«Но с другой стороны...»

Поддерживая на словах необходимость равновесия между трудовой и личной жизнью своих сотрудников, многие работодатели на практике отказываются ставить знак равенства между физическим присутствием работника и его производительностью

«Но с другой стороны...»

Таков главный вывод, сделанный аналитиками международной ассоциации WorldatWork по результатам опроса работодателей о балансе трудовой и личной жизни на современном рабочем месте. Их коллеги-эксперты из международной консалтинговой компании Bain & Co взглянули на проблему с другой стороны — со стороны работников. Оказалось, что сами работники, в большинстве своем, мечтая о свободном графике, неохотно воплощают свои мечты в реальность.

Наличие корпоративных программ и инициатив, нацеленных на создание здорового баланса между работой и личной жизнью сотрудников, завоевывает все большую популярность как среди рекрутеров, так и среди их потенциальных клиентов. Девиз «Мы работаем для того, чтобы жить, а не живем для того, чтобы работать» можно смело размещать над входом в отдел кадров любой уважающей себя компании. Среди наиболее популярных инициатив — предоставление гибкого графика работы, дистанционная работа, укороченная неделя, возможность отпуска или отгула по первому требованию, пособия по уходу за ребенком или другими членами семьи.

Но потенциальная возможность баланса далеко не всегда означает его реальное воплощение на данном конкретном рабочем месте. Недавним примером расхождения корпоративных деклараций и будничной практики стал судебный иск бывшего топ-менеджера одной из четырех крупнейших аудиторских компаний США, KPMG, Донны Кассман. Она обвиняет руководство KPMG в дискриминации, которой подвергаются женщины, решившиеся делать серьезную карьеру в компании. Бывший менеджер намерена использовать свой личный опыт (она считает, что ее перестали продвигать по карьерной лестнице после рождения ребенка) для того, чтобы заставить компанию выплатить компенсацию в размере 350 млн долларов.

Мы, конечно, за, но...

В опросе WorldatWork приняли участие 2300 менеджеров различных уровней из США, Великобритании, Германии, Китая, Бразилии и Индии. Несоответствие между официально озвучиваемой позицией работодателей и фактическим представлением руководства об «идеальном сотруднике», выявленное во время опроса, «просто поразительно». Так, восемь из десяти респондентов заявили, что такие инициативы, как гибкий рабочий график, поддержка служащих, имеющих иждивенцев, забота о здоровье работников, играют «важную» или «очень важную роль» в привлечении в компанию профессионалов и повышении производительности труда. В то же время более половины опрошенных менеджеров полагают, что «идеальный сотрудник» — это сотрудник, способный заниматься вопросами бизнеса без оглядки на часы; четверо из десяти убеждены, что эффективность сотрудника обратно пропорциональна количеству его (её) «личных обязательств».

По словам исполнительного директора WorldatWork Кэти Лингл, «80% работодателей декларируют поддержку сбалансированных рабочих мест. Но почти все из декларантов прямо или косвенно наказывают тех сотрудников, которые активно пытаются реализовать свои права на практике». Согласно опросу, таким сотрудникам чаще даются невыгодные задания, их трудовая деятельность зачастую оценивается в негативном свете, и их шансы на карьерный рост заметно ниже «традиционных» служащих.

Не очень-то и хотелось

Но даже в том случае, когда руководство действительно поддерживает и поощряет своих работников к использованию гибких графиков и других социальных инициатив, далеко не все сотрудники спешат этим воспользоваться. Согласно данным опроса, проведенного компанией Bain & Co, только четверть всех респондентов-мужчин и половина респондентов-женщин используют имеющиеся в компаниях программы по созданию здорового баланса между трудом и личной жизнью. При этом желание улучшить баланс между работой и домом высказали девять из десяти опрошенных женщин и трое из четырех мужчин. Эксперты Bain & Co, опросившие более трех тысяч служащих в США, Европе, Азии и Индии, выявили три «страха», мешающие работникам следовать своим желаниям. Прежде всего, это страх лишиться «уважения и доверия руководства компании». На втором месте страх потери авторитета среди сослуживцев. И замыкает первую тройку страх того, что работа по гибкому графику воспринимается руководством, коллегами и клиентами как работа спустя рукава.

Поэтому «неудивительно», что большинство работодателей не настаивают, а большинство работников не требуют использования всех возможностей гибкого графика. Хотя 60% фирм, принявших участие в опросе Bain & Co, предлагают своим сотрудникам различные варианты совмещения нужд семейных и трудовых, гибкие графики работы широко используются лишь в 18% компаний.

Таким образом, с какой стороны ни посмотри на проблему баланса «дом—работа», очевидно, что некоторые компании стараются показаться более «семейно ориентированными», чем они есть на самом деле. Несмотря на существующие программы, немногие работники осмеливаются их широко использовать, так как внутренняя корпоративная культура, как правило, поощряет «здоровый трудоголизм». «Только ликвидация разрыва между тем, во что работодатели верят, и тем, как они действуют, может сделать привлекательным каждое рабочее место», — убеждена Кэти Лингл.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?