А ты готов к новому техрегламенту?

За занавесом Таможенного союза идет скрытая борьба, где Россия, Белоруссия и Казахстан больше года жестко отстаивают интересы своего бизнеса, которому скоро будут выставлены новые технические регламенты

А ты готов к новому техрегламенту?

Таможенный союз (ТС) де-юре функционирует уже практически второй год — с 1 января 2010 года. Границы открыты, товары из Казахстана в Россию, Белоруссию и обратно свободно перемещаются по общим правилам. С 2012 года начнет действовать Единое экономическое пространство. Однако де-факто внутри ТС интеграции, по сути, нет. Причина в том, что Казахстан, Россия и Белоруссия до сих пор не наладили между собой общее техническое регулирование и контроль, а также не приняли единые технические регламенты. Хотя соглашение о единых принципах и правилах технического регулирования членами ТС подписано еще в ноябре прошлого года.

Тем временем отдельные члены бизнес-сообщества Казахстана с нетерпением ждут новых технических правил, пока рисуя страшные картины скорого будущего. В котором они, например, не могут конкурировать с российскими или белорусскими производителями или вынуждены обанкротиться из-за того, что не соответствуют новым требованиям. Некоторые предприниматели в кулуарах конференций и «круглых столов» с участием госчиновников шепотом предлагают казахстанским властям разрабатывать такие техрегламенты, которые бы защищали их от конкурентов.

Лед тронулся

По словам управляющего директора департамента технического регулирования НЭП Казахстана «Атамекен» Сергея Радаева, разработка техрегламентов трудоемкий и достаточно долговременный процесс, требующий соблюдения утвержденных процедур. Разработка единых техрегламентов сейчас идет ускоренными темпами. В график первоочередных на 2011 год включено сорок семь проектов, два выпали. Из них 8 разрабатывает Беларусь, 13 — Казахстан, 25 — Россия. Эти документы будут приниматься Комиссией ТС и иметь прямое действие. При этом национальные нормы и требования к продукции постепенно уйдут в небытие. Появится общий знак доступа на рынки трех стран, которым производители станут маркировать продукцию. Пока, в переходный период, действует Единый перечень продукции, подлежащей обязательной оценке соответствия с выдачей единых документов, который дает изготовителям право выбора. На продукцию, которая в него включена (свыше 200 видов) уже можно получить не национальные, а «транзитные» сертификат или декларацию о соответствии, признаваемые во всех трех странах-союзницах. Более 160 таких сертификатов и деклараций уже выдаются. Единый перечень постоянно расширяется, и интерес производителей к нему растет.

Техрегламенты ТС принимаются на основе консенсуса. В ходе переговоров, по словам г-на Радаева, между представителями союза возникают разногласия, которые препятствует соблюдению сроков. «Зачастую принятие техрегламентов задерживается из-за отсутствия инструментов регламентации — в том числе испытательной базы, необходимой для соблюдения процедур подтверждения соответствия требованиям техрегламентов», — отмечает он.

Как утверждает заместитель директора департамента по развитию перерабатывающей промышленности и агропродовольственных рынков Минсельхоза РК Шаймерден Ахметов, по большинству техрегламентов график выдерживается, за исключением тех, по которым имеются принципиальные разногласия на этапе обсуждения экспертов сторон и еще не найден консенсус. «Из тринадцати техрегламентов четыре Казахстан разрабатывает на продукцию АПК — по зерну, мясу, мясопродуктам, кормам и рыбе. Техрегламент по зерну прошел публичное обсуждение, причем в рамках ЕврАзЭС, и находится на внутригосударственном согласовании. В Казахстане, кстати, оно завершено. Были на первоначальном этапе разногласия по количеству клещей, радионуклеидов, но на сегодня в целом они преодолены», — рассказывает он «ЭК».

Принятие техрегламентов, по словам управляющего директора департамента технического регулирования «Атамекена», задерживается по ряду причин. В частности, возникают разногласия по определению тех или иных показателей безопасности, перечня объектов обязательной регламентации и так далее. «Все эти вопросы требуют урегулирования до вынесения стандартов на публичное обсуждение. Да и на других стадиях разработки возможны замечания, которые требуют обсуждения, что занимает определенное время. Техрегламенты могут также быть сняты с разработки ввиду утраты их актуальности либо невозможности выработки консенсуса по принятию единых для стран-участниц требований», — рассказывает он.

