. Художник может прийти к этим заинтересованным в нем людям и попросить помочь выпустить каталог или организовать выставку», — поясняет г-н Гельман.

Роль музея

Участники дискуссии, состоявшейся во время презентации, также подчеркнули роль музея современного искусства в развитии отечественного арт-рынка. По мнению Марата Гельмана, если раньше музей занимался коллекционированием прошлого, то есть коллекционировал вещи, созданные умершими художниками, то в начале ХХ века коллекционируемый музеем художник уже не просто живет, но еще и продолжает работать: «Три ключевые фигуры, Матисс, Шагал, Пикассо, стали не только живыми коллекционируемыми художниками, но еще и задали тон и поменяли ситуацию. Благодаря им появился художественный рынок. Например, по просьбе потребителей его искусства Матисс нарисовал еще двадцать работ “танцующих”. Рынок просит — художник делает».

Известный галерист уверен: главная функция музея заключается не только в том, чтобы сохранить вещь, в него попавшую. Не будет музея — не будет рынка. «Если вещи, созданные пятьдесят лет назад, остаются на рынке и конкурируют с новыми вещами, рынок перегружается, — говорит Гельман. — Музей играет важную роль — уводит старые работы с рынка и открывает его для новых работ. Музей — образцовый покупатель». Другая функция музея заключается в том, что выставки, им организованные, становятся инструментом повышения цен на произведения искусства. Кроме того, музей современного искусства — элемент международной интеграции. Вам нужен директор музея современного искусства, который сможет говорить на одном языке с другими директорами мировых музеев, подчеркивает Гельман.

С ним согласна архитектор и коллекционер Жанна Спунер, которая считает, что музей современного искусства поможет отечественным художникам и арт-рынку интегрироваться в мировое пространство. «Внутренний рынок должен развиваться. Для этого нам нужен музей современного искусства. Я ездила в Иран, где женщины ходят с покрытой головой, но при этом в Тегеране есть музей современного искусства. У нас не носят паранджу, и мы вроде бы такие продвинутые, но почему-то музей современного искусства создать не можем», — сетует она.

Статьи по теме:
Казахстан

Клёвые ковбои Алаколя

Рыболовно-туристический фестиваль "ОКУНЬКОЛЬ-2019"

Тема недели

К нам приближается инфляционный фронт

Потребительские цены возвращаются к повышательному тренду. Пока рост не критичен, но он рискует съесть прибавку реальных доходов населения и привести к замедлению экономики

Казахстан

Внедрение системы обязательного социального медицинского страхования обсудили в Алматы

Реформа медстрахования в РК приблизилась к важнейшему моменту: с 2020 запускается вторая и самая главная часть реформы медицинского страхования РК, когда в механизм будут включены физические лица

Политика

Назарбаев против раскола

Демарш младореформаторов в начале 2000‑х породил фобию раскола элит. С того момента политическую конкуренцию уничтожали на корню