Господдержка раскручивает ВИЭ

Вес возобновляемой энергетики в энергосистеме страны рос бы более высокими темпами, если бы не дефицит проектного финансирования

Взрывной рост числа проектов в сфере возобновляемых источников энергии (ВИЭ) коснулся и Казахстана. Итогом неполных пяти лет развития «зеленой» энергетики стало появление 74 новых мини-ГЭС, солнечных и ветроэлектростанций. Главный фактор, привлекающий инвесторов в этот сектор, — проекты ВИЭ поддерживаются правительствами стран, которые входят в проекты строительства объектов ВИЭ с кредитами и субсидиями и обеспечивают гарантированный сбыт выработанной электроэнергии по фиксированным ценам.

Это привлекает в проекты ВИЭ международные финансовые институты с дешевыми длинными деньгами, вроде Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), Евразийского банка развития (ЕАБР) и Азиатского банка развития (АБР), а также локальные институты развития: в нашем случае — Банк развития Казахстана (БРК , «дочка» холдинга «Байтерек»). БРК в последние годы стал одним из провайдеров системы государственной поддержки.

Более активный рост числа проектов связывается экспертами с вовлечением в процесс других участников, готовых предоставлять проектное финансирование банков второго уровня.

Длинная дорога к ВИЭ

Несмотря на заметный рост эффективности возобновляемой энергетики, она еще отстает от традиционной (угольной, газовой, атомной) по коэффициенту использования установленной мощности (capacity factor). Если анализировать приведенную стоимость электроэнергии (LCOE; совокупные расходы в течение всего жизненного цикла энергоисточника к выработанной электроэнергии), то у ВЭС и СЭС этот показатель в 2–3 раза ниже, чем у угольных станций и АЭС (расчеты US EIA за 2019 год). К этому следует добавить, что солнечные и ветровые генераторы имеют ограниченную область применения и сильно зависят от погодных факторов.

В Концепции перехода РК к «зеленой» экономике, принятой в 2013 году, планируется, что к 2050 году доля ВИЭ в выработке электроэнергии достигнет 50%. Для экономики и энергосистемы, где доля угольной энергетики составляет 80%, это означает масштабные структурные изменения. «Зеленая» энергетика пока не способна обеспечить стабильную выдачу большой мощности для промышленности и домохозяйств, особенно в осенне-зимний период, но может служить в качестве балансирующей мощности или удовлетворять нужды потребителей с малой мощностью.

Первый шаг к развитию ВИЭ в энергосистеме был сделан в 2014 году, когда правительство РК впервые установило долгосрочные фиксированные тарифы и ввело централизованный закуп электроэнергии с различных объектов ВИЭ. После кризиса 2015–2016 годов была введена индексация тарифа с учетом инфляции и обменного курса. Единым закупщиком был определен Расчетно-финансовый центр по поддержке ВИЭ (РФЦ) в структуре системного оператора KEGOC. Одобренный проект ВИЭ в обязательном порядке подключался к сетям, но при этом освобождался от оплаты за передачу электроэнергии. Такие проекты освобождались от таможенных пошлин, получали преференции по налогам, государственные натурные гранты (земля под электростанцию).

В 2018‑м схему еще раз изменили: вместо предельных фиксированных тарифов ввели аукционы на понижение, разыгрывались площадки для строительства, и РФЦ подписывал оффтейк-контракт с тем инвестором, который предлагал самый низкий тариф. Совершенствование технологий и конкуренция между проектами дали свой эффект: средний тариф для ВИЭ снизился больше чем на 20%.

Благодаря господдержке ВИЭ удалось запустить первые крупные проекты — ВЭС «Ерейментау-1» (45 МВт), СЭС Burnoye Solar-1 (50 МВт). Изменение регулирования и кризисные явления послужили причиной задержки некоторых проектов. Алмас Чукин, управляющий директор Visor Holding, чья компания реализует проект строительства ВЭС установленной мощностью 100 МВт в Жанатасе Жамбылской области, отмечает, что проектом занимается в общей сложности уже семь лет. «Длительный срок был связан с длительными паузами в госрегулировании, финансовым кризисом в мире и многим другим. Достаточно сказать, что мы начали с индивидуальных тарифов, пока мы готовили и защищали ТЭО, их отменили и ввели фиксированные тарифы, но их размер не устанавливали почти полтора года. Потом размеры тарифов утвердили, но прошла девальвация, которая съела половину тарифа. Тут начали истекать сроки техусловий», — перечисляет г-н Чукин. Только в этом году инвестор вышел на этап строительства ветряков, весной завод-производитель отгрузил первую турбину.

Низкий старт и большие перспективы

Начав рост с нулевого уровня, за последние пять лет казахстанская «зеленая» энергетика стала заметным участником рынка, но пока мало на что влияет в энергосистеме. На конец 2018 года общая установленная мощность ВИЭ в Казахстане составила 531 МВт, за год было выработано 1,35 млрд кВт·ч электроэнергии (1,3% от генерации на всех электростанциях страны). К концу этого года мощность ВИЭ должна достигнуть 915 МВт, а к 2021 году преодолеть отметку 2000 МВт (на 1 января 2019 года совокупная установленная мощность станций страны — 21 902 МВт).

Динамика ввода установленной мощности и производства растет каждый год. По информации, приведенной в апреле 2019 года министром энергетики РК Канатом Бозумбаевым, до конца года планируется ввести в эксплуатацию еще 10 объектов ВИЭ мощностью 236 МВт. Соответственно, количество объектов ВИЭ планируется довести до 95 (1483 МВт) в 2020 году и 119 (2096 МВт) в 2021‑м (см. график 1).

