Назарбаев в июне

Ровно 30 лет назад у власти в Казахстане встал Нурсултан Назарбаев

Назарбаев в июне

Июнь становится судьбоносным месяцем в истории казахстанской политики. В этом году в июне прошли первые президентские выборы РК, в которых не участвовал Нурсултан Назарбаев. А ровно 30 лет назад, 22 июня 1989 года, Назарбаев был избран первым секретарем ЦК КПК и на три десятилетия стал единственным и бессменным лидером Казахстана.

О событиях и процессах, разворачивавшихся в СССР и Казахстане во время прихода Назарбаева к руководству страной, мы беседуем с казахстанским историком, экспертом ИМЭП при Фонде Первого Президента Радиком Темиргалиевым.

Самый молодой премьер

— Начнем с восхождения Назарбаева. В 1984‑м, в 44 года, Назарбаев стал самым молодым премьером союзной республики. Какие личные качества, факторы внешней среды обеспечили ему такой быстрый, по меркам позднего СССР, взлет?

— Во-первых, конечно, незаурядные личные качества. Если смотреть биографию Назарбаева, видно, что он всегда стремился к лидерству и был готов на смелые шаги. Возьмем, к примеру, эпизод, связанный с публикацией его статьи «Причислен к отстающим» в газете «Правда» в 1977 году, где речь шла о недостатках в работе Карагандинского металлургического комбината. Как вспоминает являвшийся в то время собственным корреспондентом «Правды» Михаил Полторанин, ни один из местных руководителей этот вопрос поднять не решался. Это был крайне рискованный ход для Назарбаева, он легко мог разрушить свою карьеру. Но в итоге к проблемам завода удалось привлечь внимание союзного руководства, а молодого секретаря парткома Карметкомбината выдвинули сначала на областной, а затем на республиканский уровень. К 1984 году Назарбаев благодаря своей активности уже являлся одним из самых заметных и перспективных казахстанских руководителей.

Позиция Назарбаева заключалась в необходимости сохранения обновленного Союза на основе нового договора между республиками. Что касается сферы экономики, то он был уже убежденным сторонником перехода к рынку

Во-вторых, имело место удачное стечение обстоятельств. После своего прихода к власти Андропов задумал и начал осуществлять серьезное кадровое обновление КПСС и государственных органов. Задача подбора новых кадров была поручена Михаилу Горбачеву и Егору Лигачеву. После смерти Андропова, при Черненко, позиции Горбачева и Лигачева еще больше усилились, и они продолжили чистку брежневской элиты. Молодой казахстанский руководитель произвел положительное впечатление на Лигачева, и именно он рекомендовал Назарбаева на пост председателя Совета министров Казахской ССР.

— Насколько справедливо говорить, что первый секретарь ЦК КПК Динмухамед Кунаев сам активно продвигал Назарбаева вверх по карьерной лестнице?

— Если мы говорим об этапе перехода с областного на республиканский уровень, то там Кунаев сыграл решающую роль. Лично познакомившись в конце 1970‑х во время визита в Караганду с автором нашумевшей статьи, руководитель республиканской компартии решил выдвинуть Назарбаева на пост секретаря ЦК КПК по промышленности.

Что же касается выдвижения на пост премьер-министра, то в своих мемуарах Кунаев подчеркивает в этом событии свою роль и говорит, что это решение он согласовал с Лигачевым. Однако есть основания полагать, что в реальности первый секретарь предпочел бы видеть на посту руководителя правительства кого-нибудь другого. Назарбаев не входил в «ближний круг» Кунаева, в отличие от Аскарова, Аухадиева, Койчуманова. На мой взгляд, это была рекомендация Центра, от которой нельзя было отказаться.

— Какова роль Назарбаева в отставке Кунаева?

— Думаю, что главную роль сыграли Горбачев и Лигачев, которые давно этого добивались. В 1985 году началось смещение с постов близких к Кунаеву руководящих работников, в центральной прессе стали публиковаться критические материалы о ситуации в Казахстане. Когда в том же году Горбачев прилетел в Казахстан, он демонстративно сторонился Кунаева. Очередной казахстанский миллиард пудов зерна, собранный в 1986 году, после которого раньше над республикой проливался дождь орденов и медалей, Центром был фактически проигнорирован. В итоге Кунаев понял, чего от него ждут, и подал заявление об уходе на пенсию.

