Одна из граней

Экскурсия в Тамгалы заставляет задуматься о сохранности памятников под открытым небом и пока не раскрытом потенциале этого уникального места

Одна из граней

Иногда ценность госпрограмм не в том, чтобы решить какие-то общественные проблемы; достаточно того, что они обращают на них внимание. Например, президентские инициативы, озвученные в программной статье «Семь граней Великой степи», позволяют пролить свет на новые проблемы исторических и культурных памятников. По словам руководителя экскурсионного отдела Государственного музея искусств РК им. Кастеева Оксаны Танской, именно благодаря появлению «Семи граней Великой степи» была разработана тематическая экскурсия-пленэр «Петроглифы Тамгалы».

«Выезды на экскурсию — это новый формат лекций о казахстанском искусстве, читаемых в рамках музейного проекта “Академия Асем Алем”. Также при академии ежемесячно можно послушать лекции по мировому искусству. Недавно Кастеевка запустила еще одну лекционную серию — для детей — «Асем Алем Джуниор». Помимо экскурсии в Тамгалы, мы разработали маршрут «Алматы глазами художников», в котором предлагаем путешествие из старых кварталов на новые городские проспекты. В рамках лекционной тематики, посвященной «золотому человеку», организуем тур на Иссыкские курганы с посещением музея Иссыка. Еще один тур — петроглифы Тамгалы Тас на реке Или, где можно увидеть наскальные рисунки буддийского периода. В целом разработано порядка пяти лекционных маршрутов. Как правило, Кастеевка предлагает какие-нибудь из них два раза в год, приурочив их к лекционному плану», — поясняет Оксана. Таким образом, музей стремится не просто привлечь внимание к культуре и искусству Казахстана, но и выполняет просветительскую функцию.

Фото: Ольга Власенко

Дорога до Тамгалы, расположенного в 160 км от Алматы, заняла три часа. День был солнечный, но на пропускном пункте заповедника нас встретил пронизывающий ветер. Мы опасались, что ветер будет сопровождать нас весь пеший маршрут. Но, к нашему удивлению, за скалами и холмами было тепло и безветренно. По словам экскурсовода, один из ближайших довольно правильной формы холмов оказался курганом искусственного происхождения без захоронений. Возможно, благодаря ему в этом месте сложился свой особый микроклимат. Внимание притягивала самая высокая гора. Она выглядела главным элементом культовой ландшафтной композиции, образованной курганом. Как считают некоторые исследователи, в импровизированном амфитеатре располагалось святилище, где древние люди отправляли свои культы.

Солнцеликие уходят

По данным специалистов, археологический комплекс Тамгалы включает не только около 2000 петроглифов, но и несколько десятков таких объектов, как поселения, могильники, жертвенники и каменоломни. К сожалению, время и, что еще трагичнее, люди не щадят ничего. И все же рисунки и знаки на скалах непонятного для современного человека назначения, как и загадочные захоронения посреди пустынной степи, по-прежнему производят магическое впечатление. Хотя изображения солнцеголовых существ все еще можно встретить в разных местах Тамгалы, их число за последние несколько десятилетий явно убавилось. Лично я смогла насчитать только три вместо семи, указанных в описании на гранитной табличке группы IV. Возможно, для этого нужен наметанный глаз и подходящее освещение. В начале двухтысячных вандалы расстреляли солнцеголовых из ружья. Это случилось до присвоения Тамгалы статуса охраняемого памятника.

Есть и другая проблема, характерная для нашего времени: богатые люди, движимые модой на традиции, стремятся украсить свои виллы камнями с петроглифами. Они устраивают настоящую охоту за шедеврами наскальной живописи. Кроме того, земли, на которых располагаются артефакты, являются частной собственностью и на них ведется хозяйственная деятельность. Например, осуществляется выпас скота. Издревле скотоводы обламывали скалы для строительства кошар. Поэтому со временем риск разрушения памятников под влиянием человеческой деятельности только возрастает.

В 2015 году в Кастеевке проходила выставка фотографий петроглифов Тамгалы, там же была изложена интерпретация наскальных рисунков на основе индо-арийских мифов. На качественных снимках, сделанных крупным планом, можно было рассмотреть изображения Индры и даже три шага Вишну, которые, по словам сопровождавшего выставку археолога, были еще хорошо видны в Тамгалы в 1970‑е. На сделанном позже выставочном фото уже было сложно разглядеть в осыпавшихся каменных отпечатках все три следа ступни Вишну. Наконец-то побывав в Тамгалы сама, я не встретила изображений, близких ведийской мифологии.

