Светская литургия

Органные концерты в Алматы востребованы любителями классики, поэтому программы для них готовятся соответствующие. Но возможности традиционного инструмента — шире

Светская литургия

В этом году Казахской национальной консерватории им. Курмангазы исполняется 75 лет. К этой юбилейной дате одно из старейших учебных заведений подготовило разнообразную концертную программу, посвященнyю памяти выдающихся музыкальных деятелей, композиторов, исполнителей и музыковедов. Нередко на сцену выходят целые инструментальные классы — преподаватели, студенты и выпускники консерватории. Большой популярностью пользуются и концерты органного класса. Их можно послушать не только в Большом концертном зале консерватории, но и в филармонии им. Жамбыла. Руководит концертами заслуженный артист РК, выпускник Московской государственной консерватории им. Чайковского, профессор Габит Несипбаев, который много делает для развития органной музыки в Казахстане.

Не конвейерный продукт

— Габит Тулеутаевич, какова история развития органа и в чем значение этого инструмента для культуры?

— Орган — очень древний инструмент, намного старше фортепиано. Первое упоминание об этом инструменте относится к третьему столетию до нашей эры, а свой нынешний вид он приобрел к XI-XII векам. При этом конструкция органа постоянно совершенствуется. В прошлом веке, когда в космос была запущена капсула со сведениями о человеческой цивилизации, мне кажется, нужно было обязательно заложить в нее информацию о строении и звучании органа.

Консерваторский орган, самый первый и самый старый инструмент в нашей стране, изготовлен по всем канонам органостроения. Орган филармонии, при наличии всех атрибутов классического инструмента, имеет внутри два мощных процессора, которые выполняют вспомогательные функции и обладают памятью на 10 тысяч комбинаций его регистров. Звук натуральный, но его возникновение осуществляется посредством цифрового процессора.

Орган, в отличие от других музыкальных инструментов — не конвейерный продукт. Он не штампуется по единому шаблону. Рояль, например, инструмент универсальный. Пианист приезжает в другой зал, город, страну и приблизительно знает, с чем столкнется, так как его ждет стандартный инструмент определенного бренда. Органист каждый раз имеет дело с новым инструментом, который создается под определенное помещение. Набором регистров он рассчитан на звучание в тех акустических параметрах, в которых инсталлируется.

— Что касается истории наших инструментов, как она развивалась в Казахстане?

— Орган в нашей филармонии не должен был стоять в том помещении, в котором находится сейчас. Он был рассчитан на зал «Казахконцерта» на Абылай хана, в котором на тот момент располагалась филармония. Но в 1988 году его не смогли там установить по техническим причинам и решили монтировать в помещении «Казахконцерта» на Толе би и Калдаякова. Несколько лет назад, благодаря реставрации зала филармонии, там появилась акустическая раковина, которая изменила акустику. Позапрошлым летом с бригадой немецких мастеров мы произвели частичный ремонт и переинтонировку органа. Сейчас филармонический орган звучит намного лучше.

Самый первый орган, 1967 года, находится в Большом зале консерватории. Его дислокация до появления нового зала также была иной. Мы долго убеждали архитектора не закрывать потолок декоративным гипсокартоном, как он планировал. Из-за этого сразу бы отсекался большой объем воздуха. Но мне удалось его убедить, и решающим в споре был аргумент — пять тысяч кубических метров на 500 мест! Неплохой показатель. И порядка трех с половиной секунд реверберации: время затухания звука очень важно. Орган наиболее естественно звучит во «влажной» акустике, с некоторой задержкой времени угасания звука, когда он как бы зависает. Именно такое звучание органа нравится слушателям. На предстоящее лето намечены технические и интонировочные работы с консерваторским органом, которые будут проводить немецкие специалисты. С ними достигнута договоренность по определенным новациям в регистровом составе инструмента, а также их звучанию.

— Как повлияли на классический инструмент изменения в жизни общества, современные культура и техника?

— Мы продолжаем работать с историческим инструментом, которому уже исполнилось 52 года и чей юбилей мы отпраздновали два года назад. Меняются внешние условия, вкусы и предпочтения. Приходят новые музыканты. Все это отражается на органе. Музыканты часто бывают недовольны звучанием своих инструментов. Но главное знать меру, чтобы количественные изменения не отразились на качестве. Помимо этого в консерватории у нас есть своего рода органы-тренажеры для самостоятельных занятий студентов. Вот этот, перед вами — не настоящий орган, здесь нет труб, но внутри есть компьютер. В его память загружено звучание органных регистров, записанных цифровым способом, и он их воспроизводит. В другом классе есть настоящий орган, правда маленький, в нем всего 12 регистров.

Количество органов в Казахстане можно пересчитать по пальцам. Помимо четырех уже названных алматинских, в Астане в Казахском национальном университете искусств есть большой концертный инструмент и два учебных. Это уже семь. В Караганде замечательный инструмент в костеле. И литовский орган в одной из католических церквей. Это девять. В Кокшетау старый польский пневматический орган — десять. Еще есть электронные инструменты, так называемые эрзац-органы, их мы не берем в расчет. Эти инструменты не имеют какой-то эстетической и исторической ценности и по цене несопоставимы со стоимостью большого трубочного органа. Такова уж тенденция нашей действительности: многие вещи у нас уже ненатуральные — от продуктов питания до человеческих отношений.

Анамнезис и развлечение

— Как часто нужно исполнять органную музыку на публике? Как вы формируете репертуар?

— Стараюсь, чтобы органная музыка звучала в филармонии не реже одного раза в месяц. Иногда проходят концерты с участием студентов в консерватории. Хотелось бы, чтобы орган звучал чаще. Но нет физических возможностей. Есть такие показатели в нашей работе, как экономическая рентабельность, когда необходимо учитывать нормы по продажам билетов, количеству концертов, их доходности. Поэтому один концерт в месяц — оптимально. Это позволяет успеть подготовить следующую программу и дать улечься впечатлениям. Человеку в наше время, мне кажется, важна стабильность. Если слушатели знают, что раз в месяц они могут послушать живую органную музыку, это создает чувство комфорта, надежности и производит определенный эффект.

— На что вы ориентируетесь — на учеников, публику, продажу билетов?

— Пифагору приписывают слова, что музыка — средство для воспоминания душой человека своего божественного происхождения, а никак не развлечение. Мне нравится смысл этого афоризма. Стараюсь избегать развлекательности.

— Но ведь органная музыка — это так серьезно…

— Органное исполнительство сегодня начинает превращаться в некое шоу. Игру на органе сочетают с немыслимыми инструментами и музыкальными стилями. Делают программы с визуальными эффектами, исполняют абсолютно не соответствующую духу инструмента музыку, играют переложения саундтреков популярных фильмов. Музыка из «Властелина колец», например, мне нравится. Но я не понимаю, зачем ее слушать в органной версии? Но находится публика, которая на эти «фишки» реагирует и «клюет».

— Какие задачи вы ставите, разрабатывая концертную программу?

— Я хочу, чтобы люди лучше понимали инструмент. Знали хотя бы какие-то узловые исторические факты, имена и произведения. Поэтому я не боюсь повторяться в своих программах. Если слушатель один раз услышал, потом второй, в третий раз он уже узнает произведение, что позволяет ему почувствовать некую сопричастность органной музыке. Я бы хотел помочь слушателям понять ее. Это гигантский пласт человеческой культуры, которая не имеет географических и политических границ. Это то, что принадлежит всем. Орган — инструмент надличностный и вненациональный. Писать для него музыку — попытка подняться над обыденностью. Светлой аурой пропитан образ этого инструмента, история которого началась до нашей эры. Люди писали для него музыку с чистым сердцем. Мартин Лютер, основатель немецкого протестантизма, считал музыку богоугодным делом. Так же относились к этому Бах и композиторы добаховской формации.

В течение каждого концертного сезона я стараюсь реализовать несколько тем. Сейчас я работаю над циклом «Музыкальные портреты», где сопоставляю творчество Баха и других композиторов. Есть познавательные программы по различным жанрам. Я планирую до лета представить две программы из истории протестантского хорала. Хочу рассказать нашей публике о том, как менялись органная музыка и характер ее исполнения. Мартин Лютер предельно демократизировал литургию. Не только перевел Библию на немецкий, но и усилил через хорал роль простых прихожан. Общинное пение — жанр, оказывающий сильное идеологическое влияние. Я неоднократно бывал на протестантских литургиях, это абсолютно непередаваемое ощущение: все как один. Лютеру нужен был большой стихотворный корпус для этой работы. Нужны были и поэзия, и мелодии. Нередко за основу брались народные песни, которые были у всех на слуху.

— Клерикальный, недемократический инструмент был нужен протестантам?

— В идеале хоровое пение по Лютеру должно было проходить без органа. Но, да, он все еще был нужен. Прихожане не смогли бы петь без поддержки профессионального хора и органа. Поэтому симбиоз состоялся. Реформы протестантизма сказались на немецком органостроении. Нужны были органы с мощным звучанием педальной клавиатуры, дающей ясную басовую линию, и с достаточно яркими регистрами, позволяющими аккомпанировать большому количеству людей общины. Чтобы петь не музыканту, ему нужна надежная слуховая опора. Поэтому протестантская община опиралась на звуки органа.

Также в эпоху Нового времени и Просвещения меняются конструкции инструментов, появляются новые: клавесин, хаммерклавир, рояль… Идет увеличение динамических возможностей инструментов. Строятся концертные залы. Изменяется и слушательская аудитория. Человеку хочется все больше новых эмоций. Удовольствие связывается с чувственным восприятием, которому нужны новые раздражители. Появляются шоу. И вот мы уже не можем слушать тихую игру, нам нужны динамика и громкость. Мои студенты, молодежь хотят играть громко. Я им объясняю, что не надо, попытайтесь играть тихо и осознанно, и тут же ловлю себя на мысли, что, вероятно, старею! Хотя стараюсь не быть брюзгой и предпочитаю осторожные высказывания… Очень интересно то, что делают молодые современные органисты в плане составления программ и выборе репертуара; то, как они играют, позиционируют и преподносят себя. Сейчас появилось много фантастически виртуозных молодых исполнителей!

Статьи по теме:
Казахстан

Клёвые ковбои Алаколя

Рыболовно-туристический фестиваль "ОКУНЬКОЛЬ-2019"

Тема недели

К нам приближается инфляционный фронт

Потребительские цены возвращаются к повышательному тренду. Пока рост не критичен, но он рискует съесть прибавку реальных доходов населения и привести к замедлению экономики

Казахстан

Внедрение системы обязательного социального медицинского страхования обсудили в Алматы

Реформа медстрахования в РК приблизилась к важнейшему моменту: с 2020 запускается вторая и самая главная часть реформы медицинского страхования РК, когда в механизм будут включены физические лица

Политика

Назарбаев против раскола

Демарш младореформаторов в начале 2000‑х породил фобию раскола элит. С того момента политическую конкуренцию уничтожали на корню