Конкуренты сошли с дистанции

— Какой была политическая и общественно-экономическая ситуация в Казахстане в конце 1988‑го — начале 1989 года? Какие кризисные явления советской экономики уже успели коснуться Казахстана?

— Одной из самых чувствительных для советского общества проблем являлся товарный дефицит. Если и раньше прилавки советских магазинов не отличались особенным изобилием, то в 1989 году они совсем опустели. Произошло это вследствие стремительного роста количества денег в обращении, поскольку, исходя из популистских соображений, советское руководство стало активно повышать заработную плату в разных секторах экономики. А так как данный процесс не сопровождался увеличением выпуска продукции, запасы товаров оказались быстро исчерпаны. Тратить выросшие зарплаты людям стало совсем некуда. Накопления на сберкнижках росли вместе с народным недовольством. Желая повысить лояльность населения, власти добились обратного результата. Протестные настроения с каждым днем охватывали все больше людей.

Именно опустевшие магазины стали толчком для масштабных шахтерских забастовок по всему СССР, которые были поддержаны и горняками Караганды. Эта же проблема сыграла свою роль и в столкновениях между казахской и кавказской молодежью в том же году в Новом Узене. Непродуманная антиалкогольная кампания, так же как в свое время «сухой закон» в США, способствовала росту теневой экономики и развитию организованной преступности. В целом, даже по официальным данным, количество преступлений в 1989 году в Казахстане выросло на треть.

Большое недовольство казахстанцев вызывали экологические проблемы. Повсюду образовывались инициативные группы, борющиеся за закрытие вредных производств, спасение Арала и Балхаша. Самым массовым, как известно, стало антиядерное движение «Невада-Семипалатинск». Кроме того, стали образовываться различные политизированные объединения, которые проводили множество акций. Все эти «неформалы», как их тогда называли, стали серьезной головной болью для Колбина, явно не справляющегося со своими задачами.

— Как была распределена государственная власть между центральными и республиканскими органами власти в тот период? Кто и за что отвечал? Какой была зона ответственности председателя совета министров КазССР Нурсултана Назарбаева?

— Если по конституции СССР являлся, можно сказать, конфедерацией, то есть объединением суверенных государств, обладающих правом выхода, то в реальности это было унитарное государство, где самостоятельность регионов была жестко ограничена. 93 процента казахстанских предприятий либо находилось под полным контролем союзных ведомств, либо в двойном подчинении. Проще говоря, для руководителей большинства казахстанских предприятий единственным или главным начальником являлся один из союзных министров. Секретари обкомов также больше ориентировались на Москву, нежели на Алма-Ату. Поэтому хотя первый секретарь республиканской компартии отвечал за выполнение планов и за ситуацию в республике в целом, реальных рычагов управления в своем распоряжении он имел немного.

Зоной ответственности председателя совета министров являлось народное хозяйство, но, опять же, по сути, этот пост был просто звеном между местными и союзными органами. Звеном, зачастую игнорируемым. Назарбаев стал ломать сложившуюся традицию, заставляя считаться с собой «красных директоров».

— Отношения Назарбаева и Горбачева — большая отдельная история. И все же попробуем охарактеризовать их: какими они были до 1989 года? Почему?

— Горбачев относился к Назарбаеву двойственно. С одной стороны, в 1986 году, поразмышляв, генсек предпочел направить в республику варяга — Геннадия Колбина. Это было проявлением недоверия к местным кадрам в целом и к Назарбаеву, как одному из главных кандидатов на пост руководителя, в частности. В то же время Горбачев не дал добро на смещение Назарбаева с поста главы правительства, несмотря на все просьбы Колбина. Вероятно, он в тот период рассматривал Назарбаева как необходимый противовес в системе республиканской власти. В 1989 году Горбачеву, по сути, было некуда деваться, он получал информацию, что в республике очень сложная ситуация, велик риск обострения межнациональных отношений. В общем, было очевидно, что Колбин со своими задачами не справляется. Говоря современным языком, требовался кризис-менеджер. Поэтому, несмотря на то, что Горбачев был недоволен критичным выступлением Назарбаева на I съезде народных депутатов, он был вынужден рекомендовать именно его на пост руководителя республиканской компартии.

