Командные игроки

Государственные институты развития ищут наиболее эффективные форматы участия на важнейших рынках — венчурного капитала и жилищного строительства. От первого зависит инновационное развитие, от второго — социальная стабильность

Командные игроки

НУХ «Байтерек», в котором объединены все институты развития, ищет для этих институтов новые форматы работы, которые будут в большей степени адаптированы под задачи развития, сформулированные правительством в государственных программах. Некоторые новые подходы были представлены на Астанинском экономическом форуме-2019. Новые форматы должны повысить качество решения ключевых казахстанских проблем — доступности средств для индустриального развития, экосистемы развития инноваций, обеспечения населения доступным жильем.

Например, инновационный сектор теперь будут развивать через поддержку венчурных фондов, а политика обеспечения доступности жилья станет более кастомизированной, ориентированной на потребности целевых групп населения.

Венчурист под зонтом

По данным KPMG, в 2018 году венчурные капиталисты инвестировали по всему миру свыше 250 млрд долларов — это не только полуторакратный рост за один год, но и рекорд последнего десятилетия. Поле для венчурного капитала сегодня, пожалуй, так широко, как никогда — на переднем краю находятся десятки индустрий — от беспилотного транспорта до биотеха. Львиная доля венчурных инвестиций делается в развитых странах, ЕС и США, но постепенно центр тяжести венчурного капитала смещается в Азию. На этом рынке появляются свои «единороги»: только четыре сделки по продаже китайских и сингапурских компаний ByteDance, Grab, Tokopedia, Swiggy собрали около 8 млрд долларов. По данным Bain, в период 2012–2017 годов рынок венчурного капитала Юго-Восточной Азии вырос в 4 раза.

По словам председателя правления QazTech Ventures Марата Омарова, рынки Юго-Восточной Азии интересны динамикой изменений. Они выросли буквально за несколько лет. Еще один участник дискуссии, исполнительный директор Национального инновационного агентства Таиланда Пун-Ардж Чайратана, привел следующие результаты: с 2016 года в стране возникло 40 новых крупных стартапов.

Хотя Таиланд — не самая передовая из инновационных экономик Юго-Восточной Азии, некоторые из применяемых ими методов регулирования стоило бы применить в РК: создание (а в нашем случае — адаптация) государственного банка или института развития к формату «моста» между банками и венчурным капиталом, распространение регуляторных песочниц, а также единой платформы для инноваторов.

Ган Фон Джек, управляющий директор сингапурской Jubilee Capital Management, на примере своей компании, которая ведет бизнес в Китае и США, сформулировал видение так: «Наша задача состояла в том, чтобы достичь определенного уровня доверия между двумя сторонами. Мы были своего рода мостом между инвесторами и начинающими предпринимателями. Причем проекты были абсолютно разными — как в области здравоохранения, так и в других отраслях».

Государственная поддержка нужна хотя бы потому, что существует международная конкуренция за инвестиции, подчеркивает Эдвин Чоу, замгендиректора сингапурского Нацагентства по поддержке и продвижению бизнеса Enterprise Singapore: «Если мы не поддержим сингапурский стартап у себя дома, он уйдет в Китай».

Адиль Нургожин считает, что у Казахстана еще есть окно возможностей на рынке венчурного капитала
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО НУХ «БАЙТЕРЕК»

Казахстану нужны фонды, венчурные капиталисты и бизнес-ангелы, которые будут искать проекты и инвестировать в них, и в этой работе должно помочь государство. «Международному инвестору слишком рискованно в нашу страну приходить без партнера. Партнером может быть только государство. В государстве этим занимается институт развития, а это “Байтерек”, — объяснил управляющий директор национального холдинга Адиль Нургожин. — Через партнерство, через создание совместных фондов. Наша задача — до конца года создать один-два венчурных фонда, создать прецедент, научить структурировать фонды, работать с английским правом, научить стартапы принимать инвестиции правильно». Из иностранных фондов готовится зайти в РК сингапурский Golden Gate. «Открываем здесь офис, даем деньги в управление против их денег — они вкладывают средства и мы. В итоге растим стартапы, инвестируем и даем им возможность выходить на большие рынки», — так описал схему г-н Нургожин. Он уверен, у Казахстана есть окно возможностей размером в несколько лет, и в этот период нам необходимо создать как можно больше венчурных фондов, которые успеют набраться опыта.

«Мы перепрофилировали Нацагентство по технологическому развитию QazTech Ventures и хотим на площадке МФЦА и Astana Hub развивать венчурное финансирование в Казахстане. В этих странах венчурное финансирование активно поддерживается государством, которое создает необходимую инфраструктуру», — говорит председатель правления «Байтерека» Айдар Арифханов.