По словам Шаймердена Ахметова, кроме длительности процедур на введение единых техрегламентов влияют и различия в законодательной базе, да и, по большому счету, экономическое развитие стран. «Поэтому привести уже сложившиеся исторические различия к одному знаменателю не просто. Найти консенсус помогают в ряде случаев ориентиры на европейские нормативы», — подтверждает он.

Торги открыты

На сегодня Комиссией ТС принято девять техрегламентов. По информации заведующего отделом по решению комплекса вопросов технического регулирования Всероссийского научно-исследовательского института сертификации (ВНИИС) Иосифа Аронова, работа над разработкой техрегламентов в активной фазе. По его данным, на данный момент два техрегламента направлены на принятие Комиссией ТС, десять — на внутригосударственное согласование, один подготавливается для внутригосударственного согласования. По двадцати одному техрегламенту идет публичное обсуждение, по пяти — внутреннее согласование перед публичным обсуждением. Два регламента не разрабатываются, один — по выбросам транспортных средств, так как будет учтен в техрегламенте по колесным транспортным средствам, второй — по изделиям медицинской техники. «Здесь есть принципиальные разногласия между Минздравами и техрегуляторами, — поясняет г-н Аронов. — До конца года, по сути, нужно принять 45 регламентов. Это колоссальная работа, поскольку попутно разрабатывается огромное количество документов, схемы, типовые правила вступления регламентов и так далее», — рассказывает он ЭК. По каждому регламенту возникают свои проблемы, своя история. «Одни идут легче, например по низковольтному оборудованию, где высокая степень гармонизации с европейским стандартом, другие, где нет европейской основы, — тяжелее», — отмечает Иосиф Аронов. В настоящее время, по его словам, постепенно формируется единый взгляд на техническое регулирование в рамках ТС. Появляются единые регламенты, реестр органов по сертификации, испытательных лабораторий, процедуры подтверждения соответствия.

Тем временем бизнес ждет главного — единых техрегламентов. Пока же предприниматели беспокоятся, что во время утверждения техрегламентов будут приняты российские варианты, которым не смогут соответствовать отечественные производители. Такие фобии, в частности, у пищевиков приграничных территорий. Как заметил в беседе один из них: «Если примут российские техрегламенты, отечественные производители проиграют в конкурентной борьбе. В итоге завтра омские колбасники закидают нас своей продукцией. Какой смысл принимать в «пищевке» европейские техрегламенты? Я свою колбасу в Европу не повезу, максимум — в Россию. Так зачем же усложнять нам жизнь», — недоумевает предприниматель.

За основу большинства разрабатываемых техрегламентов ТС, по словам г-на Радаева, приняты национальные техрегламенты РФ, гармонизированные (по заверениям разработчиков) с требованиями директив Европейского сообщества. «По транзитивности мы считаем, что за основу техрегламентов ТС взяты европейские нормы. Их использование должно привести к повышению конкурентоспособности отечественной продукции и продвижению ее на европейские и другие рынки. При условии полного технического перевооружения отраслей промышленности, соответствующего обучения специалистов, внедрения взаимосвязанных с техрегламентами стандартов, также гармонизированных с европейскими и вообще мировыми требованиями», — подчеркивает он.

По словам Иосифа Аронова, в некоторых регламентах действительно за основу берутся европейские нормы, по некоторым это невозможно сделать, так как у них нет таковых. Все же, по его мнению, пока не удается полностью гармонизировать техрегламенты ТС с европейскими. Причины разные. «Основная, видимо, состоит в том, что состояние стран, ментальность разные. Нам, в частности, не удалось перейти на типовые европейские схемы подтверждения соответствия. В каких-то вопросах мы сохранили сертификацию. Пока трудно сказать, являются ли эти расхождения с европейскими техрегламентами принципиальными. Ответ на этот вопрос даст лишь правоприменительная практика», — считает он.

Складывается впечатление, что за разработкой единых техрегламентов идет подковерная борьба, цель которой лоббирование своих интересов. Ярким примером служит последний скандал, который разгорелся вокруг техрегламента на табачную продукцию. Как сообщает российское издание «РБК daily», Казахстан сорвал согласование базового текста этого документа. «Казахстанская сторона отказалась даже обсуждать вариант текста, согласованного представителями России и Белоруссии, поскольку настаивает на безоговорочном принятии собственного варианта», — пишет издание. Российская и белорусская стороны еще в июне выработали единую позицию по тексту техрегламента, одобрив все основные положения. В этом варианте, в частности, предусматривается введение двусторонних «устрашающих картинок», иллюстрирующих вред курения. При этом подобные картинки должны занимать не менее 50% площади пачек сигарет на каждой из сторон. Сегодня в России производители могут ограничиться лишь надписями о вреде курения, при этом площадь надписи с лицевой стороны должна быть не меньше 30% площади, с оборотной — 50%.