Фото: Юрий Лизунов, Владимир Мусаэльян/фотохроника ТАСС

— Какими были позиции первого секретаря ЦК КПК Геннадия Колбина в 1988–1989 годах? Какие отношения складывались между ним и Назарбаевым?

— С самого начала их отношения не сложились. Конечно, публично это не проявлялось, но между двумя руководителями шла напряженная борьба. Колбин подбивал местных руководителей выступать против Назарбаева, усиленно хлопотал в Центре, пытаясь добиться перевода соперника за пределы республики.

Назарбаев, в свою очередь, к 1989‑му уже практически игнорировал первого секретаря КПК и действовал, как считал необходимым. Так, 1 марта 1989 года, на следующий же день после создания антиядерного движения «Невада — Семипалатинск», он своим решением создает специальную комиссию по наблюдению за экологической обстановкой в Семипалатинской области. Это была фактически открытая поддержка нового массового движения руководителем правительства. Колбин в принципе воспринимал Олжаса Сулейменова как ширму и считал антиядерное движение чисто назарбаевским проектом. Первый секретарь пытался, опираясь на республиканский КГБ, оказывать противодействие данному движению, но его дни во главе республики были уже сочтены.

— В числе конкурентов в постсоветской публицистике часто называли еще нескольких функционеров позднесоветской эпохи — бывшего председателя КГБ, председателя президиума Верховного совета КазССР Закаша Камалиденова и первого секретаря Алма-Атинского обкома Кенеса Аухадиева, его коллегу по Кзыл-Ординскому обкому Еркина Ауельбекова. Насколько серьезными в действительности были эти конкуренты в 1988–1989 годах? Кто кроме Назарбаева претендовал или мог претендовать на кресло первого секретаря ЦК КПК в 1989‑м?

— Камалиденов не выдержал борьбу с Колбиным и сошел с дистанции в 1988 году. Не достигнув пенсионного возраста, он ушел в отставку с поста председателя Верховного совета. К тому моменту он серьезно подорвал свой авторитет в глазах казахского населения. Достаточно сказать, что именно Камалиденов еще до Колбина начал высчитывать проценты по национальностям среди студентов, критиковать превалирование казахов, хотя там были объективные причины. Средний возраст казахов был существенно моложе, а выпускники школ европейских национальностей всегда более престижными считали российские вузы. По инициативе Камалиденова преследованиям подвергся Олжас Сулейменов. Как метко выразился один из руководителей советского КГБ Филипп Бобков, Камалиденов пытался быть русским больше, чем сами русские.

Аухадиев, которого Кунаев, вероятно, рассматривал в качестве своего преемника, выбыл из политической борьбы еще в 1985 году, когда Горбачев начал планомерно убирать кунаевских соратников. Ауельбеков в 1985–1986 годах действительно рассматривался как один из основных претендентов на пост первого секретаря, но в 1989‑м он был уже не конкурент Назарбаеву, ставшему политиком союзного масштаба.

— В 1989‑м было создано одно из самых известных общественное движение «Невада–Семипалатинск», лидером которого стал поэт Олжас Сулейменов. Насколько сильны были его политические позиции в тот период? Мог ли он составить конкуренцию Назарбаеву на выборах в 1991 году, если бы не взял самоотвод?

— Олжас Омарович действительно обладал громадным авторитетом среди казахского населения. Сейчас многим, наверное, трудно поверить в это, но он был иконой для тех же национал-патриотов. Именно Сулейменова ждали студенты на площади в декабре 1986‑го. «Аз и Я» после критики со стороны российских академиков превратилась в главную книгу для казахской интеллигенции. Сохранившиеся экземпляры люди тайком передавали из рук в руки как величайшую ценность. Популярность Сулейменова среди казахской части населения существенно возросла после организации движения «Невада-Семипалатинск». Но мне кажется, что в 1991 году вряд ли бы он получил широкую поддержку со стороны неказахского населения.

