Арыс казахстанского госуправления

Редакционная статья

Арыс казахстанского госуправления

Катастрофа в Арысе показала нашу общую беспомощность, но прежде всего беспомощность казахстанского государственного управления. Известие о том, что на мирный город сыплются снаряды, кадры с плачущими офицерами вооруженных сил и мирными жителями, покидающими город пешком с детьми на закорках, шокировали казахстанцев. Не менее шокированными выглядели и высшие лица государства, которые во главе с президентом Касым-Жомартом Токаевым прибыли в город в ночь после трагедии.

«Город восстановим. Все будет нормально, потерпите. Это ЧП, катастрофа. Правительство даст деньги, поможем, не волнуйтесь. Ремонт сделаем», — казалось, этими словами президент, навестивший арысских беженцев, успокаивал не только их, но и самого себя — глава государства выглядел несколько шокированным.

Беда в очередной раз показала все болевые точки нашей системы госуправления. Несмотря на регулярно повторяющиеся чрезвычайные происшествия на складе в Арысе, правительство не могло выделить достаточный объем средств, чтобы перенести склад, выведя из зоны возможного поражения 50‑тысячный город, а Министерство обороны не могло этого добиться. По-видимому, внутри Минобороны нет качественно выстроенной системы управления рисками. То, что военные недооценивают риски или закрывают на них глаза, еще понятно, ведь риск — это основа их профессии. Но и в Совете безопасности, как кажется, представление о риск-ориентированном подходе крайне смутное, если вообще есть. Согласно расхожему выражению, генералы всегда готовятся к прошедшей войне. Наши силовики — к ликвидации последствий.

К Совбезу и ко всей верхушке силовых структур накапливается все больше и больше вопросов (не претензий — именно вопросов). Катастрофу в Арысе ликвидировали, но что будет предпринято на системном уровне, чтобы вероятность повторения трагедии такого рода, а также событий вроде затопления Кызылагаша (2010 год), катастрофы CRJ-200 (2013-й) и алматинского террористического рейда (2016-й) снизилась до ничтожных значений? Да, это разнородные события, но все они касаются нашей безопасности. После заседания осенью прошлого года, где силовыми ведомствами рассматривалось необоснованное повышение тарифов теплосетями и энергосбытами, казалось, что Совбез в следующий раз рассмотрит сезонное удорожание цен, но этот орган удержался в рамках своих компетенций и в последний раз разбирал ситуацию в Арысе, а не, скажем, рост цен на продовольствие.

К чести властей (прежде всего местных), освещение ситуации они наладили оперативно и настолько полно, насколько это от них зависит. По крайней мере, так кажется со стороны. Именно это в первые часы трагедии позволило избежать паники и поставить ситуацию под контроль. Но и энергичные меры областников выглядели беспомощными. Когда беженцы из Арыса, эвакуировавшиеся в Шымкент, требовали от акима принявшего их города Габидуллы Абдрахимова выдать им взамен покинутой недвижимости жилье в Шымкенте, потому что возвращаться в город с регулярно взрывающимся складом боеприпасов страшно, ему оставалось только разводить руками.

Увольнением ответственных накопившихся проблем не решить. Какой бы избитой ни казалась эта фраза — нужно менять систему. Хотя бы систему управления рисками общественной безопасности.

Единственный позитивный момент в событиях последних недель — уровень готовности и организованности волонтерских организаций и отдельных волонтеров. Гуманитарная помощь от граждан стала поступать беженцам на следующий день. Сплоченность общества хоть в какой-то степени компенсировала неэффективность государства. И это обнадеживает.

Читайте так же тему номера: ЧП с завидной регулярностью

Статьи по теме:
Общество

Виртуал стал реальностью

Сегодня одной из прибыльных профессий в мире считается не врач, не инженер, и уж, конечно, не учитель, а блогер

Общество

Судьба артиллериста

Две книги о Пушкине, повесть на материале античной истории и один текст любовной восточной сказки — вот и все, что мы знаем об алма-атинском писателе Николае Раевском

Экономика и финансы

Укрепление слабой позиции

Чем больше в компании частных инвесторов, задающих неудобные вопросы, тем выше должна быть ее эффективность

Тема недели

Курс Токаева

Касым-Жомарт Токаев — продолжатель или реформатор? Новый президент старается оставить за собой возможность выбрать любую из двух ролей