Казахстанский вариант табачного техрегламента содержит более жесткие положения. В частности, нанесение на пачку сведений о системных ядах, канцерогенных и мутагенных веществах. Это требование смущает представителей табачных компаний. «Возможно, в табачном дыме и содержатся эти вещества, однако на настоящий момент в мире не существует методов их определения и, соответственно, нормативов», — рассказали «РБК daily» в одной из табачных компаний. По мнению производителей сигарет, принятие обязательных требований, сопряженных с физической невозможностью их соблюдения, может привести к остановке производства. Еще одним пунктом, по которым позиция Казахстана разошлась с мнением России и Белоруссии, стали «устрашающие картинки». Россия и Белоруссия считают, что на пачках должны быть размещены картинки, используемые в странах ЕС, Казахстан подготовил собственные изображения, сделанные на основе тех, что приняты в странах Юго-Восточной Азии, в частности в Таиланде. Также Казахстан настаивает на запрете так называемых дескриптеров — надписей типа «легкие», Lights, Mild и других подобных. Большинство российских табачных компаний уже отказались от их использования, заменив обозначения различий между сортами одной марки цветовыми решениями. Однако ряд брендов сохранил дескрипторы, которые нивелируются уточняющей формулировкой «Lights — не означает менее вредный». Особенно этот вопрос принципиален для компании JTI. У нее в портфеле есть марка Mild Seven, которая может оказаться под запретом из-за наличия «нелегального» слова в названии.

Между тем, как сообщил информированный источник агентству КазТАГ, в плане работ вопрос рассмотрения данного техрегламента не значился, однако российская сторона стала настаивать на немедленном принятии своего варианта. «Мы были удивлены настойчивости российской стороны», — отметил собеседник информагентства. По его словам, россияне «выполняли указание сверху». Специалисты не исключают, что РФ и Белоруссия в итоге пойдут на уступку Казахстану и примут регламент в соответствии с его требованиями, потому что в противном случае ЕЭП не вступит в силу, а единственный техрегламент на табачную продукцию не может являться принципиальным вопросом для трех государств.

Другое решение ТС, которое уже вызывает споры — запрет с июля 2012 года сбора и повторного использования стеклянной тары для алкоголя и детского питания в России, Белоруссии и Казахстане. Такая норма предусмотрена новым техрегламентом «О безопасности упаковки». Об этом сообщил корреспонденту БЕЛТА заместитель директора Центра экологических решений Беларуси Евгений Лобанов. По его словам, целесообразность запрета объясняется необходимостью защитить здоровье населения. По официальным данным, стеклянная бутылка обладает, как минимум, пятью «жизнями», однако ее вторичное использование может сказываться на качественных параметрах продукции и, как результат, на здоровье покупателей. Именно поэтому специалисты ТС решились на ограничение применения такой тары для алкоголя и детского питания.

Нововведение вызвало недоумение экологов: до сих пор стеклянная тара в трех странах считалась безопасной и применялась в производстве. Эксперты выясняют, почему сейчас на вторичное использование стеклянных бутылок хотят наложить ограничения. Природоохранные и потребительские организации России, Казахстана и Белоруссии обратились в Комиссию ТС за разъяснениями.

Как пояснил в этой связи Евгений Лобанов, большинство стран мира в качестве приоритета рассматривают вопросы развития отрасли переработки отходов, вторичного использования мусора, в том числе стеклянной тары. Для производства 1 т бутылок расходуется около 1,2 т природного сырья, в том числе 0,59 т кварцевого песка, 0,172 т известняка, 0,186 т соды и 0,072 т полевого шпата. Энергии, которая уходит на создание одной бутылки, хватает на семичасовую работу компьютера или на сутки работы энергосберегающей лампы. «В европейских странах стеклотару стараются вовлечь в больший оборот для того, чтобы минимизировать образование мусора, у нас получается обратный эффект», — сказал собеседник.

Предусмотренные техрегламентом нововведения могут привести к закрытию пунктов приема стеклотары, которые действуют на территории трех стран. Вместе с тем переплавка бутылок на стекольных заводах в новые позволяет производителям заметно снижать расход материальных ресурсов. Помимо этого, экономится и энергия, ведь очистка одной бутылки до состояния, отвечающего всем санитарным нормам, требует в 10 раз меньше энергии, чем производство новой.

Авторы данного техрегламента, судя по всему, опасаются, что собранная тара будет использоваться для заполнения фальшивой продукцией. Официально это, правда, не объявлялось.

