Полный коммерческий метр

Объем кинопроизводства в РК растет, но ограниченный рынок и дефицит финансирования сдерживают переход количества в качество

В Казахстане увеличивается число кинотеатров и кинозалов, как и количество зрителей. Примета времени — все чаще в кинотеатрах показывают отечественные картины. Объем кинопроизводства в республике растет. Этот факт подтверждают как статистика, так и опросы участников рынка. С другой стороны, казахстанское кино в кинопрокате — это либо комедии, либо криминальные драмы. И те и другие за редким исключением весьма среднего уровня. Поддержать переход количества в качество, а заодно и разнообразить жанровую составляющую призвана новая система господдержки отечественной киноиндустрии — Закон РК «О кинематографии» вступил в силу в начале 2019 года.

Свой билетик

На начало 2018 года, по данным официальной статистики, в Казахстане насчитывалось 96 кинотеатров и 313 кинозалов. Динамика изменения количества кинотеатров (незначительная) и количества посадочных мест (заметная) явно демонстрирует, что развитие идет за счет увеличения количества залов (см. график 1). Впрочем, тренд на многозальные кинотеатры в ТРЦ нельзя назвать новым. Рост числа кинопоказов и стабильный с 2016 года рост кассовых сборов подтверждают: кино по-прежнему самый популярный и доступный способ проведения досуга (см. график 2). Правда, определение «дешевый» к нему уже не применимо: стоимость билета и обязательного попкорна сравнимы как минимум c чеком кофейни хорошего уровня.

В общем кинопрокате доля казахстанского кино в 2017 году выросла до 12% с 8% в 2011 году; в абсолютных цифрах количество киносеансов отечественных фильмов увеличилось почти в три раза, опять же по сравнению с 2011‑м. Увеличивается и число зрителей (см. график 3). Официальные данные за 2018 год пока отсутствуют, но с большой долей уверенности можно предположить, что тренд не просто сохранился, но и усилился.

За счет чего все это происходит? А вот тут начинается самое интересное. По статистике, ежегодно в Казахстане довольно долгое время выпускалось от 10 до 20 полнометражных игровых фильмов (см. график 4). 2017 год в официальных данных уже не отражен, но, по информации с рынка, таких фильмов было чуть меньше 40. В 2018‑м на экраны вышли 46 казахстанских картин (включая «Ласковое безразличие мира» Адильхана Ержанова и два полнометражных мультфильма), а в работу в 2018-м были запущены более 70 отечественных художественных полнометражных фильмов, примерно о такой же цифре идет речь и в наступившем году.

Модная лента

Казахстанская картина «Жаужурек Мын Бала» в 2012 году за первый же уик-энд собрала около миллиона долларов, общие кассовые сборы составили около двух миллионов долларов. Показатели на уровне топового голливудского блокбастера (речь идет исключительно о сборах в РК) заставили участников рынка задуматься над возможностью заработать в киноиндустрии, однако резкой активности съемочных групп тогда зафиксировано не было. Почему? Один из ответов на этот вопрос в приватных разговорах прозвучал так: «В додевальвационные времена мы считали, что более или менее приличный фильм можно снять минимум за 500 тысяч долларов, хороший — за миллион. А после кризиса пришли к выводу: если фильм не исторический — такие картины всегда затратны — то можно уложиться в 100–150 тысяч долларов. Сами понимаете, что 100 тысяч на съемки найти реальнее, чем миллион». Учтем также прогресс в технике — стало возможным получить хорошее качество за меньшую цену, а также адекватную стоимость аренды камеры URSA Mini — все эти факторы тоже повлияли на общее настроение «давайте снимем кино и прославимся». В результате на экраны вышло не просто больше, чем обычно, казахстанских фильмов, но и продолжает выходить много картин, которые являются дебютными и для режиссера, и для продюсера, и для сценариста, да и для многих актеров тоже.

Часть новичков в большом кино стартовала успешно — отличной иллюстрацией может послужить, например, «Бизнес по-казахски», где кавээнщик Нурлан Коянбаев дебютировал в качестве продюсера. Кассовым сборам фильма «Брат или брак» — это тоже продюсерский дебют актрисы Куралай Анарбековой — можно только позавидовать. Удачные примеры можно перечислять дальше, но они и так на слуху. О факапах говорить не принято, хотя их хватает: какие-то фильмы и вовсе не дошли до проката, другие провалились.

Зная бюджет фильма, всегда можно грубо прикинуть, удачным получился проект или нет. Картина должна заработать как минимум в два раза больше, чем было затрачено на ее съемки и продвижение, поскольку 50% кассовых сборов получает кинотеатр. Коммерческое казахстанское кино в подавляющем большинстве — это комедии (зачастую с «тойскими» мотивами) или фильмы о бандитах. Или то и другое вместе — сейчас, например, в анонсах указывают жанр «криминальная треш-комедия». Проблема жанрово-стилистического однообразия отечественного коммерческого кино обостряется в праздники — Новый год, Наурыз. В прокат одновременно выходит сразу несколько казахстанских фильмов, которые зрителями воспринимаются как нечто однотипное. Аудитория размывается, кассовые сборы не соответствуют ожиданиям, и получается, что казахстанские фильмы «каннибализируют» друг друга.

