Ставка на тех, кто смог

Несмотря на девять лет индустриализации, доля сырьевого экспорта по-прежнему высока. Чтобы переломить ситуацию, принята новая концепция индустриальной стратегии. Теперь фокус господдержки будет направлен на успешные компании

Ставка на тех, кто смог

Четвертый год подряд исследовательская группа Expert Zertteu анализирует ключевые изменения в казахстанском экспорте по итогам года. И четвертый год подряд наблюдается схожая картина: объем казахстанского экспорта всецело зависит от нефтяных котировок. Чем выше цена на нефть, тем больше у страны валютной выручки. Например, в 2018 году нам повезло больше, чем в предыдущие три года.

Сложно получать стабильный доход от вывоза сырья. Цены на нефть волатильны, кроме того, экономисты вывели закономерность: в долгосрочном периоде экспортные цены на сырье падают, а экспортные цены на обработанную промышленность растут или остаются стабильными.

В Казахстане десятый год идет индустриализация. Цель — перейти от сырьевой модели экономики, обеспечивающей Казахстан природной рентой, к экономике с возрастающей отдачей. Но за столь короткий срок сложно начать производить обработанную продукцию в больших объемах, тем более экспортировать ее. Для этого нужно накопить явные и неявные знания, воспитать корпус высококлассных инженеров, сделать большие инвестиции, в конце концов, выйти на внешние рынки, преодолев нетарифные барьеры и сопротивление конкурентов. Все это требует времени.

Однако за девять лет индустриализации структура обработанного экспорта практически не изменилась. Необработанный экспорт — один из ключевых индикаторов как первой, так и второй индустриальных пятилеток. Если оценивать индустриализацию по этому критерию, то она оказалась неудачной.

В 2020 году стартует третья пятилетка, уже утверждена концепция госпрограммы. Основная новация документа: господдержка станет более избирательной. Из экспортеров на существенную поддержку могут рассчитывать только компании с сильными внешнеторговыми позициями.

Сырьевая, концентрированная, низкотехнологичная

Хорошая новость прошлого года: казахстанский экспорт по результатам 2018 года в денежном выражении вырос на четверть и составил 60,9 млрд долларов. Все это благодаря более-менее высокой стоимости нефти, котировки которой выросли на треть по сравнению с 2017 годом (см. график 1).

Казахстан экспортирует главным образом простые товары — нефть, газ, металлы, то есть сырье без глубокой обработки, которые контрактуют большими партиями. Поэтому закономерна высокая товарная концентрация экспорта. Доля пяти товарных групп по двузначному коду ТН ВЭД составляет 88% (см. график 2).

На пятерку первых стран-партнеров приходится 54,5% от совокупного экспорта (см. график 3). Нашим главным партнером уже много лет является Италия: в 2018 году казахстанские компании, точнее несколько нефтяных компаний с итальянским участием, экспортировали в эту страну товаров на 11,7 млрд долларов. Из этой суммы 98,3% пошли на покупку сырой нефти. Два других наших крупных партнера из топ-5 — Нидерланды и Франция, им мы также продаем исключительно нефть (97,7% и 96,4% соответственно).

Сложнее структура нашей торговли с Китаем и Россией. Восточному соседу в прошлом году мы продали товаров на 6,2 млрд долларов. Из них на 1,3 млрд — рафинированную медь, на 1,1 млрд — газ, на 835,2 млн — медный концентрат, а сырую нефть — на 829,5 млн долларов. Традиционно Китай закупает у нас большие объемы радиоактивных изотопов (урана), например, по итогам 2017 года эта товарная группа принесла нам 1 млрд долларов и занимала второе место в структуре экспорта в Китай. В 2018‑м результаты похуже: 677,7 млн долларов и шестое место.

Россия — единственная страна из этой пятерки, куда мы поставляем разнообразную продукцию. В прошлом году мы наторговали с ней на 5,1 млрд долларов, из которых 15% пришлось на плоский прокат из железа/нелегированной стали, далее идут железные и медные концентраты (14,7%), затем оксид алюминия (6,5%). Казахстан экспортирует в Россию главным образом несырьевые промежуточные товары, то есть несложную продукцию низкотехнологичных обрабатывающих отраслей. Впрочем, мы не можем похвастать высокотехнологичным экспортом и в другие страны.