Кстати, восприятие петроглифов зависит во многом от ситуации — освещения, звуков, времени и других нюансов. Замечу, что обстановка значительно улучшилась после обеда, когда солнце ушло на запад. Туристическим группам часто мешает спешка — не все открывается сразу — здесь и сейчас. А после повторного просмотра и вовсе предстает в ином свете. Тамгалы — место, куда нужно обязательно вернуться, и не раз. Интересно, как оно выглядит в полнолуние; под звездным небом; при ясной и теплой погоде? Видны ли таинственные рисунки?

Медитация, творчество и исследование

В случае с Тамгалы интересны не только стили резьбы по камню и представления людей эпохи бронзы (период, к которому относят памятник), но и культурно-религиозный бэкграунд. Тогда культурный памятник превращается в «место силы». Известные казахстанские художники Алексей Уткин и Лидия Дроздова ценят Тамгалы за возможность сочетать медитацию с творчеством.

Фото: Оксана Танская

«Мне хотелось почувствовать атмосферу сакрального места. Вначале я собиралась писать камни с древними петроглифами. Но у меня не хватило на это времени. Поэтому я занялась пейзажем. Меня впечатлили камни, их рельефность и меняющаяся на солнце поверхность, на которой где-то выдолблены, а где-то высечены петроглифы. Когда я писала, воздух был наполнен какой-то особой значимостью. Я понимала, что не просто нахожусь на природе среди гор и степи, а в историческом месте, весь ландшафт здесь пронизан историей», — делится она впечатлениями.

Художница рассказывает, что невольно задавалась вопросами: настоящие ли петроглифы? Как их авторы поднимались наверх и какими орудиями высекали изображения? «Хотелось бы приехать сюда еще раз и написать поверхности с петроглифами. Если писать петроглифы на камнях, то нужно подключить исследовательские изыскания, как в плане изучения изображений, так и поиска средств творческой выразительности», — полагает она.

Лидия Дроздова считает, что для восприятия наскальных рисунков очень важно освещение, и Тамгалы лучше выглядит ближе к вечеру, на закате солнца. «Я люблю писать камни. Отношусь к ним с уважением. Это молчаливые свидетели веков. Всегда хотелось показать их величие, незыблемость, стойкость. Очень колоритны тени, отбрасываемые каменными глыбами… Многочисленные трещины, которые хотелось бы изобразить уже после их более детального изучения… Но в этюдных пленэрных работах на это нет времени. Главное — передать впечатление от этого места, ветра и освещения, в котором каменные глыбы не только выразительно молчат, но и говорят», — размышляет она.

Но все же в плане натуры художнице больше нравится Чарынский каньон, где, по ее словам, более живописно и причудливо, и который дает живописцу больше экспрессии. В Тамгалы более суровый, даже аскетичный пейзаж, и художнику здесь сложнее развернуться для создания визуальных эффектов. Но можно увидеть красоту и в простой и скромной вещи. Все зависит от мастерства автора и его способности заинтересовать зрителя, уверена Лидия Дроздова.

Не менее важна готовность художника стать исследователем и его стремление раскрыть богатый информационный потенциал Тамгалы. Такой подход может лечь в основу уже современных арт-проектов.

В заключение отмечу, что установление происхождения и изучение наскальных рисунков производится методом распознавания способов и стилей изображений, характеризующих разные исторические эпохи и культуры. Не все стили еще определены. Но существуют уже устоявшиеся критерии и методики определения бронзового и раннего железного веков, а также тюркского периода. Сейчас перед исследователями стоит задача распознавания петроглифов юэчжей, усуней, сяньби и гуннов. По этому поводу в среде ученых возникает множество споров.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Дорогая низкая инфляция

Депозитный аукцион эффективнее связывает избыточную ликвидность. Возможно, именно поэтому он менее популярен по сравнению с краткосрочными нотами Нацбанка

Спецвыпуск

Ставка на тех, кто смог

Несмотря на девять лет индустриализации, доля сырьевого экспорта по-прежнему высока. Чтобы переломить ситуацию, принята новая концепция индустриальной стратегии. Теперь фокус господдержки будет направлен на успешные компании

Казахстанский бизнес

Банкир с большим промышленным портфелем

БРК наращивает активы на фоне продолжающихся вливаний государства по программе индустриализации, но при этом продолжает испытывать сложности с привлечением долгосрочной тенговой ликвидности

Люди и события

Оперный эксперимент

«Артишок» представит спектакль по мотивам народной казахской сказки «Ер Төстік»