ЧП с завидной регулярностью

Масштабные взрывы боеприпасов в Казахстане повторились в шестой раз за десять лет. Взрыв склада в Арысе стал четвертым по счету ЧП и привел к эвакуации города

ЧП с завидной регулярностью

Арыс — стратегически важная точка на юге Казахстана. Здесь располагается одна из старейших в РК узловая железнодорожная станция, которая связывает линию Оренбург — Ташкент (коннект между европейской частью России и Средней Азией) с Шымкентом и далее — юго-востоком страны. В 1956 году Арыс получил официальный статус города, сейчас в нем проживает свыше 40 тыс. жителей.

«В КТЖ станцию Арыс называют “фабрикой маршрутов”. Это означает, что отсюда в массовом порядке выпускают поезда, которые следуют до пунктов назначения без дополнительного переформирования в пути. Лишь один из десяти вагонов проходит станцию транзитом, без переработки, остальные в обязательном порядке подбираются и распределяются по нужным направлениям. Образно говоря, Арыс является главным диспетчером всей магистрали и называется «Воротами в Среднюю Азию», — так описывается город в интернет-альманахе TEXAC.kz.

24 июня в Арысе загорелся и взорвался военный склад боеприпасов Минобороны РК — уже в четвертый раз за десять лет. Во всей этой истории есть все — человеческая трагедия, общественное возмущение, диалог власти и народа и, конечно, халатность и нарушение техники безопасности.

И так сойдет

Военный склад боеприпасов в Арысе — наследство советской армии. После распада СССР он вместе с другим военным имуществом достался казахстанским вооруженным силам. Если завершившие срок службы технику и вооружение можно было порезать на металл, хозяйственное имущество продать или списать, то боеприпасы необходимо утилизировать. То, что казахстанская армия не очень хорошо справляется с этой задачей, стало понятно после токрауской трагедии. В 2001 году в Карагандинской области взорвался артиллерийский военный склад (см. Химия взрыва).

Проблему утилизации боеприпасов не решили даже спустя 8 лет. В 2009 году в Арысе прогремела серия взрывов на предприятии по утилизации боевых снарядов. Тогда погибли трое, 17 человек получили многочисленные ожоги. Это дело расследовалось, виновные — инженеры, руководители предприятия «Казарсенал» — понесли уголовное наказание. «В арсенале Министерства обороны в городе Арыс хранятся многомиллионные боеприпасы и снаряды, вывезенные из Афганистана после вывода войск СССР. Подобные происшествия могут повториться в будущем и в большем масштабе с более тяжелыми последствиями», — сказал тогдашний депутат мажилиса Ержан Исакулов. Слова г-на Исакулова оказались пророческими.

Фото: RUS.AZATTYQ.ORG/REUTERS/MAXAR TECHNOLOGIES

Спустя четыре года взрыв произошел в пункте утилизации боеприпасов в Отаре. Двое погибших, пятеро получили тяжелые ожоги. Еще через год боеприпасы взорвались вновь — и вновь в Арысе. Двое погибли, один пострадал.

В 2015 году в Арысе произошло третье по счету ЧП с боеприпасами — при утилизации произошел взрыв на полигоне подрывного поля «Казтехнологии» (бывшие «Казарсенал» и «Казахвзрывпром»). Погиб один человек. Тогдашний министр обороны Имангали Тасмагамбетов дал приказ минимизировать человеческое участие в утилизации боеприпасов. За все время это был первый приказ на использование робототехники при утилизации боеприпасов.

Сейчас утилизацией боеприпасов в Арысе занимается компания «Казтехнологии». За последние 10 лет компания несколько раз меняла название. На запрос Expert Kazakhstan заместитель председателя правления «Казтехнологии» Дархан Акбаев заявил, что в прошлом году, в связи с отсутствием заказов, утилизация боеприпасов Вооруженных сил РК на участке в Арысе не осуществлялась. «По состоянию на 31 мая 2019 года утилизационная деятельность также не проводилась», — добавил он.