Может быть, понимая изъян сложившегося имиджа, Олжас Сулейменов в начале девяностых стал чаще выступать с месседжами, обращенными к неказахской аудитории. В одном из интервью он, к примеру, заявил, что независимость для Казахстана недостижима, поскольку у республики нет выхода к морю. Также он высказал мнение о необходимости предоставить русскому языку статус государственного. На этой почве серьезно осложнились его отношения с казахскими националистами, происходили публичные стычки с желтоксановцами. В итоге он стал быстро терять поддержку среди своих прежних сторонников.

Пренебрегая символизмом

— Какими были ожидания союзного центра и местной элиты от первого секретаря ЦК КПК Назарбаева? Было ли что-то, что в 1989‑м указывало на то, что Назарбаев пришел не на 5–10 лет, а на более длительный срок? Какие тезисы, лозунги и установки, появившиеся у Назарбаева в те годы, дожили до периода независимости? От каких тезисов он впоследствии отошел?

— В первые 100 дней пребывания на посту первого секретаря по его инициативе был разработан и принят Закон Казахской ССР «О языках». В то время это была крайне острая тема, точка для столкновения между казахоязычной и русскоязычной частью населения. Назарбаев предложил формулировку: казахский — государственный, русский — межнациональный. Впоследствии термин «межнациональный» заменили на «официальный», но суть языковой политики осталась той же. Конечно, недовольных таким решением было много и с той, и с другой стороны, но кто бы что ни говорил, в той ситуации это было оптимальное решение, позволившее сохранить гражданский мир. Казахский язык получил статус и началось его постепенное возрождение, в городах стали открываться казахские детские сады, школы, отделения в вузах. Все, кроме самых упертых националистов, осознали, что постепенно, шаг за шагом значение казахского языка будет расти. Фактически же главенствовал в общественной жизни русский язык, что устраивало русскоязычное большинство.

Известный принцип «сначала экономика — потом политика» еще не был сформулирован подобным образом, но уже фактически осуществлялся. В своих выступлениях Назарбаев постоянно говорил о необходимости в первую очередь решать экономические вопросы. Об этом свидетельствует и концепция экономического суверенитета, выработанная в 1989 году.

В принципе, когда изучаешь материалы 1989‑го, видно, что общие основы назарбаевского курса сложились уже тогда и впоследствии они только корректировались. Кардинального пересмотра каких-то тезисов, сложившихся в то время, я не припоминаю.

— Какими были итоги первого года работы Назарбаева на посту номер один в КазССР? Что удалось и что не удалось Назарбаеву?

— Как я уже говорил, в 1989 году была начата борьба за закрытие Семипалатинского ядерного полигона. Если Сулейменов проводил многочисленные резонансные акции протеста, активно выступал в СМИ, работал с общественным мнением, то Нурсултан Назарбаев вел тяжелую борьбу в московских кабинетах и коридорах. Как мы знаем, эта борьба увенчалась успехом. Из 18 запланированных взрывов в 1989‑м было произведено семь. С 1990‑м испытания уже не проводились, а в 1991 году указом президента Казахской ССР полигон был закрыт.

Принципиально важной для Назарбаева также являлась отмена постановления ЦК КПСС, в котором выступление молодежи в декабре 1986‑го было охарактеризовано как «проявление казахского национализма». С учетом негативного значения термина «национализм» в советском обществе, это очень остро воспринималось казахским населением. Как отмечает в своих воспоминаниях член Политбюро Михаил Соломенцев, на основании записки которого и было подготовлено это самое постановление, Назарбаев уже в то время высказал ему свое недовольство данной формулировкой. Впервые публично необходимость признать данное постановление ошибочным он озвучил на I Съезде народных депутатов 30 мая 1989 года. Через несколько дней данный вопрос получил развитие в выступлении Мухтара Шаханова, который, как и Олжас Сулейменов, выступал, так скажем, в роли фронтмена. Горбачев встретил эту инициативу в штыки, но в конце концов, под натиском Назарбаева, сдался. В 1990‑м оценка ЦК КПСС декабрьских событий как проявления казахского национализма была признана ошибочной.