Галопом по Европам

Требования по техрегламентам могут влиять на конкурентоспособность предприятий страны, признает Иосиф Аронов: «Представьте себе, что мы являемся разработчиками техрегламента для карандашей. И мы лоббируем интересы ассоциации, члены которой выпускают лишь красные карандаши. Установив техническое требование — разрешено продавать лишь красные карандаши, отсекаются все производители, выпускающие карандаши других цветов. Поэтому идут такие долгие согласования и обсуждения. Ведь по сути техрегламент — хирургическая операция на теле бизнес-сообщества». Поэтому, продолжает заведующий отделом ВНИИС, существует такое понятие, как оценка регулирующего воздействия. Смысл этой процедуры — понять, нужен ли регламент для данной сферы или нет. То есть если бизнес-сообщество не может самостоятельно навести порядок в этой сфере, а риск причинения вреда имеется, тогда появляется государство и внедряет техрегламент. «На деле, к сожалению, у нас так не происходит. В Европе регламенты разрабатываются долго, медленно и только по прецеденту. То есть когда возникает неприятность, которую нельзя разрешить иначе, кроме как через введение регламента», — отмечает он. По сути дела, нужно разбираться в каждом конкретном случае: а нужен ли вообще техрегламент или нет? «Я лично, например, совершенно не уверен, что нужен техрегламент на зерно. На конкретные пищевые продукты из зерна — хлебобулочные изделия, наверное, нужен. По большому счету, во многих случаях зерно является сырьем. Наверное, не совсем правильно разрабатывать техрегламенты на то, что потом подлежит переработке. Давайте теперь разработаем техрегламент на руду. Вопросов много…» — признает российский эксперт.

Многие казахстанские, а также российские производители также уверены, использование европейских нормативов угрожает их конкурентоспособности. В частности, такие опасения высказывались строительными компаниями во время обсуждения евростандартов, так называемых еврокодов. Другой момент, который многих смущает — то, что европейские нормы по сравнению с отечественными или российскими носят в большинстве своем описательный характер. Это может вызвать двоякое или неверное толкование техрегламентов. «Да, действительно, нормативы стандартов EN, ISO, IEC носят рекомендательный характер, обязательные требования к продукции устанавливаются в европейских директивных документах», — подтверждает г-н Радаев. По его словам, при разработке техрегламентов ТС взят европейский опыт регламентирования. «В этом и состоит высокое искусство Европы! — восклицает г-н Аронов. — Европейский подход в этом вопросе очень позитивный, потому что, во-первых, проще договариваться по общим требованиям, чем по конкретным. Во-вторых, такой подход не сковывает инициативы бизнеса», — отмечает он. Его оппоненты возражают ему тем, что европейцы ответственные и законопослушные граждане, которые в большинстве своем работают по принятым правилам и законам. У нашего же человека такой менталитет, который заставляет государство повсюду сомневаться в его честности. Поэтому придумываются разного рода разрешительные процедуры, лицензии, сертификаты и прочее.

«Абсолютно согласен с этой оценкой. Но тут есть два важных момента. Есть же пословица — глаза боятся, а руки делают. То есть хоть и страшно переходить на европейские стандарты, но надо. Что же мы будем все время плестись сзади. С другой стороны, раз все так обстоит — значит, нужно стоять с палкой. Европейский подход на самом деле предполагает наличие серьезной процедуры государственного контроля и надзора за рынком», — поясняет Иосиф Аронов. Европейская идеология, по его словам, подразумевает следующее — вход на рынок выгодно упрощается, но зато усиливается контроль по принципу «доверяй, но проверяй». «В России, к сожалению, ослабили и вход на рынок, и надзор. Это привело к тем негативным последствиям, которые мы наблюдем — колоссальные аварии, катастрофы, вроде Саяно-Шушенской, и так далее. Надзор ни в коем случае нельзя ослаблять, тем более техника у нас стареет. Надзор, по крайней мере в России, сопровождается коррупционными явлениями. Кстати, боязнь коррупции и привела к сегодняшнему ослаблению государственного контроля. Но это все равно что ликвидировать полностью ГАИ, так как многие представители этого органа, как все знают, берут взятки!»