В структуре действующих возобновляемых источников в РК по доле в совокупной установленной мощности лидируют солнечные электростанции, за ними идут мини-ГЭС и ветроэлектростанции (см. график 2). «“Ветер” мы выбрали по простой причине — 8 лет назад он был выгоднее. За эти годы ситуация сильно изменилась, — отмечает Алмас Чукин. — Технологический прогресс и масштабы развития ВИЭ привели к тому, что цены на технику для солнечной энергии в удельном отношении на киловатт мощности упали глубже и быстрее, чем на ветровую энергию. На сегодня при существующих тарифах было бы выгоднее развивать “солнце”. И аукционы это показали: по некоторым лотам цена на солнце была ниже, чем на ветер».

Тормозов для развития ВИЭ в РК тоже достаточно. «Сдерживающим фактором для развития ВИЭ в нашей стране являются риски в сфере курса национальной валюты к твердым мировым валютам, стабильность РФЦ, инвестиционная привлекательность регулятивного механизма аукционов, а также отсутствие детального плана или стратегии развития отрасли, что, мы считаем, крайне важно и необходимо для четкого понимания всех заинтересованных сторон: инвесторов, девелоперов, государства, международных финансовых институтов», — перечисляет генеральный директор Ассоциации возобновляемой энергетики Казахстана (АВЭК) Арман Кашкинбеков.

Внедрение ВИЭ пошло бы более активно, если бы к этому была готова энергосистема. «Необходима комплексная реформа и новое развитие всей системы в направлении смарт-грид, производителей-потребителей в одном лице и создания гибкой системы тарифов на электричество, учитывающих его реальную стоимость по регионам, по времени, по объему и так далее», — считает г-н Чукин.

Больше фининститутов — больше проектов

Ключевые сложности связаны не с технической составляющей, а с инвестиционной. По мнению г-на Чукина, главная проблема — отсутствие проектного финансирования. «Проектное финансирование осуществляется институтами, которые понимают, что такое проект, каковы риски и как ими управлять, — говорит он. — В лучшем случае БРК и несколько международных финансовых институтов типа ЕБРР играют на этом поле. Коммерческие банки, по сути, в этом виде финансов не представлены». С ним соглашается Арман Кашкинбеков: «Сейчас есть ЕБРР, БРК, ЕАБР, АБР, институты развития НУХ “Байтерек”, многие из которых предлагают льготное проектное финансирование в национальной валюте».

Пока наиболее активными партнерами являются институты развития. В БРК отмечают, что проекты ВИЭ — пока в портфеле банка таковых 3 (Тургусунская ГЭС-1, СЭС «Жылга» и ВЭС «Астана Expo-2017») — соответствуют мандату БРК (проекты в несырьевом секторе и полностью в лоне госполитики развития «зеленой» экономики), находятся в зоне ответственности банка по стоимости и срочности (свыше 7 млрд тенге, долгосрочные), а также интересны коммерчески, поскольку за этими проектами стоит поддержка государства и оффтейк-контракты.

«Общая сумма займов, предоставленных БРК проектам в сфере альтернативной энергетики, составляет 44,55 млрд тенге. Банк одобрил к финансированию еще один проект в сфере ВИЭ — строительство солнечной электростанции мощностью 100 МВт в Алматинской области. Помимо этого на рассмотрении у нас находятся еще 4 проекта в области ВИЭ с запрашиваемой суммой займов свыше 38 млрд тенге», — сообщила старший банкир БРК Айжан Битебаева.

Она пояснила, что в этом году Банк развития Казахстана ожидает запуска всех трех своих проектов в области возобновляемой энергетики. Так, летом этого года начнет свою работу ветровая электростанция «Астана Expo-2017» в поселке Костомар Акмолинской области. Она способна вырабатывать 50 МВт электроэнергии в год с возможностью увеличения мощности вдвое — до 100 МВт. Общая стоимость первого пускового комплекса на 50 МВт — 45,1 млрд тенге, 30,5 млрд из них — кредитные средства от БРК.

Запуск Тургусунской ГЭС-1 — первой гидроэлектростанции мощностью 24,9 МВт в каскаде малых ГЭС на реке Тургусун Зыряновского района Восточно-Казахстанской области позволит обеспечить одну пятую часть потребности данного района в электроэнергии. Общая стоимость проекта — 11,5 млрд тенге, где сумма заемных средств от БРК составляет 5 млрд тенге.

Солнечная электростанция «Жылга» в Туркестанской области мощностью 20 МВт призвана частично решить проблемы с энергодефицитом на юге республики. На строительство станции БРК в виде займа предоставил 9 млрд тенге. Этот проект в институте развития выделяют особенно, поскольку при его кредитовании банк впервые использовал инструмент «проектное финансирование» — без привлечения дополнительных залогов, будущие денежные потоки от реализации проекта солнечной электростанции гарантированы РФЦ. Опыт этого проекта необходимо масштабировать уже с участием БВУ.

Статьи по теме:
Общество

Виртуал стал реальностью

Сегодня одной из прибыльных профессий в мире считается не врач, не инженер, и уж, конечно, не учитель, а блогер

Общество

Судьба артиллериста

Две книги о Пушкине, повесть на материале античной истории и один текст любовной восточной сказки — вот и все, что мы знаем об алма-атинском писателе Николае Раевском

Экономика и финансы

Укрепление слабой позиции

Чем больше в компании частных инвесторов, задающих неудобные вопросы, тем выше должна быть ее эффективность

Тема недели

Курс Токаева

Касым-Жомарт Токаев — продолжатель или реформатор? Новый президент старается оставить за собой возможность выбрать любую из двух ролей