Что касается неудач, то здесь можно отметить идею экономического суверенитета. Только для начала надо вспомнить ее предысторию. В Российской Федерации в 1980‑х достаточно популярным в обществе являлось представление о том, что все союзные республики припеваючи живут за счет «старшего брата». Об этом выходило много публикаций в прессе, эксплуатировал эту тему и тогдашний глава РСФСР Борис Ельцин. Обвинения в иждивенчестве сыпались и в адрес Казахстана. Однако все расчеты, представлявшиеся в обоснование, были лукавыми, поскольку, к примеру, сырье из Казахстана вывозилось по внутренним, союзным ценам, а затем продавалось на экспорт в несколько раз дороже.

Осенью 1989 года Назарбаев представил подготовленную им концепцию об экономическом суверенитете Казахской ССР. Проще говоря, руководитель республики заявил Центру, что Казахстан готов полностью отказаться от всех видов дотаций, но намерен полностью распоряжаться своими доходами, работая напрямую с другими республиками и иностранными партнерами. Естественно, что все союзные ведомства единым фронтом выступили против подобной идеи. Экономический суверенитет Казахстана для Центра был гораздо опаснее политической независимости прибалтийских республик.

— Вы уже упоминали I Съезд народных депутатов. Эту площадку пытались использовать все заметные политические силы тогдашнего СССР. К какой из сил можно было отнести тогдашнего Назарбаева?

— Одна из книг Назарбаева, изданная как раз накануне распада СССР, получила название «Без правых и левых». Оно очень хорошо характеризует его кредо в политике. То есть его нельзя было отнести к какому-то конкретному лагерю. Он активно критиковал консервативный блок, на основе которого возник ГКЧП, но к либералам, требующим радикальных перемен, тоже не примыкал. Позиция Назарбаева заключалась в необходимости сохранения обновленного Союза на основе нового договора между республиками. Что касается сферы экономики, то он был уже убежденным сторонником перехода к рынку и открыто поддержал программу реформ заместителя председателя правительства РСФСР Григория Явлинского, которого позже привлекал в качестве консультанта.

— Казахстан — последняя республика, которая покинула СССР, объявившая независимость, когда Союз уже фактически перестал существовать. С чем это было связано? С подходом Назарбаева, который в тот момент стремился не торопить события, а подождать, пока все решится само собой?

— Это решение некоторыми общественными деятелями используется как аргумент для критики, но мне кажется, что это был оправданный шаг, хотя бы с учетом этнического состава Казахстана в тот момент. Давайте будем откровенными: как бы отреагировало население преимущественно русскоязычных областей, если бы Казахстан объявил независимость раньше? Я полагаю, существовала серьезная вероятность, что в таком случае мог реализоваться приднестровский сценарий, только он был бы в разы масштабнее и кровавее. Роспуск СССР, осуществленный в Беловежской пуще главами славянских республик, выбил любые аргументы из рук различных деструктивных организаций с сепаратистскими настроениями. Тем более что Назарбаев в этой встрече не стал принимать участия. Обижаться оставалось только на Москву.

Осенью 1991 года советская империя рушилась буквально на глазах. Горбачев после путча растерял остатки авторитета, в начале сентября был распущен высший орган государственной власти в СССР — Съезд народных депутатов СССР, в начале ноября указом Бориса Ельцина была прекращена деятельность КПСС, а ее имущество конфисковано. В таких обстоятельствах главной задачей было перехватить контроль над реальными рычагами управления республикой, символические вещи можно было отложить на потом.

Статьи по теме:
Люди и события

Юбилей отпразднуют рекордом

В следующем месяце под Алматы пройдет Х международный фестиваль FourЭ

Культура

От платформы до музея

Задача новой онлайн-платформы современного искусства — представить в интернет-пространстве казахстанских художников и способствовать развитию отечественного арт-рынка

Экономика и финансы

Госдолг валюте не помощник

Из-за низкого спроса ГЦБ Минфина РК пока не смогли оказать стабилизирующего влияния на обменный курс

Экономика и финансы

Тяжесть капитала

Замедление кредитования и падение чистой прибыли при возможном ухудшении качества ссудного портфеля ставят под сомнение способность отдельных банков самостоятельно наращивать собственный капитал