Казахстанский журналист Геннадий Бендицкий несколько лет подряд писал о том, что на заводах по утилизации боеприпасов установлено некачественное оборудование польского производства, к тому же некоторые старые снаряды могли разбираться вручную. Мы узнали у «Казтехнологии», какие технологии применяются на предприятии. Г-н Акбаев сообщил, что на участке утилизации, действительно, используют польское оборудование. «Применяется современное технологическое оборудование польской компании Wtorplast», — сообщил Дархан Акбаев. Геннадий Бендицкий также указывал на коррупцию, которая буквально поглотила эту отрасль. «Каждый снаряд — это килограммы черного и цветного металла, плюс латунная гильза, плюс килограммы пороха и тротила», — писал журналист. По его мнению, в истории со взрывами на предприятии главным нарушением было отсутствие какой-либо сертификации на производстве. «Установленные в пунктах утилизации боеприпасов станки не прошли никакой сертификации ни в одном из госорганов Казахстана, которые по логике вещей должны были контролировать столь серьезные вопросы», — писал г-н Бендицкий.

Город под обстрелом

Утром 24 июня в городе Арыс Туркестанской области прогремела серия взрывов на хранилище боеприпасов при военной части № 44856. Первые сигналы на пульт противопожарной службы поступили в 9:20. По сообщениям МВД РК, командир арсенала полковник Нурмухамбетов организовал тушение пожара — команда приехала к месту возгорания, однако огонь быстро перекинулся на хранилище с реактивными снарядами. Стало ясно, что боеприпасы начнут детонировать — самое сердце пожара находилось на первой технической территории (всего их в воинской части три). Начальник генштаба ВС РК Мурат Бектанов позже рассказал: несмотря на запрет воинской команды, арсенал задействовал гусеничную пожарную технику, возгорание на второй и третьей технических территориях солдатам удалось потушить.

Фото: Асылхан Мамашулы/RUS.AZATTYQ.ORG

Взрывы продолжались, и было решено приостановить тушение. Тем временем в городе началась паника — люди спешно покидали дома. На многочисленных видеозаписях видно, как жители города вместе с солдатами воинской части или самостоятельно бежали из района взрывов. Из города выскакивали автомобили и, не подбирая бегущих, проносились подальше от взрывов и разлетающихся болванок. По сообщениям очевидцев, большая часть города опустела еще до объявления акимом эвакуации. Расстояние от ближайшего жилья до территории хранилища составляло около 200 метров. Жители знали о складе боеприпасов, поэтому, услышав взрывы и увидев дым, сразу поняли, что происходит.

Аким Туркестанской области Умирзак Шукеев собрал оперативный штаб и объявил о необходимости срочной эвакуации города всего через полтора часа после начала первых взрывов. С учетом направления ветра, комитет ЧС и Минобороны определили три точки сбора населения, туда власти подтянули транспорт для эвакуации. «Можно сказать, что в городе практически никого не осталось. Население было оповещено о необходимости немедленно покинуть город. Каждый час мы проводим объезд города», — сообщал г-н Шукеев. По данным МВД, Арыс с населением 43 тыс. человек покинули около 42 тысяч. 39 тыс. эвакуировались самостоятельно. Из них около 26 тыс. прибыли в Шымкент.

На следующий день в опустевший Арыс вошли инженерно-саперные подразделения, в городе тем временем оставалось не менее девяти очагов возгорания. В первую очередь саперы зачищали от боеприпасов железнодорожные пути и жилые дома возле воинской части. Угроза взрывов сохранялась весь следующий день, в казахстанских СМИ распространялись фотографии, где саперы собирали боеприпасы вручную.

Только к вечеру 26 июня стало известно, что пожар в городе полностью локализован. Полная очистка города от боевых снарядов, по данным Минобороны, закончилась 28 июня. В зачистке были задействованы 80 групп саперных подразделений (1287 человек) и, как минимум, 180 единиц военной, полицейской и гражданской техники. В общей сложности саперы обнаружили в городе 11,4 тыс. боеприпасов. По последним данным, взрывы уничтожили 90% складов в воинской части.

По последним данным властей, в результате взрывов погибли три человека — двое военнослужащих, один гражданский (в машину, где он находился, ударил снаряд). Минздрав сообщил, что было госпитализировано 80 человек, 64 из них остаются в больницах, девять человек в реанимации. Всего к медикам обратились 409 человек.

