Пассивные в проигрыше

Галина Казанцева
Галина Казанцева

Российский бизнес, в отличие от казахстанского, активно лоббирует свои интересы в рамках ТС, участвуя в разработке единых техрегламентов.

Об этом «ЭК» рассказала заместитель директора южного филиала РГП «Казахстанский институт стандартизации и сертификации» Галина Казанцева.

— Галина Садкалеевна, как продвигается разработка техрегламентов?

— Процесс сложный, исследовательский. К нему подключаются и ученые, и бизнес, и госорганы. Проект техрегламента должен в обязательном порядке проходить публичное обсуждение. Далее идет процесс внутригосударственного согласования — это тоже непросто. Каждый госорган должен выработать позицию техтребований, заложенных в регламенте, чтобы в будущем бизнес мог их выполнять, а государство — контролировать.

— Многие эксперты недоумевает, почему члены ТС, вместо того чтобы тратить время и усилия, просто не возьмут за основу европейские техрегламенты?

— В Европе на сегодня существует всего 23 общие директивы, у нас в плане разработок — 47 техрегламентов. В рамках ТС посчитали, что с учетом нашей специфики, условий производства, торговых взаимосвязей есть еще виды продукции, которым нужно установить единые требования и нормы. Там, где мы не можем взять за основу европейский стандарт, мы ориентируемся на межгосударственные региональные.

И потом, нужно стремиться выполнять международные нормы, но и не забывать про те условия и возможности, которые сегодня имеются на предприятиях. Техрегламент должен дать возможность работать. В этом вопросе нужен дифференцированный подход. Поэтому регламенты не слепо копируются, а дорабатываются с учетом нашей специфики, то есть материально-технических возможностей, наличия испытательной базы. В этом плане наши предприятия занимают иждивенческую позицию и считают, что обо всем должно позаботиться правительство. На «круглых столах» мы часто слышим от предпринимателей, что государство обязано помочь им создать испытательную базу, дать возможность модернизировать производство. Извините, государство и так хорошо помогает предпринимательству, посмотрите на программы ФИИР или «Дорожная карта бизнеса».

— Правда ли, что российский бизнес активно лоббирует свои интересы через свои госорганы, которые занимаются разработкой и утверждением техрегламентов в рамках ТС?

— Да. И белорусские предприниматели лоббируют свои интересы. Вообще любой нормативный документ такого уровня, как техрегламент, — это средство защиты своих интересов. Следует отметить, что казахстанские предприниматели пассивны как никто другой в разработке техрегламентов. Мы проводим «круглые столы», на которые их приглашаем. В основном бизнесмены занимают либо выжидательную позицию, либо надеются на государство, так как выполнение техрегламентов связано с модернизацией производства. Основная концепция разработки всех регламентов — это соответствие всем требованиям, действующим сегодня на международном уровне. Поэтому та планка, которая закладывается в техрегламентах, если не соответствует этим параметрам, то хотя бы должна приближаться к международным нормам.

Но даже если Россия предложила свой техрегламент — это не означает ущемления прав остальных членов ТС. Все равно идет отработка в рамках рабочих групп, публичного обсуждения с привлечением бизнес-сообщества. По тем пунктам, которые нас не устраивают, мы не соглашаемся. Поэтому в рабочие группы и входят профильные специалисты. Нам, кстати, нужно по примеру России активно отстаивать свою позицию во всех вопросах. Каждый должен лоббировать свои интересы — тут все зависит от того, кто будет активнее.

— Что вы думаете о предложении «Атамекена» создать при Комиссии ТС комитет технического регулирования, который бы работал на постоянной основе под руководством бизнес-сообществ трех стран?

— По каждому техрегламенту созданы рабочие группы, в которые входят представители трех стран, как со стороны государства, так и бизнеса. Кроме того, по каждому техрегламенту проводятся публичные обсуждения. Каждое профильное министерство создает у себя рабочие комиссии по доработке своих техрегламентов, приглашая к этой работе также предпринимателей. Что мешает «Атамекену» работать на этих площадках? Техрегламенты разрабатываются в течение года, в ассоциации все проекты отправляются, на все «круглые столы» и публичные обсуждения их приглашают. Более того, когда мы формируем по каждому техрегламенту перечень замечаний, дополнений и предложений, они сразу не принимаются, а рассматриваются на межведомственной комиссии по техническому регулированию. Необязательно создавать дополнительную структуру в рамках ТС. Пусть «Атамекен» входит в состав рабочих групп, которые сегодня есть. Если кто-то сам не участвовал в процессе разработки, занимая пассивную позицию, — значит, он опоздал к раздаче дивидендов. Когда начнет работать техрегламент, он будет жить по тем законам, которые приняли без него.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?