Кинозаказ

Продюсеры недооценивают казахстанского зрителя, считая, что тот хочет только незатейливо развлечься, а, может быть, казахстанский зритель недооценивает отечественный кинематограф, сомневаясь в его способности создавать фильмы, которые заденут за живое, увлекут, заставят задуматься и дадут надежду или найдут ответы на вечные вопросы. Драма «Арман. Когда ангелы спят» режиссера Рашида Сулейменова весьма успешно показала себя в прокате, в то же время «Лифт» Нуртаса Адамбая не окупился, а «Тараз», хотя и окупился, но собрал в прокате в два раза меньше, чем комедии. На этом фоне утверждение «оставить наше коммерческое кино вариться в собственном соку — согласиться с тем, что снимать будут только комедии и боевики» выглядит вполне правомерным. Коммерческое кино хочет получить государственную поддержку — пусть и на возвратной основе, чтобы перестать выдавать шутку за шуткой или боевик за боевиком.

Систематизировать вопросы государственной поддержки отечественного кинематографа и сделать ее более прозрачной должен новый «Закон о кинематографии»: он предусматривает создание Государственного центра поддержки национального кино при правительстве РК. Схема предлагается следующая: если фильм социально значимый, фильм-дебют или фильм-событие, то государство выделит до ста процентов сметной стоимости производства. Но не безвозмездно: 20% дохода от проката нужно вернуть в центр. Есть и другая категория фильмов, где государство готово участвовать как соинвестор.

Игровые фильмы, предназначенные для широкой зрительской аудитории, могут получить не более 90% бюджета в текущем году, за ближайшие пару лет этот процент снизится, и с января 2021 года финансирование составит не более 70% сметной стоимости производства фильма. И опять не даром: создатели фильма должны отчислять процент доходов от проката соразмерно проценту полученной господдержки. Сама идея выглядит логично. Даже если какая-то из поддержанных картин провалится, успешная должна компенсировать убытки. Смущает другое: оба варианта поддержки применимы к «национальному фильму», который отвечает таким требованиям: «создан на высоком художественном уровне, способен удовлетворять духовные потребности народа, служит государственным интересам, а также узнаваемости Республики Казахстан через искусство кино». Только после этого в числе требований к национальному фильму упомянут процент местного содержания и продюсер-казахстанец. Приведенная формулировка дает широкие возможности для манипуляций. В российской системе господдержки, которая была взята в качестве базы для казахстанской, при определении национального фильма духовные потребности не упоминаются, речь идет только об измеряемых параметрах. В результате Фонд кино поддерживает очень разноплановые фильмы — от «Левиафана» и «Движения вверх» до недавно вышедших в казахстанский прокат «Любовниц».

Схема с возвратами финансирования невозможна без прозрачной отрасли и автоматизированной системы учета кассовых сборов: по новому закону в РК должна появиться Единая автоматизированная информационная система мониторинга фильмов на территории Казахстана. И продюсеры, и прокатчики мечтают об открытых данных уже много лет.

Поддержать субсидиями государство планирует в том числе иностранцев. Речь идет о зарубежных кинокомпаниях, которые готовы — полностью или частично — снимать фильм на территории РК. Возместить обещают до 30% стоимости товаров, работ и услуг, связанных с кинопроизводством именно на территории республики.

Самостоятельный отраслевой закон для киноиндустрии показывает, что государство, с одной стороны, видит в киноиндустрии не только инструмент социального и идеологического влияния, но и перспективное направление экономики, с другой — понимает, что за счет собственных усилий кинобизнес Казахстана вряд ли вырастет в перспективное направление. Дадут ли эффект экономические механизмы господдержки киноиндустрии, зависит от того, как они будут работать. «Идея-то хорошая, но что у нас из этого выйдет на самом деле?» — вот с таким настроением встретили участники коммерческого сегмента кинорынка новость о создании Госцентра поддержки национального кино.

Статьи по теме:
Казахстан

Клёвые ковбои Алаколя

Рыболовно-туристический фестиваль "ОКУНЬКОЛЬ-2019"

Тема недели

К нам приближается инфляционный фронт

Потребительские цены возвращаются к повышательному тренду. Пока рост не критичен, но он рискует съесть прибавку реальных доходов населения и привести к замедлению экономики

Казахстан

Внедрение системы обязательного социального медицинского страхования обсудили в Алматы

Реформа медстрахования в РК приблизилась к важнейшему моменту: с 2020 запускается вторая и самая главная часть реформы медицинского страхования РК, когда в механизм будут включены физические лица

Политика

Назарбаев против раскола

Демарш младореформаторов в начале 2000‑х породил фобию раскола элит. С того момента политическую конкуренцию уничтожали на корню