Проклятие победителя

Редакционная статья

Проклятие победителя

Утверждение «президентские выборы 2019 года в Казахстане выиграл Касым-Жомарт Токаев» и справедливое, и ложное одновременно. С одной стороны, центризбирком действительно присудил победу Токаеву, обогнавшему ближайшего конкурента более чем на 50%. Хотя у ряда независимых наблюдателей остались сомнения в честности подсчета голосов, вероятнее всего, даже самый дотошный пересчет покажет победу Токаева, причем в первом же туре. С другой стороны, Токаев выиграл выборы не на собственном политическом капитале, а на капитале первого президента Нурсултана Назарбаева, который де-факто сделал его своим преемником. Таким образом, к пяти последовательным победам на выборах 1991, 1999, 2005, 2011, 2015 годов Назарбаев может смело присовокупить шестую.

Назарбаев, который в этом году отмечает 40‑летие пребывания в высших эшелонах власти и 30‑летие на первом посту в Казахстане, выражаясь языком спортивной журналистики, абсолютный чемпион по всем категориям. Но именно это теперь мешает всему казахстанскому обществу, да и самому чемпиону.

Авторитаризм базируется на фигуре лидера и всегда имеет особенные черты. Назарбаевский авторитаризм не воспроизводим без Назарбаева, поэтому такой формы больше не будет. Что придет ему на смену: другой авторитарный или демократический режим — решается сейчас. В общих интересах казахстанцев — нуротановцев и оппозиционеров, полицейских и протестующих, жителей столицы и окраин, казахов и неказахов — и в интересах первого президента и его семьи, чтобы переход (новоизбранный президент недолюбливает слово «транзит») состоялся без потрясений. Чтобы государство преодолело его спокойно и ни в коем случае не рухнуло, ведь в РК оно такое большое, что может похоронить под своими обломками много народа. Но, как ни парадоксально, главным препятствием для плавности этого процесса являются успехи первого президента.

При нем было зачищено политическое поле. В 1990‑х этот шаг позволил ускорить либеральные экономические реформы, из них во многом вырос успех 2000‑х. Да, в 2000‑х восстановление экономик было у всех постсоветских стран, но Казахстан был одним из лидеров роста, нет смысла отрицать косвенное влияние авторитарных реформ Назарбаева. Однако потом экономический рост выдохся, экономика огосударствилась, а из политических сил в стране остались партия власти и несколько контролируемых Акордой партийных проектов. Немаргинальной оппозиции не осталось. А когда в июне 2019 года на улицы вышли тысячи людей, и для нормализации обстановки Акорде потребовалась какая-то организованная сила для диалога, ее не оказалось.

Многоголосие протеста не представлено в публичной политике, и власть в который раз поняла, что это в первую очередь показатель ее уязвимости, а уж потом неприятная вещь, за которую периодически приходится оправдываться перед придирчивыми западными журналистами. Теперь для разрешения вопросов, которые могли быть обсуждены в стенах парламента, присутствуй там оппозиция, приходится создавать дополнительный орган — Нацсовет общественного доверия. С советом тоже не все просто. Большинство его потенциальных членов, лидеров мнений, не хотят быть оппозиционерами, но и сотрудничество с действующей властью считают неприемлемым по моральным, этическим и другим соображениям. Кого наберут в совет и насколько поможет этот инструмент в восстановлении доверия — непонятно.

При Назарбаеве выстроен казахстанский госаппарат, вертикаль власти, которая беспрекословно выполняла его, первого лица, указания. «Сверху» на них давят, требуя высокой эффективности, но при этом старые проблемы не решаются, а реорганизациям, отвлекающим чиновников от работы, нет конца. «Снизу» давит, а иногда и лезет в драку на улицах недовольное население. Вполне возможно, что чиновничество — еще более недовольный слой, чем протестная часть населения. Показательно, что именно в Нур-Султане оппозиционный кандидат Амиржан Косанов получил почти 20% голосов.

Оказать поддержку в формировании альтернативной политической силы мог бы национальный бизнес. Но он слаб и зависим от госсектора. Кроме того, устные клятвы первому президенту не позволяют этим людям вмешиваться в политику. Судьба нарушителей клятв весьма печальна.

Общество, бизнес и государство в Казахстане в самый важный момент оказались не равновеликими тому масштабу, который приобрела власть Нурсултана Назарбаева, и не способными ее сбалансировать.

Победитель получает все. В том числе и миллионы побежденных.

Читайте так же тему номера: Поговорим серьезно

Статьи по теме:
Общество

Виртуал стал реальностью

Сегодня одной из прибыльных профессий в мире считается не врач, не инженер, и уж, конечно, не учитель, а блогер

Общество

Судьба артиллериста

Две книги о Пушкине, повесть на материале античной истории и один текст любовной восточной сказки — вот и все, что мы знаем об алма-атинском писателе Николае Раевском

Экономика и финансы

Укрепление слабой позиции

Чем больше в компании частных инвесторов, задающих неудобные вопросы, тем выше должна быть ее эффективность

Тема недели

Курс Токаева

Касым-Жомарт Токаев — продолжатель или реформатор? Новый президент старается оставить за собой возможность выбрать любую из двух ролей