На сегодняшний день основной причиной взрывов считается возгорание. По чьей вине оно произошло, должно установить военно-следственное управление МВД. Возбуждено уголовное дело по статье 462 УК РК «Нарушение правил обращения с оружием, а также с веществами и предметами, представляющими опасность для окружающих». Заместитель главного военного прокурора Дархан Ержанов сообщил, что в числе возможных причин взрывов в Арысе рассматриваются несоблюдение пожарной безопасности (короткое замыкание электричества, возгорание легковоспламеняемых предметов (сухостоя, ГСМ) и халатность должностных лиц.

«Проверяется рациональность использования выделенных бюджетных средств по обеспечению безопасности складов с боеприпасами, правильность складирования взрывчатых веществ, своевременно ли устранялись нарушения, выявленные на складах. Если нет, то встанет вопрос о бездействии отдельных военнослужащих», — отметил Дархан Ержанов.

Новый на руинах старого

Из-за взрывов пострадала железная дорога, проходящая через Арыс. В день взрывов было остановлено движение 20 пассажирских поездов, больше 8 тыс. пассажиров были сняты с поездов на семи крупных станциях: Шымкент, Туркестан, Тюлькубас, Тараз, Шу, Шиели и Кызылорда. По данным КТЖ, 24 июня простояли 700 груженых вагонов (около 7–10 поездов). Одна из самых важнейших транзитных развязок на юге Казахстана была полностью парализована больше суток.

«26 июня текущего года после очистки от боеприпасов и ремонта железнодорожных путей, подачи напряжения в контактную сеть открыты для движения участки: Арыс — Талдыкудук — по четному пути, Шагыр — Талдыкудук — по нечетному пути, Калаш — Арыс-2 — по четному и нечетному пути, Акдала — Арыс-2 — по четному пути», — сообщили в пресс-службе нацкомпании. Пассажирское сообщение запустили ночью того же числа. Станция Арыс, по информации компании, открыта для движения только по главным путям. Сортировочные и приемо-отправочные пути по состоянию на 1 июля были закрыты для движения. «За ночь с 26‑го на 27 июня по станции Арыс пропущено 23 поезда, из них 7 пассажирских, 8 контейнерных, 8 грузовых», — детализировал перевозчик.

Если железнодорожники уже завершили работу по вводу всех поездов в график, то с городской инфраструктурой Арыса дела хуже. В пресс-службе акимата Туркестанской области сообщили, что 21 жилой дом полностью сгорел. По данным МЧС, повреждены 85% домов (всего их 7,7 тыс.). Сейчас город поделен на сектора, для полного восстановления, как считают власти, понадобится месяц. Из ближайших регионов и Нур-Султана в военный городок приедут 170 строительных бригад. «Выплаты в размере 100 тысяч тенге получит каждый из 44 781 жителя города Арыса. Общий объем денег, выделенных на эти цели, составляет 4,78 миллиарда тенге», — сообщил заместитель акима Туркестанской области Жолдымурат Аманбаев.

Председатель комитета ЧС МВД РК Владимир Беккер сообщил, что ущерб от взрывов в городе составил по меньшей мере 20 миллиардов тенге. «Касаемо ущерба по предварительным данным говорилось, что 7,6 тысячи объектов. На вчерашний вечер уже больше 8 тысяч объектов находится. Сразу хочу оговорить, что сумма средств, необходимых для восстановления, может меняться», — сказал он. Точные цифры будут известны ближе к 15 июля, а пока, как сообщил г-н Беккер, работают оценщики; цифры при подсчете поврежденных и уничтоженных домов постоянно меняются. «Было 27, потом стало 50, сейчас называется порядка 70 домов. Все они будут восстановлены», — констатировал он.

Из-за проблем с электричеством в городе больше суток отсутствовала любая связь — не работал интернет, мобильная связь, а также городские телефонные линии. Как рассказывал очевидец, на следующий после взрыва день, когда ему удалось проехать в оцепленный город, некоторые арысцы возвращались обратно из-за отсутствия связи. Люди хотели удостовериться, не остались ли их близкие в своих домах. К тому же многие семьи, спешно покидавшие город, подсаживали своих детей в проезжающие машины, чтобы они успели выехать из города, а потом не могли их найти.