ОЭСР, исходя из размера расходов на НИОКР, выделяет три группы обрабатывающей промышленности: высокотехнологичную, среднетехнологичную и низкотехнологичную. К высокотехнологичным отраслям относятся машиностроение, химпром, производство электрических машин, электроника, изготовление медицинских приборов и оптических инструментов. У высокотехнологичной продукции, естественно, выше добавленная стоимость, чем у средне- и низкотехнологичной, очевидно, что и государства, специализирующиеся на производстве высокотехнологичных товаров, зарабатывают намного больше.

Таблица «Структура экспорта РК по товарным группам» показывает, на чем специализируется Казахстан и какие отрасли казахстанской экономики конкурентоспособны на внешних рынках. Доля высокотехнологичных отраслей, в нашем случае химпром и машиностроение, в экспорте составляет всего 5,4%. Чуть лучше позиции металлургической отрасли (13,6%), которая классифицируется как отрасль со средним уровнем технологий. Остальные обрабатывающие отрасли едва можно назвать конкурентными на внешних рынках.

Индустриализация сфокусируется на экспорте

Классификация по широким экономическим категориям (ШЭК) демонстрирует конечное использование экспортных товаров: для чего был куплен товар — для дальнейшей обработки (сырье, промежуточные товары) или для потребления (средства производства и продукты для личного потребления).

Группа потребительских товаров включает такую несложную продукцию, как продукты питания, одежда, или более сложную, например, автомобили. В эту группу входят и современные лекарственные препараты, относящиеся к высокотехнологичной продукции: для того чтобы их разработать и запустить в массовое производство, вкладываются значительные средства в НИОКР.

Следующая группа ШЭК — промежуточные товары. Их приобретают для дальнейшей обработки и производства из них, как правило, готовой продукции, соответственно, с более высокой добавленной стоимостью.

Наконец, средства производства: их используют для выпуска товаров и услуг.

К сырьевым товарам по ШЭКу относят пищевые продукты, подлежащие дальнейшей переработке, а также исходные продукты для промышленности и топливо.

То, на чем специализируется конкретная страна — на экспорте сырья или обработанного товара, показывает ее место на индустриальной карте мира. Казахстан все еще специализируется на производстве и экспорте сырья. По результатам 2009 года за год до старта индустриализации казахстанский экспорт на 72,2% состоял из сырьевых товаров (см. график 4). По итогам 2018 года, то есть после девяти индустриальных лет, республика продолжает зарабатывать на экспорте необработанной продукции (74,3%).

Хотя за это время не произошло еще большего упрощения экспорта, такую ситуацию нельзя назвать нормальной: пока мы топчемся на месте, остальные страны уходят вперед.

В прошлом году на несырьевом экспорте республика заработала 15,7 млрд долларов. Из них 89,2% пришлось на промежуточные товары, которые относятся к низкотехнологичной группе обработанной продукции. Более детальный анализ показывает, что основная часть экспортируемых страной промежуточных товаров — это продукция низких переделов: рафинированная медь (2,4 млрд долларов), ферросплавы (2,2 млрд), плоский прокат (1,4 млрд), урановая продукция (1,3 млрд долларов) и так далее.

Потребительские товары занимают всего 8,8% несырьевого экспорта РК, на них приходится экспортная выручка в объеме 1,4 млрд долларов. При этом львиная доля у нефтепродуктов — 1,2 млрд долларов, или 90,2% от экспорта всех потребительских товаров. Все данные по итогам 2018 года.

Казахстанские потребительские товары, идущие на внешние рынки, к сожалению, нельзя отнести к высокотехнологичной продукции. Это, например, автомобили, которые в 2016 году принесли стране 111,4 млн долларов, результаты 2018‑го намного скромнее — 20,2 млн долларов. Казалось бы, автомобили относятся к среднетехнологичной группе, но наши авто, собранные в режиме промышленной сборки, трудно назвать таковыми. Ведь и идеи, и используемые ноу-хау — все это результаты изысканий зарубежных специалистов. Их передали казахстанской площадке, чтобы доставлять сюда кузова, узлы и агрегаты без импортной пошлины, собирать тут, а затем продавать по цене ниже, чем у конкурентов, которые не стали локализовывать производство в РК. Единственное, что получает казахстанская экономика при такой схеме, — опыт для местных кадров.

Средства производства занимают только 2% от экспорта несырьевых товаров. В прошлом году они принесли стране 319,4 млн долларов, или на 33,2 млн долларов меньше, чем в 2017‑м. В этой группе товаров можно выделить аккумуляторы, электрические трансформаторы, телефонные аппараты, железнодорожные вагоны.

В 2010–2018 годах среднегодовой темп роста (CAGR) обработанного экспорта составил всего 3%. Если CAGR экспорта средств производства по итогу девяти лет вырос на 5%, промежуточных товаров — на 3,4%, то экспорт потребительских товаров сократился (–0,8%). Другими словами, результаты индустриализации в части увеличения экспорта необработанной продукции можно считать провальными.