Под крыло бизнеса

Национальная экономическая палата Казахстана (НЭП) «Атамекен» предлагает создать при комиссии ТС комитет технического регулирования, который бы работал на постоянной основе под руководством бизнес-сообществ трех стран. Об этом сообщил председатель правления НЭП Аблай Мырзахметов на международном форуме ЕврАзЭС 22 сентября. По его словам, межгоссовет «делегировал бы организацию работы этого комитета бизнес-сообществу, самым крупным объединениям, в том числе «Атамекену», Российскому союзу промышленников и предпринимателей (РСПП) и Белорусскому союзу промышленников». «Поскольку инициатива была с казахстанской стороны, предлагается создать комитет в Астане на базе Назарбаев Университета, где работа шла бы на постоянной основе, а не эпизодически. В работе комитета могли бы участвовать и постоянно делегированные госорганы. Такое государственно-частное взаимодействие дало бы больше пользы в выработке тех правил, по которым мы будем работать», — считает глава «Атамекена».

Данный комитет, как пояснил «ЭК» г-н Радаев, должен на постоянной основе (дислоцируясь, например, в Астане) обеспечивать разработку, совершенствование, актуализацию законодательства ТС, техрегламентов. «Также утверждать перечни взаимосвязанных с техрегламентом стандартов, обеспечивать своевременную разработку стандартов путем размещения заказа специализированным межгосударственным и национальным комитетам по стандартизации, содействовать скорейшему принятию межгосударственных стандартов в МГС. Кроме того, обеспечивать процедуры объективного и всестороннего рассмотрения (экспертизы) при принятии технических норм, заниматься постоянным анализом их эффективности, анализировать современные тенденции развития технического законодательства в мире, применяемые новые технологии, инновации и изучать возможности внедрения передового опыта в законодательство ТС», — сообщил г-н Радаев.

По его мнению, организационные функции по созданию данного комитета целесообразно возложить на бизнес-сообщества стран — участниц ТС, поскольку они располагают соответствующим опытом и возможностями, позволяющими в кратчайшие сроки создать дееспособную организацию с участием высококвалифицированных экспертов, покрывающих основные сектора экономики. «Комитет в обязательном порядке должен включать в свой состав полномочных экспертов, представляющих интересы стран — участниц Таможенного союза для выработки консолидированных решений», — подчеркивает он.

Понятно, что каждая страна в первую очередь защищает интересы своих производителей, они могут быть представлены как госорганами, так и общественными ассоциациями. Однако предложение создать при Комиссии Таможенного союза комитет по техрегулированию г-н Ахметов считает нецелесообразным. «В секретариате ТС имеется департамент по техрегулированию, постоянно действующий, в котором работают наши специалисты, кроме того, эффективно работает и координационный комитет. То есть все рычаги есть. «Атамекен» вносит много предложений, члены палаты даже выезжают на заседания рабочих групп», — отмечает он. Иногда, по его словам, в рамках обсуждения того или иного техрегламента, выдвигаются предложения, направленные в пользу отдельных предприятий. Было бы странно, если бы этого не было. В таких случаях, как уверяет г-н Ахметов, побеждает компромисс.

Иосиф Аронов отчасти поддерживает это предложение. По его мнению, вопросы техрегулирования настолько важны, что, наверное, какую-то структуру, которая работала на постоянной основе, создать целесообразно. Принципиально неверно, по его словам, чтобы она работала под бизнесом, так как у него свои интересы. «Это все равно что, грубо говоря, создать комитет по исправлению уголовного кодекса, а управлять этим органом будут заключенные. Я, конечно, сильно утрирую, но суть такая. Если уж на то пошло, руководство должно быть коллегиальное, где были бы представлены интересы и государства, и бизнеса, и потребителей. Сейчас все время, когда мы обсуждаем проблемы техрегулирования, имеем в виду только одну сторону — бизнес и совершенно не видим такую сторону, как потребитель. А что стоит бизнес без потребителя? Ничего!» — резюмирует он. Печься о благополучии отечественного бизнеса и не заботиться о благополучии населения все-таки несколько странно.

Понятно, что бизнес-сообщество беспокоится из-за техрегламентов не просто так. Как только их примут и они вступят в силу, поменяются правила игры. И им придется следовать всем новым требованиям. И если раньше они не хотели или не могли тратить деньги на модернизацию производства, то теперь будут вынуждены делать это. Иначе придется просто закрывать бизнес. Поэтому некоторые предприниматели пытаются запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда, наивно надеясь выторговать себе «тепличные» условия. Времени осталось немного. После утверждения техрегламентов, по словам г-на Ахметова, по некоторым из них предусматривается переходный период. Большинство техрегламентов, а точнее, сорок пять, будут приняты до конца года, действовать они начнут с 2013 года. Таким образом, какое-то время, чтобы подтянуть свои производства до новых нормативов, все-таки оставлено.    

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности