Социалка под старым соусом

Новая социальная политика составлена из старых ингредиентов

Социалка под старым соусом

Президент РК Нурсултан Назарбаев отправил в отставку кабинет Бакытжана Сагинтаева, выбрав удачный момент: растущее недовольство действиями властей вызвало град критики в адрес правительства. Когда новый пакет социальных мер был подготовлен, президент решил перезагрузить систему и убрать наиболее критикуемых министров.

Но ни новое правительство не ново в том смысле, что новых лиц в нем не особенно много (не более трети), ни сам пакет мер практически ничего революционного не содержит. Это вариации старых инструментов (в том числе ранее запланированные направления расходов), но на очередном эволюционном этапе. Меры, предложенные главой государства, должны вызвать рост лояльности как минимум у сотен тысяч бюджетников. Это дает широкое пространство для маневра: и при стандартном развитии ситуации, и в случае внеочередных президентских или парламентских выборов.

Долгожданная отставка

Отставку Бакытжана Сагинтаева ждали с лета 2018 года. Многие комментаторы ждали ухода премьера после ареста и экстрадиции из Германии бизнесмена Бахыта Ибрагима, которого подозревали в хищении денег из Bank RBK. Подследственный совсем недавно приходился зятем действующему премьер-министру страны. Событие не получило широкой огласки, может быть, поэтому и прогнозы экспертов не сбылись.

Критиковать правительство Сагинтаева начали после убийства олимпийца Дениса Тена, которому нанесли ножевые ранения в июльский полдень в самом центре южной столицы. Трагическая смерть спортсмена обнажила системные проблемы казахстанской полиции, которую общественность предложила реформировать по следующим лекалам: убрать действующего министра, а на его место пригласить гражданское лицо, провести поэтапное кадровое обновление, ввести общественный контроль и т.д. Но недовольство было умело утилизировано — власти анонсировали Дорожную карту по реформированию МВД, представив этот документ как новый план действий, хотя он практически полностью состоит из инициатив Стратплана-2025.

Недовольство правительством Сагинтаева среди населения усилилось после гибели пятерых детей в пожаре в астанинском жилом массиве «Коктал-1». Скорее всего, событие стало поворотным и вынудило президента пойти на радикальные меры.

Вначале Бакытжан Сагинтаев попытался представить дело так, будто вся проблема в недоработке противопожарной службы. Он подал в администрацию президента представление на выговор отвечающему за ЧС вице-министру внутренних дел, объявил выговор председателю комитета ЧС, начальнику ДЧС Астаны, заместитель председателя комитета был уволен.

Но в трагедии обвинили всех более или менее причастных чиновников. В первые дни трагедии Мадина Абылкасымова, на тот момент министр труда и социальной защиты населения, находилась на больничном и не появлялась перед СМИ; за начальство пришлось отдуваться подчиненным — вице-министр Светлана Жакупова на вопрос, почему родители погибших детей были вынуждены работать в ночь, оставив детей без присмотра, бросила: «Это их выбор». Неуклюжие действия чиновников вызвали вал недовольства, и некоторые граждане (правда, небольшое число), поддавшись рассылкам-призывам в WhatsApp, 6 февраля вышли на несанкционированные митинги в Астане и Алматы. Эту волну подхватил беглый олигарх Мухтар Аблязов, призывая через соцсети к митингам, а на его действия в Акорде реагируют всегда.

Был бы чиновник, а критика найдется

Акорде нужно было решить две задачи: разрядить обстановку и придумать позитивную повестку, иначе расхождение повесток власти и общества могло привести к потере политического контроля. Президент начал с отставки правительства Сагинтаева. Ситуация требовала критической оценки президента, и он не обманул ожидания. Нурсултан Назарбаев раскритиковал кабинет за провал социальной политики: «Реальные доходы населения не увеличиваются. Растет доля расходов на продукты питания в бюджете семей».

Строго говоря, падение реальных доходов наметилось еще в 2013 году, когда кабинетом министров руководил Серик Ахметов. Если в 2012‑м реальные доходы населения выросли на 7,5%, то в следующем году этот показатель сократился до 2,9%, в 2016‑м и вовсе упал до отрицательных значений. Как видно из графика 1, низкие темпы роста реальных доходов действительно были проблемой в период после кризиса 2015–2016 годов, но по мере снижения инфляции динамика восстанавливается, по итогам 2018 года реальные доходы выросли на 4,3%.

Что касается второго пункта критики президента в адрес правительства — роста доли расходов на продовольствие, то и тут негативная тенденция наметилась тоже не вчера (см. график 2). В Казахстане расходы на продовольствие и в лучшие годы находились на уровне 40%, а последние пять лет мы стали свидетелями неуклонного роста их доли. Во II квартале 2018 года она достигла почти половины всех расходов. В развитых странах население тратит на продукты питания около 6–10%, в развивающихся — меньше 20%. Соответственно, тамошние граждане могут себе позволить покупать больше товаров долговременного пользования, оплачивать услуги и откладывать деньги.

