Место в контексте

Что нам делать с фотографией и что она делает с нами

Место в контексте

С развитием портативной техники снимков становится все больше. Они превращаются в привлекательные картинки-селфи, заполоняя пространство интернета и вытесняя вербальный текст. Современная цивилизация движется в сторону усиления визуализации, когда в коммуникации все большую роль начинает играть визуальная информация.

О том, какова роль в современном мире фотографии и фотографа как художника и профессионала и как они взаимодействуют с реальностью, мы беседуем с казахстанским фотохудожником Ириной Дмитровской, которая по версии Qazphoto Awards была признана в Казахстане фотографом 2017 года. У Ирины недавно состоялась выставка In-to, ставшая для нее способом осмысления себя не только как фотографа, но как художника. В планах Дмитровской участие с этой же серией снимков в различных международных конкурсах и программах. Кроме этого у фотохудожника есть идеи новых проектов, один из которых она надеется воплотить уже в этом году.

Серийный художник

— Ирина, как соотносятся фотография и жизнь? Какое место в ней занимает отражение и творчество? Она — больше документ реальности или способ ее производства?

— У меня не вызывает сомнений то, что фотография — это искусство. Тот промежуток времени, когда фотография считалась чем-то прикладным к науке и другим видам искусства или только лишь возможностью точно документировать реальность, как мне кажется, давно прошел. Фотограф имеет возможность компоновать реальность и вымысел, выбирать тот момент, когда спускать затвор, что именно и как помещать в рамки кадра. Все это дает тот самый, необходимый зазор для появления произведения искусства.

Мне хочется в первую очередь говорить о фотографии как одном из видов современного искусства, а не просто как о способе документировать реальность. Тех, кто работает с современной фотографией, как правило, называют не фотографами, а современными художниками. Часто бывает так, что художники работают не только с фотографией, но и с другими медиа (видеоарт, коллаж, живопись, перформанс и т.д.). Если говорить о фотографии как о медиуме художника, то стоит сразу понять — визуальная эстетика снимков будет очень далека от тех, что мы видим в глянцевых журналах. Это принципиально другая картинка.

— Что делает фотографию видом современного искусства?

— Очень часто один отдельный симок не может дать нам полного представления и понимания о том, что происходит и почему его стоит считать хорошим. Если говорить о законченном высказывании автора и его произведении, то имеет смысл рассматривать только полную серию работ, которые комментируют и поясняют друг друга. Именно поэтому зрителям, воспитанным на классическом представлении об искусстве, бывает трудно понять современное. Но когда мы смотрим на работы современных авторов, нужно понимать, что к их произведениям невозможно применять те же критерии восприятия, что и для классических произведений. Цели, задачи, художественный контекст и даже окружение у этих работ будут совершенно различными. Воспринимать традиционное и современное искусство нужно с разных точек зрения.

Если мы говорим о современной фотографии, то некоторые работы могут вызвать недоумение. Они кажутся нам хаотичными, будто сделанными случайно, практически любительскими, вроде бы совсем такими же, как у нас в телефоне или семейном альбоме. Но чаще всего это иллюзия. Такие «любительские» снимки тщательно выверены, скомпонованы по всем законам композиции, в них отсутствуют случайные, ничего не говорящие детали или даже цвета. Кроме того, автор точно знает, почему он снимает именно так и для чего. Эти фотографии, в отличие от случайных, предельно осмысленны и вдумчивы. Исходя из этого, мы снова возвращаемся к тому, что для понимания современной фотографии очень важно быть знакомым не с отдельным кадром, а с полноценной серией, и воспринимать ее как цельное высказывание, а не дробить на отдельные красивые и некрасивые картинки.

Собственный опыт

— Каковы условия восприятия современной фотографии? Как она дистанцируется от интертеймента и рекламы? Возникают ли в ней взаимоотношения автора и зрителя?

— Как мне видится, современное искусство — это в большей степени мысль, идея, художественный жест и в меньшей степени ремесло или даже прямое создание объектов. Думаю, что сегодня в искусстве переплетаются знания философии, науки, социологии, психологии и даже политики. Все это теперь становится частью произведения, а художник — исследователь, который рассматривает современность сквозь все эти призмы и в конечном итоге создает среду, в которой зритель чувствует себя сопричастным к созданию произведения искусства, проживает собственный опыт внутри произведения. В такой ситуации абсолютно нормальным и естественным оказывается несовпадение восприятия художника и зрителя. Зритель проходит собственный путь, проживает уникальный опыт и оказывается полноправным творцом. Речь больше не идет об авторе как о центральной фигуре или гении, который переворачивает представления о действительности. В какой-то степени смысловой центр исчезает, исчезает и прямолинейное «что хотел сказать автор», структура из вертикальной становится горизонтальной, и, как и автору, так и тому, кто воспринимает произведение, нужно в равной степени проделать определенную работу, чтобы осознать и понять представленное. Зритель теперь самостоятельно выбирает, на чем фокусироваться и что будет смыслом. Все это в равной степени относится и к современной фотографии. Фотография обращается к интеллектуальному осмыслению увиденного и не работает уже только с понятием «красоты», не занимается просто воспроизводством окружающего мира. Фотография отказывается быть понятной, красивой и развлекательной, все чаще для понимания она требует текста и пояснения.

