Транзит в миттельшпиле

Политический транзит близится к завершению, первому президенту остается выбрать своего преемника

Транзит в миттельшпиле

Политической элите удобнее провести следующие политические выборы так быстро, насколько это возможно. Откладывать нельзя: на сцену могут выйти контрэлиты и получить популярность на фоне ухудшающихся социально-экономических условий, считает специалист по внутренней политике Казахстана, политолог Максим Казначеев.

Буксующий кабмин

— Максим, как будет выглядеть конфигурация власти до следующих президентских выборов и как поделят работу между собой второй и первый президенты и их аппараты?

— Разделение сфер ответственности первого и второго президента закреплено изменениями в закон о Совете безопасности. За первым президентом остаются вопросы поддержания безопасности страны, выработки стратегии ее развития. Полномочия же второго президента существенно ограничены необходимостью обязательного исполнения решений Совета безопасности.

Передача в ведение Совбеза всего блока вопросов национальной безопасности в дальнейшем, после следующих парламентских выборов, будет сопровождаться и передачей части полномочий по выработке социально-экономического курса правительству и его отдельным ведомствам. Таким образом, за вторым президентом потенциально останется только внешняя политика, информационно-идеологическая сфера и текущий контроль над работой центральных и местных исполнительных органов.

Уже сформированы две контролирующие вертикали. Администрация президента, которая будет отслеживать качество и своевременность исполнения поручений президента госорганами всех уровней. Аппарат Совета безопасности, который аналогичным образом будет отслеживать исполнение решений Совбеза.

— Не потеряет ли правительство своей оперативности?

— Положение правительства становится сложнее. По логике конституционных изменений 2017 года следующие парламентские выборы должны будут привести к определенному росту влияния парламента на социально-экономические процессы. Ведь правительство теперь будет подотчетно одновременно и президенту, и парламенту. До сих пор правительство просто представляло законопроекты на утверждение только лишь с указанием на то, что они одобрены президентом. Теперь же отчитываться нужно будет перед председателем Совбеза, президентом и парламентом.

Очевидно, что оперативность работы кабмина ухудшится в силу появления трех контролирующих структур, с каждой из которых придется регулярно согласовывать текущую работу. Пространство для конфликта разного рода интересов, как экономических, так и бюрократических — межведомственных, станет только шире.

В целом конституционные поправки последних двух лет потенциально обеспечивают создание системы сдержек на транзитный период, но только в том случае, если и новый президент, и премьер-министр, и председатель мажилиса будут равнозначными политическими тяжеловесами. В идеале должна сложиться ситуация, когда все эти три ключевые политические фигуры будут опираться на мощные общественные структуры, обеспечивающие внутриполитический консенсус.

Как показывает опыт других постсоветских республик, после завершения процедуры транзита новые лидеры восстанавливали прежний набор президентских полномочий, возвращались к «суперпрезидентским» системам.

— На ваш взгляд, почему второй президент собрал в свой аппарат именно Сагинтаева, Калетаева, Сулейменова, Мурзалина и Онжанова, людей с большим бюрократическим опытом?

Касым-Жомарту Токаеву было необходимо сформировать промежуточную команду, которая способна провести подготовку к президентской избирательной кампании в короткие сроки. Поэтому он ориентировался на бюрократический опыт этих людей, их погруженность в текущие социально-экономические и политические вопросы. У новой команды Акорды нет времени на длительную раскачку.

Этот состав президентской администрации позволяет охватить все ключевые направления работы: общее функционирование бюрократического аппарата, информационно-идеологическую составляющую, макроэкономику, региональную политику и так далее.

К тому же необходимо учитывать и относительно недавнюю ротацию кабинета министров. Опыт работы в правительстве позволяет многим членам президентской команды более критично оценивать действия нового состава кабмина, выступать в качестве критиков, погруженных в текущую проблематику.

Еще один аспект выбора именно данного состава администрации — аффилированность этих чиновников с разными олигархическими группами. Тем самым Токаев пытается продемонстрировать ключевым игрокам свою готовность выполнять арбитражные функции, готовность работать в интересах всех групп влияния.

Состав АП может измениться, если Касым-Жомарт Токаев примет решение идти на президентские выборы. В этом случае врио президента придется формировать более лояльную команду на длительный срок, в том числе и через создание неформальных союзов с ведущими внутриэлитными группами. Но если речь идет о команде помощников, которая будет лишь обеспечивать проведение президентских выборов, то профессиональных качеств этого состава будет достаточно.

Взаимопонимание президентов

— Какая роль отводится первому президенту, учитывая функционал по закону о Совбезе и существующие у нас политические традиции?

— За Нурсултаном Назарбаевым остается в первую очередь контроль над неизменностью стратегического курса страны, а также сохранение части арбитражных функций в элите.

Наиболее емко это выражено в таких положениях о функциях Совбеза, как мониторинг исполнения стратегических документов государства, комплексный анализ и оценка государственных программ, законопроектов и иных государственно-значимых инициатив, а также обсуждение кандидатур, рекомендуемых к назначению на должности руководителей центральных и местных исполнительных органов власти.

По сути, это ключевые вопросы функционирования госорганов, позволяющие Нурсултану Назарбаеву держать руку на пульсе внутриэлитных процессов. В то же время первый президент должен дать возможность элитам научиться приходить к компромиссам по текущим вопросам, а для этого необходима определенная свобода маневра как нового президента, так и правительства, и обеих палат парламента.

— Станет ли больше политической конкуренции? Когда Нурсултан Назарбаев занимал президентский пост, мало кто осмеливался заявлять о своих политических амбициях, а теперь можно?

