Банкир с большим промышленным портфелем

БРК наращивает активы на фоне продолжающихся вливаний государства по программе индустриализации, но при этом продолжает испытывать сложности с привлечением долгосрочной тенговой ликвидности

Банкир с большим промышленным портфелем

Банк развития Казахстана (БРК), государственный институт развития, специализирующийся на поддержке крупных несырьевых проектов, завершил год ростом активов и процентных доходов. Презентуя результаты команды БРК, председатель правления банка Болат Жамишев озвучил решение уйти со своего поста по собственному желанию спустя почти пять лет работы в крайне непростой период. Таким образом, г-н Жамишев подводил итоги не только последнего года, а всего пятилетнего цикла работы, который оказался для фининститута неоднозначным.

Активы БРК выросли на 150%, но произошло это из-за того, что банк стал основным каналом государственной поддержки крупных индустриальных проектов по ГПИИР, которые финансировало правительство, а также нескольких более мелких госпрограмм, вроде программы поддержки спроса на продукцию казахстанского автопрома. БРК существенно увеличил тенговую составляющую в кредитном портфеле, однако это стало следствием реализовавшегося в масштабах всей экономики РК валютного риска. Фининститут стал инструментом закрывания так называемых провалов рынка — системной неэффективности частного финансового и реального секторов.

От конвертации до реструктуризации

Болат Жамишев принял банк с тяжелым наследством, учитывая прошедшую в феврале 2014 года девальвацию тенге. В 2015‑м грянула вторая девальвация, но к ней в институте развития, львиная доля портфеля которого состояла из валютных займов, уже успели подготовиться. Кредиты в иностранной валюте заемщикам, наиболее чувствительным к изменению обменного курса, конвертировали в тенге. «В 2015 году банк для себя принял как фидуциарную ответственность перед заемщиками — не кредитовать в иностранной валюте, если проекты не могут утилизировать свои валютные риски», — отметил г-н Жамишев.

Председатель правления банка Болат Жамишев
Фото: Предоставлено БРК

За пять лет доля тенговых займов в ссудном портфеле БРК выросла с 21 до 42% по итогам 2018 года. Банк скорректировал кредитную политику — количество ссуд в национальной валюте на сегодня превосходит число инвалютных, но значительно сократить объем инвалютного кредитования не смог: в портфеле БРК оставались крупные инвалютные займы, кроме того, появились крупные экспортные и предэкспортные кредиты.

При этом с 2015‑го — и ситуация продолжает оставаться сложной до сих пор — кредитование в тенге для БРК — проблема. С одной стороны, институт развития осваивает государственные деньги, с другой, правительство требует привлекать софинансирование из негосударственных источников. Поскольку банк выдает «длинные» деньги, и фондирование ему требуется «длинное», но на местном финансовом рынке предложение длинных тенге ограничено, участники рынка сидят в коротких инструментах (ноты Нацбанка), кривой доходности фактически не существует.

В результате возникла ситуация, когда БРК был вынужден привлекать тенге на внешнем рынке через механизм евробондов. В декабре 2017 года впервые банк привлек 100 млрд тенге на внешних рынках заимствования, разместив трехлетние еврооблигации под 9,5%. Следующее размещение евробондов банк провел в апреле 2018‑го — это были уже пятилетние бумаги под 8,95%. Показатель доверия БРК — около 90% размещения было выкуплено нерезидентами. Размещения задали ориентир для внутреннего рынка ликвидности, где единственный игрок — ЕНПФ — запрашивал более высокую доходность.

Хотя после создания НУХ «Байтерек» в 2014‑м все токсичные активы были переданы в Инвестфонд Казахстана, в последовавший кризисный период у БРК стали появляться новые проблемные проекты: сыграла свою роль девальвация тенге в 2015–2016 годах.

Банк индустриализации

По итогам 2018 года кредитный портфель Банка развития Казахстана составил 1,7 трлн тенге и только за 2018 год вырос на 8,7%, а за период с 2013 по 2018 год — более чем в 4,5 раза. 77% кредитов приходится на проекты в обрабатывающей промышленности. При этом, по словам зампреда БРК Дмитрия Бабичева, в 2019 году банк планирует довести долю проектов негосударственных предприятий до 55% от объема кредитного портфеля и долю негосударственного фондирования — до 60%. За тот же период в активах банка доля кредитного портфеля выросла почти в 2 раза — с 37% до 67%.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что успехи Банка развития — оборотная сторона кризиса частного банковского сектора. Болат Жамишев подчеркнул, что кредитная активность БРК выглядит столь внушительно по сравнению с другими финансовыми институтами не из-за агрессивной кредитной политики, а на фоне снижения кредитования корпоративного сектора банками второго уровня. «Деятельность Банка развития Казахстана по кредитованию экономики, и в особенности обрабатывающего сектора, имеет системное значение для экономики страны, — отметил он. — Именно поэтому банку выделяются значительные бюджетные средства по государственной программе индустриально-инновационного развития».