Фото: Асылхан Мамашулы/RUS.AZATTYQ.ORG

Некоторые люди все же оставались в городе, несмотря на всеобщую эвакуацию, чтобы сохранить собственное имущество от мародеров. Министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев рассказал, что для сохранности имущества и обеспечения правопорядка в город были направлены 75 нарядов полиции, было выставлено три блокпоста, а бойцы Национальной гвардии стояли на подходах в город, чтобы никого не впускать. В МВД рассказали о задержании трех мародеров: они ограбили магазин и жилой дом.

Антикризисный PR

Самая светлая часть истории с Арысом — это реакция казахстанцев. Гуманитарная помощь меньше чем за сутки собиралась с разных уголков Казахстана — люди пересылали деньги, отправляли груженые фуры с продуктами первой необходимости, одеждой. По последним данным акимата Туркестанской области, в город доставили 270 тонн гуманитарной помощи, 198 тонн уже розданы жителям. На счет корпоративного фонда социального развития «Түркістан» для пострадавших в городе Арыс поступило не менее 213 млн тенге.

Конечно, государство способствовало быстрой организации сбора помощи. Партия Nur Otan, к примеру, в тот же день начала общенациональный сбор гумпомощи. В целом власти умело использовали ситуацию для управления общественным мнением в кризисной ситуации. Вечером в день взрывов президент Касым-Жомарт Токаев лично прибыл в пункты эвакуации. Он зашел к пострадавшим без многочисленной охраны и по-отечески успокаивал людей: «Город восстановим, все будет нормально». Пострадавшие встречали почти каждую реплику президента аплодисментами. Визит президента в Арыс в первые сутки катастрофы нашел позитивный отклик у пользователей социальных сетей.

Государство выбрало линию «Мы едины, когда решаем проблемы вместе», что добавило г-ну Токаеву симпатии общества. После напряженной обстановки во время выборов, инаугурации президента и волны несанкционированных митингов в Нур-Султане и Алматы трагедия в Арысе стала первым событием, вокруг которого могли бы объединиться власть и общество. «Беды и трудности одного региона являются нашим общим вопросом. Благодаря крепкому единству народа мы преодолеем все сложности», — сказал на заседании Совета безопасности первый президент Нурсултан Назарбаев.

Однако через два дня после взрывов всплеск народного единства остыл. Свыше сотни эвакуированных в Шымкент арысцев к полудню вышли на несанкционированный митинг. Основной посыл протестующих — они не хотят возвращаться в город и просят поселить их в других районах. Некоторые просили жилье в Шымкенте. Просьбы не были беспочвенными, учитывая, что люди за последние десять лет не смогли смириться с тем, что живут «на пороховой бочке». «Наше требование — это дом в другом месте, никто в Арыс не хочет возвращаться, — говорил на камеру “Азаттыка” один из протестующих. — Там опасно, люди погибли. Все равно, где нам выделят, лишь бы в другом месте».

С одной из групп митингующих (преимущественно женщин) встретился аким Шымкента Габидулла Абдрахимов. «Вы требуете дать вам дома в Шымкенте. 130 тысяч человек стоят в очереди, инвалиды и люди с малым заработком. Я что должен им сказать? “Я вам не дам, дам жителям Арыса?” Они тоже люди… Арыс — это хороший город, станция. Экономика будет развиваться. Уже завтра никаких боеприпасов там не будет, увезут. Построят новые дома, новые дороги», — сказал он митингующим.

Затем в район центральной мечети «Акмешит» в Шымкенте подъехал сам г-н Шукеев. В толпе начали говорить уже и о радиационном фоне, мол, уровень в городе высокий, возвращаться никто не будет. Аким Туркестанской области тут же заверил митингующих: радиации в Арысе нет. «Я понимаю, что вам тяжело. Проявите терпение», — успокаивал он. Однако люди, несмотря на призывы полицейских остановиться, пошли дальше — в сторону ТРЦ «Шымкент Плаза». Митингующие блокировали дороги, вступали в перепалку с полицейскими, кто-то даже попытался залезть на флагшток сорвать флаг «Нур Отана» возле здания местного партийного филиала. К вечеру толпа митингующих раскололась — кто-то продолжал стоять, остальные разошлись.