Труба для вывоза услуг

В прошлом году республика на экспорте услуг заработала 7,3 млрд долларов, или на 11,8% больше, чем годом ранее. Если товарный баланс уже много лет стабильно положительный, то баланс услуг — стабильно отрицательный. В 2018 году мы заплатили за импорт услуг на 4,6 млрд долларов больше, чем получили от их экспорта (см. график 6).

Структура экспорта услуг демонстрирует конкурентные преимущества Казахстана в этом сегменте и нашу специализацию: какие услуги мы больше всего экспортируем — основанные на знаниях или менее наукоемкие услуги.

Транспортные услуги занимают 54,7% от общего объема экспорта. Более детальный анализ показывает, что каждый третий заработанный доллар идет от перевозки нефти и газа по трубопроводу (см. график 7). Следующая крупная доходная статья — поездки, их доля в совокупном экспорте составляет 31%, и в прошлом году они принесли стране 2,3 млрд долларов. Таким образом, более 90% экспортируемых Казахстаном услуг относятся к менее квалифицированным услугам (less knowledge-intensive services).

В прочих деловых услугах казахстанская статистика учитывает услуги, основанные на знаниях (knowledge-intensive service): научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, консультации в области управления (реклама, бухгалтерия, юриспруденция, бизнес-консалтинг) и технические (архитектура, экология, добыча полезных ископаемых и т.д.). В прошлом году от экспорта услуг, основанных на знаниях, республика получила 461,9 млн долларов, из них 44,8% пришлось на операционный лизинг.

Основываясь на статданных, можно заключить, что сфера услуг является дополнением к сырьевой модели экономики, для которой характерны эксклюзивные институты. Добытую сырую нефть необходимо доставить на европейские рынки, а у Казахстана нет выхода к морю, поэтому в секторе услуг преобладает трубопроводная транспортировка. Креативные сектора в Казахстане только-только появляются, поэтому у нас пока нет существенного прорыва экспорта услуг в сфере кино, музыки и дизайна. Чтобы реализовать себя, молодые таланты уезжают из страны: система продвижения идей на Западе более инклюзивна, чем в Казахстане.

Послы экспортной воли

Несырьевой экспорт — один из ключевых индикаторов успешности индустриализации. В этом плане довольно скромная среднегодовая динамика последних девяти лет (3%) свидетельствует либо о недостатках проводимой индустриализации, либо о завышенных ожиданиях. Как бы то ни было, ответственные за индустриализацию чиновники на слабые результаты отреагировали новой концепцией, которая меняет акценты индустриальной политики.

Утвержденная в декабре 2018 года концепция индустриально-инновационного развития РК на 2020–2025 годы предлагает выводить казахстанские компании на внешние рынки активнее, чем сейчас. На это нацелены дирижистские инструменты: проактивная торговая политика, создание специализированных факторов производства и прямая поддержка эффективных предприятий.

Проактивная торговая политика состоит из двух элементов. Первый заключается в «нахождении решений и компромиссов для снятия барьеров во внешней торговле в рамках ЕАЭС, доступе на рынки Китая, Центральной и Южной Азии».

Второй элемент — экономическая дипломатия. «Принимая во внимание практику соседних стран по защите внутренних рынков, государство будет осуществлять дипломатическую поддержку отечественных компаний, в том числе для поддержки экспорта и в случае их дискриминации», — указано в документе. Главным объектом экономической дипломатии станут Россия и Китай из-за близкого расстояния и большого объема экономик. Для создания в этих странах успешной экономической дипломатии следует бросить туда лучшие кадры. Но пока что каких-либо подвижек в этом направлении нет.

В прошлом году под крыло МИД РК перешел комитет по инвестициям и нацкомпания KazakhExport. Теперь МИД будет заниматься общей координацией как инвестиционной, так и экспортной деятельности. И выстраивается следующая схема: Минсельхоз, Министерство цифрового развития и Мининдустрии и инфраструктурного развития продолжат отвечать за экспорт на своих участках, а МИД будет координировать их работу.

Посольские работники займутся экономической дипломатией, но пока не ясно, в чем она будет заключаться. По словам главы МИД Бейбута Атамкулова, на ведомство возложена координация работы других министерств «с использованием потенциала загранучреждений, как в виде распространения информации в стране пребывания, организации двусторонних встреч и переговоров, так и прямой поддержки экспортеров казахстанских товаров».