Зампред БРК Дмитрий Бабичев
Фото: Предоставлено БРК

БРК пытается не конкурировать с коммерческими банками: нижняя граница инвестиционных проектов по объему займа — 7 млрд тенге, проектов в сфере производства продуктов питания и напитков — 3 млрд тенге, т.е. кредитуются в основном большие проекты с достаточно большим сроком окупаемости. И если активность комбанков будет расти, этот порог повысят.

Еще один провал рынка, который закрывал БРК, — поддержка экспорта и льготное автокредитование (инструменты, предусмотренные в госпрограмме «Нурлы жол», 2015–2019). В 2015 году БРК выделили на это 26 млрд тенге из Нацфонда, затем еще 8 млрд из бюджета, которые доходили до потребителя через комбанки. Мера поддержала рынок, а затем стимулировала его рост (казахстанский сегмент автомобильной первички вырос на 38% в 2018‑м и занял 55% продаж). Говоря об эффективности этой программы, Болат Жамишев отметил, что подтверждением этого служит совместное решение правительства и Национального банка выделять дополнительно к 10 млрд тенге уже запланированных бюджетных средств еще 20 млрд каждый год в течение пяти лет.

Зампред БРК Сандугаш Кенжебаева напоминает: на 2019 год из бюджетных средств предусмотрено 8 млрд тенге на льготное автокредитование через БВУ и 2 млрд тенге — на кредитование приобретения коммерческой техники через «БРК-Лизинг». Таким образом будут поддержаны не только автопроизводители, но и малый и средний бизнес.

В отдельных случаях поддержка автопроизводителей не ограничивалась субсидированием кредитов. «СарыАркаАвтопром» (костанайская площадка) — старый заемщик банка и его «дочки» «БРК-Лизинг», и когда компания не смогла рассчитаться по долгу, банк конвертировал долг и пеню в капитал (11%) материнской компании — Группы «Аллюр». В этом году по договору наступает срок, когда БРК может реализовать пут-опцион по этой доле. Также БРК участвовал в схеме финансирования строительства объектов Expo-2017. Иными словами, входил едва ли не во все капиталоемкие проекты в стране, на которые не нашлось финансового партнера.

Зампред БРК Сандугаш Кенжебаева
Фото: Предоставлено БРК

Тест «девяткой»

По опыту последних лет ключевым качеством любого финансового института в Казахстане следует считать не размер активов, темпы роста или рентабельность, а устойчивость. В силу своей роли в экономике требования по устойчивости к БРК заведомо выше, чем к банкам второго уровня.

С 1 января 2018 года БРК перешел на новый стандарт отчетности МСФО-9 «Финансовые инструменты». Стандарт включает в себя требования по признанию и оценке, учету обесценения и прекращению признания финансовых инструментов, а также требования к учету хеджирования. По словам г-на Бабичева, после введения МСФО-9 по проблемным займам было доначислено провизий на сумму 25 млрд тенге, но качество кредитного портфеля было сохранено.

«Сохранение качества кредитного портфеля после введения стандарта МСФО-9 с его строгими требованиями для такого бизнеса, как БРК, очень сложно, учитывая уровень дюрации, средневзвешенного срока погашения кредита каждого проекта — около 12 лет, — подчеркнул г-н Жамишев. — Когда ленточка перерезана, все дымит и крутится, но проект не генерирует планировавшиеся денежные потоки, то такой проект может отражаться в отчетности при МСФО-9 как проблемный». После внедрения этого стандарта в отчетности будут учитываться будущие риски денежного потока, что позволит фининституту действовать превентивно, а не внезапно вставать перед фактом, когда с денежным потоком уже возникли проблемы.

Даже с учетом требований МСФО-9 консолидированная чистая прибыль БРК по итогам 2018 года составила 3,2 млрд тенге, а доля неработающих займов — лишь 0,5%. Действующий мандат БРК не требует высокой прибыльности, необходимо лишь добиваться безубыточности, однако эффективность реализации ГПИИР, «Нұрлы жол» и других государственных программ во многом зависит от качества корпоративного управления банком.

Статьи по теме:
Тема недели

«Зомби» атакуют

Неэффективные компании съедают производительность казахстанской экономики

Казахстанский бизнес

Камбэк рекламного рынка

Отечественный рекламный рынок восстановился после тяжелого 2016 года, теперь он будет идти только вверх

Общество

Мигрант под микроскопом

Чтобы госполитика в отношении внутренней миграции стала эффективнее, необходимо интегрировать механизмы различных госпрограмм и обеспечить поток достоверной статистики о мигрантах

Общество

Их три кита

Западную и постсоветскую гуманитарную науку разделяет отношение к трем ведущим методам: на Западе их используют, у нас – лишь упоминают