— И сейчас о своих политических амбициях никто без согласования с первым президентом заявлять не станет, как и вступать в борьбу за президентский пост, а потому степень политической конкуренции не изменится.

Рост политической конкуренции фиксируется в ситуации, когда в публичном политическом пространстве существует несколько игроков, обладающих политической субъектностью. Я допускаю такой всплеск конкуренции в случае появления нового контрэлитного игрока — фигуры, сопоставимой с Акежаном Кажегельдиным или Мухтаром Аблязовым. Но для этого необходим серьезный внутриэлитный конфликт, сопоставимый с событиями 2001 года.

Сейчас элиты пребывают в ожидании. Все хотят посмотреть, как будет работать система в новых условиях, на какой период пришел Токаев. Если Токаев должен лишь технически провести президентские выборы, то есть на один год, это один сценарий действий для элит. Если Токаев — основной кандидат, то сценарий уже другой. В первом случае элиты продолжат работать с Назарбаевым и его основным преемником. Во втором случае возможны попытки консолидации части элит вокруг Токаева и рост конфликтности с потенциальными конкурентами.

Выводы будут сделаны по тому, как Токаев будет реагировать на неизбежные кризисы, как будет выполнять функции политического арбитра. Будет ли Токаев формировать свою группу влияния, и если да, то кого выберет в партнеры и противники. Первое время его будет подстраховывать Нурсултан Назарбаев, но это время продлится недолго. Если Токаев не сможет поддерживать баланс интересов элит, то элиты будут просить об этом первого президента.

Шоу должно продолжаться

— Как новая политическая конфигурация скажется на президентских выборах?

— Не стоит говорить о существенном изменении политической конфигурации — просто на президентские выборы выйдет не сам Нурсултан Назарбаев, а фигура, которую он поддержит. Избирательная система остается той же самой, она абсолютно подконтрольна администрации президента. И даст нужный для власти результат.

В свете изменений выборного законодательства сейчас принимать участие в выборах президента смогут только те граждане, которые имеют пятилетний стаж госслужбы либо работы на выборной должности. Предполагается, что таким образом от выборов будут отсекаться заведомо непроходные кандидаты.

Но эта же норма может дать обратный эффект. Ни один крупный чиновник не будет выставлять свою кандидатуру на пост президента без гарантий победы, не будет рисковать ресурсами аффилированных олигархических групп.

Поэтому велика вероятность, что выборы не будут содержать интриги: в них примет участие один кандидат от партии власти, то есть фигура, одобренная первым президентом, и представители других политических партий в качестве статистов.

— У того, кто пойдет на выборы от партии власти, больше всего шансов. На ваш взгляд, кто это будет?

— Учитывая обязательный стаж госслужбы для участия в президентских выборах, все серьезные кандидаты в президенты могут быть выдвинуты только от партии власти. А потому «Нур Отан» мог бы провести предварительный отбор — своего рода праймериз для кандидатов на пост президента. Список претендентов охватывает всех потенциальных преемников Нурсултана Назарбаева, начиная с Касым-Жомарта Токаева и Дариги Назарбаевой.

Гораздо сложнее будет подобрать им спарринг-партнеров — статистов. Ведь чиновников среднего бюрократического звена выставлять несерьезно, а крупных, весомых топ-чиновников будет очень сложно уговорить участвовать в таком «шоу». Поэтому президентской администрации придется провести переговоры с лидерами других парламентских партий, убедить их выставить свои кандидатуры.

От качества выбора спарринг-партнеров основного кандидата зависит и такой важный аспект, как международная легитимизация президентских выборов. Слишком слабые кандидаты будут восприниматься как целенаправленно подобранные с целью обеспечения безоговорочной победы кандидата Акорды.

— Когда лучше всего для власти провести выборы?

— Мне представляется, что выборы нужно проводить в самое ближайшее время. Дело в том, что масштабные изменения во власти, связанные как с ротацией правительства, так и с отставкой первого президента, сформировали позитивный информационный фон в стране, а также ожидание перемен. В дальнейшем этот позитивный для власти фон может постепенно уйти. А потому нет смысла откладывать проведение выборов — сейчас кандидат от власти способен получить больше голосов просто за счет эффекта новизны.

Через год ситуация для Акорды может измениться. Во-первых, новые игроки по неопытности могут подпортить свой имидж. Во-вторых, возможно существенное ухудшение социально-экономических условий. В-третьих, есть риск активизации контрэлит.

В случае проведения выборов в ближайшие месяцы Токаев сможет сыграть на опережение и победить на выборах либо сам, либо создать тепличные условия для другого кандидата от власти. Сейчас власти просто соблюдают никому не нужный правовой политес — держат паузу между отставкой первого президента и проведением досрочных президентских выборов.

Статьи по теме:
Культура

Место в контексте

Что нам делать с фотографией и что она делает с нами

Общество

Мусорная политика

На помощь переполненному мусорному полигону Алматы приходит новый сортировочный комплекс, он должен решить проблему «бутылочного горлышка» — системы утилизации отходов

Экономика и финансы

Задание на завтра

С 1 января 2018 года казахстанский банковский сектор начал жить и работать по новым стандартам финансовой отчетности — МСФО 9 «Финансовые инструменты». Знаковое для банков событие прошло почти незамеченным

Казахстанский бизнес

Старый новый рынок связи

Увеличение концентрации на рынке сотовых операторов вряд ли повлияет на ценовую политику игроков и скорость внедрения 5G