Тяжесть капитала

Замедление кредитования и падение чистой прибыли при возможном ухудшении качества ссудного портфеля ставят под сомнение способность отдельных банков самостоятельно наращивать собственный капитал

Тяжесть капитала

Чаще всего мы выбираем банк, опираясь на рекламу, отзывы друзей и знакомых (сегодня и незнакомых людей в интернете); редко — в результате рекомендаций специалистов или собственных аналитических изысканий. В последнем случае наряду с другими данными — коэффициентом ликвидности, долей неработающих кредитов — нужно обращать внимание на размер собственного капитала банка и особенно на его относительные параметры, то есть коэффициенты достаточности капитала. Это ключевой показатель, по которому можно получить представление (хотя бы поверхностное) о финансовом состоянии и устойчивости банка. Это особенно актуально в свете банкротства сразу пяти БВУ за неполные три года и проблем второго по активам Цеснабанка, решить которые удалось только государству, выкупив кредиты более чем на 1 трлн тенге.

Всему голова

Насколько важен размер собственного капитала (СК), говорит тот факт, что из года в год Национальный банк (НБК) повышает требования как к абсолютным, так и относительным параметрам СК. Весной 2014 года НБК разработал проект постановления о внесении изменений и дополнений в пруденциальные нормативы, в документе предлагалось повысить размер СК коммерческих банков с 30 млрд тенге в 2016 году до 100 млрд тенге в 2019‑м. Но затем произошел очередной кризис, вызванный падением цен на нефть и двумя девальвациями тенге, и о проекте забыли. В более поздних документах объем уставного капитала и собственного капитала Нацбанк ограничил 10 млрд тенге. Этот норматив действует и сегодня.

В 2015 году, когда НБК возглавил Данияр Акишев, регулятор перенес акцент с абсолютных параметров на относительные показатели. «Практика, сложившаяся прежде, предполагает ограничения по приросту потребкредитования, есть ограничения на соотношение депозитов и капитала банков, то есть тот объем депозитов, который банки могут привлекать в зависимости от капитала. Мы считаем, что с точки зрения рисков каждого банка нужно смотреть на относительные параметры, покрывающие риски: соотношение капитала к активам, депозитов к капиталу. Исходя из этого, мы предложили усилить внимание на мотиве достаточности капитала», — сказал заместитель председателя НБК Олег Смоляков, представляя проект очередного постановления по пруденциальным нормативам в конце 2015 года.

В последние несколько лет коэффициент достаточности капитала повышался несколько раз. Не будем вспоминать далекое прошлое, тем более что трудно найти соответствующие документы Нацбанка, но с 1 января 2015 года по 1 января 2017‑го достаточность основного капитала (k1) увеличилась с 5 до 5,5%, капитала первого уровня (k1–2) — c 6 до 6,5%, достаточность собственного капитала (k2) — с 7,5 до 8%. С учетом буферного капитала ко всем перечисленным цифрам нужно прибавить еще по 2 п.п. Требования для системообразующего банка еще выше: действующие коэффициенты k1 — 9,5%; k1–2 — 10,5%; k2 — 12%.

Собственный капитал нужен банку, чтобы отвечать по всем своим обязательствам, поэтому при расчете достаточности капитала учитываются все потенциальные риски, то есть активы, возможные и условные обязательства взвешиваются по степени риска, это так называемые риск-веса, и нужно сказать, что они также постоянно утяжеляются. Например, степень риска потребительских кредитов, как наиболее рисковых, — 100%, займов в иностранной валюте, выданных физлицу, не имеющему валютных доходов, — 200% и так далее.

Для защиты вкладов физических лиц регулятор привязал активность банка в привлечении денег населения к достаточности его капитала. Согласно действующим пруденциальным нормативам* собственный капитал рассчитывается как сумма капитала первого уровня и капитала второго уровня за минусом разницы между суммой депозитов физических лиц и собственным капиталом согласно данным бухгалтерского баланса, умноженным на 5,5. Поэтому банку, который активно привлекает розничные вклады, приходится постоянно наращивать капитал. Например, Kaspi bank и Банк Хоум Кредит, которые и привлекают депозиты населения, и активно кредитуют физлиц, нарастили СК в 2018 году (см. таблицу) и продолжали увеличивать капитал в первом квартале 2019 года.

Плохо и еще хуже

Существенное давление на капитал оказывает ухудшение качества ссудного портфеля, так как риск-веса по просроченным займам в зависимости от степени провизования составляют от 50 до 100%. Провизии оказывают основную нагрузку на капитал. В 2018 году в связи с началом действия МСФО 9, по которому необходимо резервировать не только фактическое, но и потенциальное обесценение активов, капитал у многих банков в зависимости от качества портфеля снизился (см. expertonline.kz/a16043).

В отчете по финстабильности по итогам 2015–2017 годов Нацбанк констатировал, что банки, «испытывающие недостаток капитала, применяют ряд приемов для того, чтобы не признавать убытки, связанные с ухудшением качества ссудного портфеля. Наиболее распространенными из них являются реструктуризация займа путем продления срока погашения и завышение стоимости залога. Продление позволяет банку классифицировать фактически неработающий заем как стандартный и не формировать по нему провизии по МСФО. Завышение стоимости залога позволяет снизить требуемые по МСФО провизии по неработающим займам. Недопровизирование позволяет банкам не отражать действительные потери капитала, связанные с ухудшением качества активов, и сохранять значения достаточности капитала в соответствии с требованиями пруденциальных нормативов».