По всей видимости, линия «мы едины», которую часто любят использовать казахстанские власти, помогла утихомирить общественное возмущение только в социальных сетях. В Facebook и Instagram видео с Касым-Жомартом Токаевым в Арысе репостили и журналисты, и блогеры, и чиновники разных уровней, да и простые пользователи. Но некоторые жители Арыса, которых накрыло боеприпасами своей же армии, властям верят неохотно. Обещание перенести арсенал дальше от города они слышали и ранее.

По словам г-на Бектанова, переносом военных боеприпасов в Минобороны занимаются еще с 2005 года. «Так как у нас немножко финансирование недостаточное, мы не успели все перевезти», — говорит он. Также начальник генштаба рассказал о том, что военные склады по всем нормам должны располагаться на расстоянии не менее трех километров от жилых домов, но в Арысе расстояние не больше 200 метров. «Мы подавали неоднократно документы, чтобы продлить дальность на 10 километров. Однако для этого нужно было выселять людей, железная дорога там находится почти в 800 метрах», — сообщил г-н Бектанов.

Нельзя сказать, что Минобороны недофинансируется. По данным открытых источников, в 2018 году при распределении госбюджета на расходы Министерству обороны РК выделено 473,3 млрд тенге (4,2% бюджета). В прошлом году министр финансов Алихан Смаилов говорил о том, что по итогам 11 месяцев 2018 года Минобороны неэффективно использовало бюджет: в этом ведомстве зафиксировали недоосвоение крупной суммы. В 2020 году бюджет Минобороны вырастет до 636,5 млрд тенге.

28 июня в Арыс начали возвращаться первые жители. «Сегодня в Арысе окончены работы по очистке территории от снарядов и дезинфекции. Радиации в городе нет», — заверил жителей министр экологии Магзум Мирзагалиев. К вечеру того же дня в сети стали появляться видеозаписи из города: кое-где снаряды буквально торчали из стен домов. Либо саперные группы не смогли найти все боеприпасы, либо оставили те, которые точно не взорвутся.

Журналисты спрашивали арысцев о самочувствии — люди по-прежнему напуганы. Единственное, что немного успокоило жителей, — обещание акима Туркестанской области Умирзака Шукеева жить в Арысе целый месяц. Он будет следить за ходом восстановления города на месте, а жители смогут обращаться к акиму напрямую.

Читайте так же редакционную статью: Арыс казахстанского госуправления

Фото: youtube.com

Фото: YAPLAK.COM

Химия взрыва

8 августа 2001 года на станции Токрау Карагандинской области взорвался склад боеприпасов. На тот момент склад был одним из самых больших в Казахстане — на территории хранились мины, артиллерийские и танковые снаряды, патроны, авиабомбы, заряды к реактивным установкам «Град» и «Ураган». В Токрау привозили на хранение боеприпасы советской армии еще во время войны в Афганистане. По сообщениям казахстанских СМИ, общий вес токрауского боезапаса составлял десятки тысяч тонн.

«Спокойная жизнь для обитателей закончилась 8 августа, когда загорелся расположенный неподалеку артиллерийский склад и боевые снаряды разгромили жилье и вспахали степь вокруг. Черные стены, обрушившиеся перегородки, сожженная небогатая мебель. Температура здесь была такая, что бутылочное стекло расплавилось и, застывая, приняло самые причудливые формы», — описывал события корреспондент «Каравана» Руслан Минулин. В современной истории Казахстана токрауский взрыв считается самым большим — пожары после детонации не смогли потушить четыре дня. Тогда, как и в случае с Арысом, также было парализовано железнодорожное сообщение, оборваны линии электропередачи, не действовала водонапорная башня.

Кстати говоря, в то время премьер-министром Казахстана был Касым-Жомарт Токаев. Тогда г-н Токаев лично контролировал процесс эвакуации жителей станции, он приказал расселить людей в Балхаше — в 45 км от Токрау. Из-за оперативной эвакуации жертв удалось избежать — спаслись около 1,3 тыс. жителей и все военнослужащие воинской части.