Адаптированный жилстрой

Жилищное строительство в Казахстане находится на подъеме. В 2018‑м был зафиксирован очередной рекорд объема ввода жилья — 12,5 млн кв. м (+12% за год), в этом году ожидается ввод 13 млн кв. м. Инвестиции в жилстрой с середины 2000‑х выросли в 5 раз. Однако мы еще далеки от стандарта ООН по обеспеченности жильем — 30 кв. м на человека; в РК — не более 22. Цель правительства — выйти на международный стандарт к 2030 году. По словам заместителя председателя правления «Байтерека» Ануара Омарходжаева, это потребует ежегодного роста ввода «первички» на уровне 8% в течение предстоящих 12 лет; общий объем нового жилья — 220 млн кв. м.

Ли Чае Кванг предлагает адаптировать меры поддержки в обеспечении доступным жильем под разные группы населения
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО НУХ «БАЙТЕРЕК»

Опыт управления быстрым ростом уровня обеспеченности жильем накопили Корея и Сингапур. Корея дважды столкнулась с необходимостью повышать обеспеченность населения жильем — в 1960‑х и 1990‑х — в результате роста урбанизации. Объемы строительства росли, и даже удалось повысить общий показатель обеспеченности жильем на душу населения, однако обеспеченность наименее состоятельных слоев населения по-прежнему оставалась низкой. В результате государство создало систему, в которой наименее защищенным группам населения предоставлялось такое доступное жилье и в том формате, в котором оно было наиболее востребовано. «Для молодых семей и молодежи строятся специальные районы, — отметил президент Корпорации жилищного гарантирования Кореи (КЖГК) Ли Чае Кванг. — Отдельная инфраструктура будет и для пожилых людей. Люди с низким доходом могут жить в арендном жилье с правительственной поддержкой. Планируются также проекты доступного жилья», — говорит он. Тот же подход корейский эксперт рекомендует применить и Казахстану, уделив особое внимание качеству.

Опыт Сингапура похож на корейский — в 1960‑х резко возрос спрос на жилье. Для его удовлетворения была создана единая структура, Housing and Development Board (HDB), которая планировала потребность в жилье, формировала политику в сфере жилстроя, работала со строительными компаниями и так далее. Государственная форма собственности позволила использовать различные источники финансирования: бюджетные кредиты и гранты, а также займы на рынке капитала под низкий процент, перечисляет Яп Чин Бенг, ведущий консультант SingaporeCooperationEnterprise.

В РК роль государства в жилищном секторе уже стала заметной. По словам председателя правления Жилстройсбербанка Казахстана (входит в НУХ «Байтерек») Ляззат Ибрагимовой, на этот банк приходится около 60% вновь выдаваемых в стране ипотечных кредитов, более 50% ипотечников — заемщики ЖССБК. В этот период важно создать условия для перехода количественных изменений в качественные.

Г-н Омарходжаев выделил три условия повышения эффективности политики в сфере жилстроя. Во-первых, наличие единого оператора, комплексно решающего вопросы массовой застройки и создания инфраструктуры. Возможность адаптации форматов КЖГК и HDB сейчас всерьез рассматривается «Байтереком». Второе условие — доступное инвестирование с применением различного набора инструментов как для населения, так и для девелоперов. Третье — цифровизация отрасли. Большие надежды связаны с интернетом вещей и стандартом 5G, использованием онлайн-маркетплейсов, которые могут позволить снизить издержки при строительстве жилья на 10–20%.

Сейчас «Байтерек» изучает опыт Сингапура и Кореи для реформирования своих активов для достижения более высокого уровня синергии институтов развития. «HDB — это не только жилстройсбербанк, это и ипотечная корпорация, и блок девелопмента в одной структуре, которая ведает широким кругом вопросов: от проектирования до финансовых инструментов поддержки. Мы хотим трансформировать наш жилищный блок по сингапурскому опыту», — обозначил траекторию развития г-н Арифханов.

Статьи по теме:
Тема недели

Требуются середняки

Качество казахстанской индустриализации повысится, когда вырастет вес средних проектов. Пока доминируют проекты-гиганты, процесс будет недостаточно устойчив

Культура

Место в контексте

Что нам делать с фотографией и что она делает с нами

Общество

Мусорная политика

На помощь переполненному мусорному полигону Алматы приходит новый сортировочный комплекс, он должен решить проблему «бутылочного горлышка» — системы утилизации отходов

Экономика и финансы

Задание на завтра

С 1 января 2018 года казахстанский банковский сектор начал жить и работать по новым стандартам финансовой отчетности — МСФО 9 «Финансовые инструменты». Знаковое для банков событие прошло почти незамеченным