Особенности национальной судебной реформы

редакционная статья

Особенности национальной судебной реформы

Процесс над гражданскими активистами Асией Тулесовой и Бейбарысом Толымбековым в очередной раз доказал, что казахстанский суд далек от тех решений, которые общество готово признать справедливыми. Судя по отклику в социальных сетях (это единственная свободная площадка в РК, поскольку в СМИ жесткую критику властей давно не встретишь, а митинги разгоняют), доверие к суду и его авторитет сегодня находятся на низком уровне. Председатель Верховного суда РК Жакип Асанов в этом году предпринимает попытки это доверие вернуть или хотя бы повысить его уровень посредством модернизации судебной системы. Впрочем, Асанову досталось непростое наследство.

Логика модернизации была заложена еще четыре года назад в «Плане нации — 100 шагов», но достигнуть существенного прогресса пока, к сожалению, не получается. Прежний глава ВС Кайрат Мами утверждал: «В стране практически в полной мере реализована концепция судебной реформы. Сформирована организационно-правовая база судов, успешно функционируют специализированные суды по уголовным, административным и экономическим делам, ювенальный и военный суды. Удалось найти законодательное решение проблем судебной волокиты посредством введения полной апелляции». Даже тем, кто был далек от темы реформы казахстанского суда, оптимизм этого заявления казался беспочвенным.

Надо отдать должное Асанову, он не побоялся озвучивать проблемы. После назначения новый председатель ВС напомнил своим коллегам-судьям о положении статьи 1 Конституции РК: «Высшими ценностями государства являются человек, его жизнь, права и свободы». Асанов открыто критиковал некомпетентность судей и несправедливость: когда по формально юридическим основаниям решения выносятся законно, а по содержанию — нет. В воздухе запахло настоящей судебной реформой.

Изменения действительно произошли — при г-не Асанове улучшился механизм рекрутирования в судейский корпус. Что с набором судей нужно что-то делать, стало понятно давно — еще в 2011 году, когда после увольнения шести судей из-за коррупционных обвинений лишился должности экс-председатель ВС Мусабек Алимбеков. Но имиджевый удар по отечественному судебному корпусу наверху предпочли не заметить и выводов из ситуации не сделали.

Асановская модернизация сконцентрирована на кадровом вопросе, и, вероятно, в Верховном суде ждут, что с совершенствованием механизма рекрутирования будет запущена цепная реакция — начнется улучшение всей судебной системы. Однако до улучшений далеко. Главный аргумент, который приводят критики судебной системы, — проблема в том, что большинство отечественных судей — бывшие сотрудники прокуратуры или судебные секретари, то есть люди из карательно-обвинительной системы. Эти люди часто исповедуют жегловское понимание правосудия: «Вор должен сидеть в тюрьме, и не важно, как я его туда посажу». Они запрограммированы на обвинительные приговоры, поэтому доля оправдательных приговоров в системе не растет.

Без реформы суда не начнется настоящая модернизация отношений государства и общества, трансформация политической системы из авторитарной в демократическую. На этом тезисе сходятся все опрошенные нами эксперты. Но каким должен быть план действительно эффективной реформы, с чего следует начать? Возможно, с упразднения единоличного президентского полномочия назначать судей? Неплохое решение, если не учитывать, что в обстановке транзита и на фоне низкого доверия населения есть риск потери управляемости. Но и переоценивать риски и не идти на реформы нельзя — на этом мы тоже теряем. Точнее, уже потеряли, как минимум десяток лет.

Читайте так же тему номера:Справедливый, беспристрастный, гуманный

Статьи по теме:
Тема недели

Требуются середняки

Качество казахстанской индустриализации повысится, когда вырастет вес средних проектов. Пока доминируют проекты-гиганты, процесс будет недостаточно устойчив

Культура

Место в контексте

Что нам делать с фотографией и что она делает с нами

Общество

Мусорная политика

На помощь переполненному мусорному полигону Алматы приходит новый сортировочный комплекс, он должен решить проблему «бутылочного горлышка» — системы утилизации отходов

Экономика и финансы

Задание на завтра

С 1 января 2018 года казахстанский банковский сектор начал жить и работать по новым стандартам финансовой отчетности — МСФО 9 «Финансовые инструменты». Знаковое для банков событие прошло почти незамеченным