В июле-августе 2013 года и августе-сентябре 2014 года на место бывшего военного склада в Токрау выезжала чешская неправительственная организация Arnika и представители экомузея Караганды. Они оценили экологический урон, причиненный окружающей среде взрывами. «Урон, причиненный природе и здоровью людей, официально так и не был объявлен. И нигде ни слова не прозвучало о том, что при горении и взрывах образовываются хлорированные стойкие органические загрязнители (СОЗ), ведь в твердом ракетном топливе содержатся перхлораты (окислитель) и синтетические каучуки (связующий компонент)», — сообщали авторы исследования. Они указывали на упущение властей, которые не проинформировали население о том, что опасные продукты горения могли попасть в подземные воды и подземный водозабор «Нижний Токрау» — единственный источник водоснабжения близлежащих населенных пунктов и города Балхаша.

Зачистка пораженной снарядами территории Токрау проводилась очень невнимательно. Это подтверждает экспедиция Проекта по химической безопасности в Токрау в 2013 году (спустя 12 лет после взрывов). «За пределами огороженной колючей проволокой территории было обнаружено много неразорвавшихся боеприпасов, которые просто валялись в степи. Очистка территорий была выполнена недобросовестно. Какая-либо охрана объекта на тот момент отсутствовала», — сообщается в материале. По словам авторов, снизить уровень экологического загрязнения после взрывов может только полная рекультивация территории и детальное изучение территории. В случае с взрывами в Арысе ситуация также неоднозначна — власти официально заявляют о том, что никакого загрязнения на территории города нет.


Требуется утилизация

В начале 2018 года представители Министерства оборонной и аэрокосмической промышленности презентовали в мажилисе два законопроекта. Предлагаемые поправки в основном касались законодательных изменений в оборонном госзаказе. Однако в ходе дискуссии депутаты заинтересовались вопросами утилизации старого вооружения и военной техники, которые хранятся на складах Вооруженных сил РК.

Жанат Джарасов, депутат мажилиса, был обеспокоен ситуацией с военными складами в Арысе. Он указывал на то, что там находятся «целые эшелоны», которые взрывались и раньше. По его словам, снаряды и боеприпасы, которые там хранятся, уже не годны и их следует переработать в строгом соответствии с техникой безопасности.

«У нас есть боеприпасы со времен Второй мировой войны, и действительно в таком состоянии, что при любом соприкосновении — достаточно какой-то электростатики — может произойти взрыв», — согласился с мажилисменом бывший министр обороны Бейбут Атамкулов. Тогдашний вице-министр обороны Асет Курмангалиев добавил, что в министерстве хотят поставить этот вопрос на системный уровень, закупить оборудование и развить предприятие «Казтехнологии», чтобы осуществлять полную утилизацию. Также мажилисмену разъяснили, что в декабре 2017 года вооруженные силы завершили процесс утилизации самых опасных боеприпасов (тротило-гексогеносодержащих), поэтому опасаться нечего.

Напомним, что, по сообщению зампредседателя правления «Казтехнологии» Дархана Акбаева, в прошлом году в связи с отсутствием заказов никакой утилизации боеприпасов в Арысе не было. Заказы на утилизацию не поступали и по состоянию на 31 мая этого года.


 

Статьи по теме:
Казахстан

Клёвые ковбои Алаколя

Рыболовно-туристический фестиваль "ОКУНЬКОЛЬ-2019"

Тема недели

К нам приближается инфляционный фронт

Потребительские цены возвращаются к повышательному тренду. Пока рост не критичен, но он рискует съесть прибавку реальных доходов населения и привести к замедлению экономики

Казахстан

Внедрение системы обязательного социального медицинского страхования обсудили в Алматы

Реформа медстрахования в РК приблизилась к важнейшему моменту: с 2020 запускается вторая и самая главная часть реформы медицинского страхования РК, когда в механизм будут включены физические лица

Политика

Назарбаев против раскола

Демарш младореформаторов в начале 2000‑х породил фобию раскола элит. С того момента политическую конкуренцию уничтожали на корню