Сегодня можно говорить лишь о том, что у казахстанской экономической дипломатии поменялась структура, функционал же и эффективность элементов системы остались прежними.

Индустриализация и институты

Традиционный взгляд на экономический рост таков: производство успешно там, где дешевые труд и капитал и доступные ресурсы. В последнее время важными факторами экономического прогресса стали считать инновации, знания и высокий человеческий капитал. Собственно, этой идее уже много лет, но только в 1990‑м ее впервые математически доказал экономист Пол Ромер, получивший в прошлом году за это Нобелевскую премию. Чтобы стимулировать экономический рост, Ромер предлагает поддерживать образование, выделять субсидии на научные разработки, стимулировать бизнес к инновационной деятельности.

В новой концепции учтены эти идеи, например, предлагается стимулировать появление в стране специализированных факторов производства — знаний и инноваций. Для этого авторы концепции советуют запустить в стране центры инноваций и компетенций, испытательной и сертификационной инфраструктуры, сделать доступным промышленный интернет, чтобы компании начали внедрять элементы Индустрии 4.0.

В концепции предлагается создавать специализированные факторы исключительно в крупных городах, чтобы не распылять силы и средства.

«Проактивная торговая политика и создание специализированных факторов производства — необходимое, но недостаточное условие для наращивания критической массы предприятий», — указано в концепции. Не хватает, по мнению авторов концепции, еще одного условия — прямой поддержки эффективных компаний.

Предлагается помогать трем группам: «крепкий тыл», «конкурентоспособные производители» и «центры тяжести». В концепции нет четких критериев отнесения компаний в ту или другую группу. Их обещают представить в готовящейся госпрограмме для третьей индустриализации.

По общим чертам угадывается, что в группу «крепкий тыл» попадет крепкий МСБ, который будет обеспечивать внутренний рынок. «Центры тяжести» — крупные и градообразующие компании, государство собирается помогать им в реализации дорогостоящих инвестиционных проектов, также будет предложен пакет мер, связанных с сокращением рабочих мест.

Группа «конкурентоспособные производители» в первой версии концепции называлась «успешные экспортеры». Чтобы попасть в нее, компании — без государственного участия — должны были представлять обрабатывающий сектор и стабильно поставлять свою продукцию на внешние рынки в течение нескольких лет. Индекс сравнительного преимущества (RCA) у такой компании должен быть не менее трех. Тем самым отсекались те экспортеры, которым еще рано помогать, и крупные экспортеры с индексом RCA более трех — они не нуждаются в помощи.

В утвержденной концепции нет группы «успешные экспортеры», но есть «конкурентоспособные производители». Они, согласно концепции, производят «пользующиеся спросом на внешних рынках товары». То есть в эту группу могут попасть компании с устойчивым экспортом и с положительным сравнительным преимуществом.

Помимо стандартного госпакета, состоящего из льготного финансирования и сервисно-информационной поддержки, «конкурентоспособные производители» могут рассчитывать на грантовое финансирование для технологического обновления. Будет субсидироваться ставка по торговому финансированию, возможно, возмещаться затраты на транспортировку товаров.

Таким образом, в третью пятилетку будут помогать только компаниям с устойчивыми экспортными позициями. Такая промышленная стратегия означает, что диверсификация экспортной корзины будет происходить за счет расширения производимых товаров и сложившихся технологических связей. Этим путем прошли современные развитые страны. Но все-таки эмуляция успешных индустриальных политик еще не означает, что в конце гарантирован успех.

Догоняющее развитие без хороших институтов обречено на провал. Качество институтов играет важную роль, поскольку сложные производства обрабатывающей промышленности капиталоемкие. А без гарантированного права собственности никто не будет инвестировать в такие проекты. Лучше вложиться в недвижимость, запустить ресторан или автомойку. Такой бизнес легче создать и легче от него избавиться.

Статьи по теме:
Люди и события

Юбилей отпразднуют рекордом

В следующем месяце под Алматы пройдет Х международный фестиваль FourЭ

Культура

От платформы до музея

Задача новой онлайн-платформы современного искусства — представить в интернет-пространстве казахстанских художников и способствовать развитию отечественного арт-рынка

Экономика и финансы

Госдолг валюте не помощник

Из-за низкого спроса ГЦБ Минфина РК пока не смогли оказать стабилизирующего влияния на обменный курс

Экономика и финансы

Тяжесть капитала

Замедление кредитования и падение чистой прибыли при возможном ухудшении качества ссудного портфеля ставят под сомнение способность отдельных банков самостоятельно наращивать собственный капитал