Отчет был опубликован весной 2018 года, но проблема сокрытия истинного качества активов осталась. Во всяком случае, по мнению аналитиков рейтинговых агентств, официальная цифра NPL, которая дается в статистике НБК, не отражает истинного положения дел с необслуживаемой задолженностью. «Средний показатель неработающих кредитов по сектору (10,6% на конец 1К19, по сравнению с 9,2% на конец I кв. 2018 г.) не отражает величину кредитного риска в банках с высокой степенью концентрации займов. Незарезервированные проблемные активы могут быть значительно выше капитала в некоторых случаях», — говорится в обзоре банковского сектора за первый квартал 2019 года, подготовленном Fitch Ratings.

Еще жестче оценивают состояние банков Казахстана аналитики Standard & Poor’s. В работе «Как оздоровление Цеснабанка повлияло на мнение S&P Global Ratings о рейтингах банков и суверенного правительства Казахстана», вышедшей в начале этого года, авторы отмечают низкое качество банковского регулирования и надзора. По их мнению, банки не раскрывают фактическое состояние активов надлежащим образом. Об этом говорит значительное расхождение между начисленными и фактически полученными доходами в денежной форме. По оценке аналитиков S&P, БВУ в 2017 году и первой половине 2018‑го недополучили в деньгах 25–30% начисленного процентного дохода.

После событий с Цеснабанком S&P понизило оценку страновых и отраслевых рисков банковского сектора РК (BICRA) на одну ступень — сектор отнесен к группе 9 (раньше относился к группе 8).

Нужно учесть, что материал S&P был опубликован после завершения программы повышения устойчивости банковского сектора, которую можно назвать программой рекапитализации сектора: ряд банков, в том числе Цеснабанк, получили деньги от Нацбанка в виде субординированного долга. Стоимость программы — 654 млрд тенге. Интересно, что именно принимавшие участие в программе Банк ЦентрКредит, АТФ Банк и Евразийский банк в обзоре Fitch упоминаются как институты с наиболее низкими коэффициентами достаточности капитала первого уровня: 9,1, 8,9 и 10% соответственно.

В отсутствии роста

Докапитализированные банки обязались улучшить качество портфелей. Как сообщил недавно НБК, «участники программы оздоровления банковского сектора за 2018 год и I квартал нынешнего года сформировали провизии на 465 млрд тенге, выполнив план доформирования провизий на 75,6%, и списали за счет резервов NPL на сумму 810 млрд тенге». Также НБК докладывает, что значительно выросли коэффициенты достаточности капитала: норматив достаточности совокупного регуляторного капитала (к2) — 22,7% при минимальном значении 8%, норматив достаточности основного капитала (к1) — 17,3% при минимуме 5,5%. Действительно, совокупный объем СК растет, несмотря на уменьшение числа игроков (см. графики 1, 2). Это связано и с переходом на МСФО 9, как уже говорилось выше, банки готовились к возможным вычетам на капитал.

«С начала года собственный капитал сектора показывает прирост на 1,3 процента, или 38,7 миллиарда тенге, причем наблюдается он практически у всех банков. Напомню, стандарт МСФО 9 обязателен к применению с 1 января 2018 года, таким образом, он уже достаточно давно влияет на дополнительное формирование провизий по потенциальным убыткам. В целом за 2018 год, без учета Народного банка и Казкоммерцбанка и соответствующей сделки, провизии по системе выросли на 20 процентов. Часть этого прироста определенно связана с МСФО 9. Кстати, изменения в капитале, связанные с переходом, отражаются в отчетности всех банков. Так, эффект на капитал в связи с переходом на новый стандарт, например у Народного банка, составил 12,5 млрд тенге в 2018 году. В этой реальности банки живут уже почти полтора года, при этом существенная часть переоценки происходила и в 2017 году», — прокомментировал вопрос о причинах роста СК директор аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Павел Афанасьев.

По словам аналитика, все банки на сегодня выполняют нормативы в части достаточности капитала, но при этом растет сектор «достаточно сдержанно» (см. график 3). В первом квартале 2019 года тенденция сдержанного роста кредитования продолжалась. Ровно половина — 14 банков — показали отрицательный рост в этот период. Вялая кредитная активность негативно сказывается на прибыльности сектора. Если в 2018 году чистая прибыль банковского сектора выросла в 6 раз по сравнению с финрезультатом 2017‑го, то на 1 апреля нынешнего года совокупный убыток составил 50 млрд тенге. Очевидно, сказалось и влияние показателей Цеснабанка.

Аналитики Fitch отмечают, что чистый убыток составил 7% от среднего собственного капитала. Прибыль главным образом показали Халык банк, Kaspi и банки с иностранным участием, все остальные институты были менее прибыльными, со среднегодовой рентабельностью капитала 9%, говорится в отчете рейтингового агентства.

Напомним, что нераспределенная прибыль является одним из источников наращивания капитала. В условиях ее отсутствия остаются акционерный капитал, а также слияния и поглощения.

*См. постановление НБК «Об установлении нормативных значений и методик расчетов пруденциальных нормативов и иных обязательных к соблюдению норм и лимитов размера капитала банка на определенную дату и Правил расчета и лимитов открытой валютной позиции» от 13.09.2017 года.

Статьи по теме:
Общество

Виртуал стал реальностью

Сегодня одной из прибыльных профессий в мире считается не врач, не инженер, и уж, конечно, не учитель, а блогер

Общество

Судьба артиллериста

Две книги о Пушкине, повесть на материале античной истории и один текст любовной восточной сказки — вот и все, что мы знаем об алма-атинском писателе Николае Раевском

Экономика и финансы

Укрепление слабой позиции

Чем больше в компании частных инвесторов, задающих неудобные вопросы, тем выше должна быть ее эффективность

Тема недели

Курс Токаева

Касым-Жомарт Токаев — продолжатель или реформатор? Новый президент старается оставить за собой возможность выбрать любую из двух ролей