Внутри и снаружи

— Должна ли современная фотография осмыслять социально-политическую реальность?

— Современная фотография всегда связана, прямо или косвенно, с тем, что происходит с современной культурной и социальной обстановкой в том пространстве, где она создается. Возможно, серия работ не всегда прямо заявляет о том, что творится в мире, но в них будет вшит этот контекст, будет присутствовать рефлексия о том, что происходит сейчас, пускай даже сквозь личный и чувственный опыт автора. Именно поэтому не каждая фотография, сделанная сегодня, будет современной. Она может быть интересной и красивой, но без внутренней работы и рефлексии о происходящем она, скорее всего, просто останется фотографией, сделанной в этом году.

Если говорить о моей собственной серии фотографий и выставке In-to, то для меня это погружение в опыт и попытка создать пространство для погружения в него зрителей. Я проживаю состояние нахождения внутри пластикового пакета и пытаюсь понять, что это, собственно, означает — оказаться и быть внутри. Изменяется ли что-либо с заменой одного пакета другим? Изолирую ли я себя самостоятельно или это обоюдная игра между личностью и социумом? Я совершаю прогулки по одному и тому же периметру, будто хожу по кругу, нахожу случайный пакет на улице и надеваю его на голову, фотографирую и забираю пакет с собой. Я совершаю одиночный перформанс в пространстве города и документирую его с помощью фотографии. Снимок — действие, которое привлекает внимание, это одновременно отталкивает и притягивает. Главные вопросы, которые рождаются у меня, пока я нахожусь внутри пакетов: что сложнее? Столкнуться с прямым вторжением или испытать напряжение от ожидания контакта?

Позже создаю натюрморты с пластиковыми пакетами на фотографиях и размещаю их в экспозиционном пространстве выставки, извлекая их из естественного контекста и помещая в несвойственный им ранее. Таким образом, я создаю пространство и приглашаю в путешествие зрителей, где у них сложится собственный опыт, появятся или не появятся собственные вопросы и ответы. Мне кажется крайне важным не создавать жестких рамок и оставлять место для пустоты и пауз, в которых и случается все самое важное.

— Что можно сказать о казахстанской фотографии? Приобрела ли она свой собственный облик?

— Казахстанская фотография безусловно есть. Конечно, она еще совсем-совсем юная, и то, что делается в поле современной казахстанской фотографии, достаточно далеко от того, что происходит в мире. Но так или иначе все постепенно меняется и двигается, происходит все больше событий, где присутствует фотография как способ высказывания художников. Конечно, нам нужно еще преодолеть очень большой путь от фотографии как ремесла до фотографии как художественного жеста. Но по этой дороге уже идут, и я в том числе, поэтому мне хочется верить, что в скором времени казахстанская фотография сделает мощный рывок вперед.

Фотография — очень молодое искусство, и, как мне кажется, у нее впереди еще много трансформаций и переворотов. Очень сложно делать точные предсказания о том, что случится с ней и как, например, на нее повлияет такая массовость визуальных изображений, которая свойственна современному миру. Но лично меня очень увлекает и вдохновляет наблюдение за тем, что сейчас практически каждый способен сделать удачную фотографию. С одной стороны, это отличная возможность каждому говорить о том, что его волнует, и влиять на то, что делается вокруг. А с другой — это огромное пространство неизвестности, из которого может родиться что угодно. На мой взгляд, такая массовость фотографии только подтверждает ценность серий снимков, где кадры связаны между собой и существуют полноценно только в общем контексте.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Господдержка раскручивает ВИЭ

Вес возобновляемой энергетики в энергосистеме страны рос бы более высокими темпами, если бы не дефицит проектного финансирования

Культура

Падающее яблоко и боливар с секретом

Энциклопедия русской моды? Ироничный деревенский карнавал? Трагедия, драма? В Алматы юбилеи А.С. Пушкина и КГАТОБ им. Абая отметили постановкой оперы «Евгений Онегин» в современной эстетической трактовке

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Тема недели

Требуются середняки

Качество казахстанской индустриализации повысится, когда вырастет вес средних проектов. Пока доминируют проекты-гиганты, процесс будет недостаточно устойчив