Еще один косвенный показатель, свидетельствующий о том, что с благосостоянием казахстанцев не все в порядке: сокращающаяся доля денежных доходов от трудовой деятельности — зарплат и доходов от предпринимательства. За пять лет доля трудовых доходов упала на 6 процентных пункта — с 80,2 до 74%, тогда как доля пенсий выросла с 13% до 18,8% (см. график 3). Это означает, что зарплаты, если и росли, то значительно медленнее, чем государство индексировало пенсии.

Глава государства упрекнул кабмин и Нацбанк, которым не удалось создать реальные стимулы и инструменты для качественного экономического роста. Для сравнения, Нурсултан Назарбаев не счел нужным объяснять причины второй отставки Карима Масимова, под руководством которого кабинет министров провалил земельную реформу. И тут дело не в особенном доверии, которое глава государства испытывает к своему подчиненному, просто тогда ситуация не требовала критической оценки.

Критика президента в адрес правительства Сагинтаева справедлива и по отношению к предыдущим двум кабминам. Настоящие ошибки правительства Сагинтаева, за что и надо было его критиковать, не относятся к социальному блоку, а потому не интересны широким слоям населения.

Возьмем, к примеру, вторую пятилетку индустриализации. К 10 декабря 2018 года с начала ее старта запущены 378 проектов — в два раза меньше, чем в первую пятилетку. Успех в индустриализации оценивается не только количеством предприятий, производительность труда — вот на что надо обращать внимание. В период премьерства Сагинтаева этот показатель сократился с 27,4 тыс. до 23,5 тыс. долларов при незначительной курсовой разнице (см. график 4).

Некорректные расчеты привели к переносу обязательного социального медицинского страхования с 2018‑го на 2020 год. Также перенесена реформа по частичному переходу казахстанских школ на обучение на английском языке. Госпрограмма «Цифровой Казахстан», принятая, чтобы, по выражению г-на Назарбаева, «не глотать пыль» за уходящими вперед странами, по существу, ограничилась созданием семи модельных цифровых фабрик. Создать технологические кластеры, как это сделали в Беларуси, пока не удалось.

Знакомые все лица

Допущенные ошибки поручено исправить новому, 11‑му по счету, правительству, на две трети состоящему из членов предыдущего кабмина. Назначение на должность премьера Аскара Мамина, занимавшего на протяжении трех лет должность первого заместителя премьера, продолжило практику назначения следующим главой правительства заместителя предыдущего. Начало было положено в 2007 году, когда Карим Масимов впервые в своей карьере занял должность премьер-министра.

Это своеобразная операция «Преемник», повторенная несколько раз не без успеха: при смене премьера кабмин начинает не с чистого листа, несколько месяцев утрясая формальности, а сразу погружается в работу. Несмотря на всю новизну, которую президент Нурсултан Назарбаев пытается вдохнуть в работу казахстанского правительства, во главе угла стоит преемственность.

Видимо, логикой преемственности руководствовался и Аскар Мамин, и кураторы из администрации президента, первый — назначая, вторые — согласовывая членов нового кабмина. Поэтому 11 чиновников из старого состава перешли в новый кабинет министров, соответственно, новых лиц в новом правительстве всего шесть.

Назначение действующего министра финансов первым заместителем премьера — кадровая новация правительства Мамина. Ее вольно или невольно подсказал сам президент. Еще в начале февраля на заседании правительства Нурсултан Назарбаев, недовольный тем, что министра финансов усадили в конце стола, пересадил того поближе к премьеру. «Смотри, — обратился он тогда к Сагинтаеву, — куда ты его посадил? Кто протокол делает? Встань, иди сюда. Сдвиньтесь, начиная от Кожамжарова, все на одно место. Вот его место. Поэтому у нас финансы хромают, оттого что мы так относимся».

В правительство вернули Гульшару Абдыкаликову и Бердибека Сапарбаева. Г-жа Абдыкаликова стала заместителем премьера и, скорее всего, будет курировать социальную политику, а г-н Сапарбаев получил пост министра труда и социальной защиты населения. Оба чиновника в свое время занимались социалкой, имеют внушительный опыт в этой сфере, долгое время работали вместе.

Но главная причина возвращения политических тяжеловесов — в их коммуникативных способностях. Тот же Бердибек Сапарбаев не раз демонстрировал, что может говорить с простыми людьми на одном языке. Этот навык для руководителя социального блока ценнее западного образования и знания иностранных языков, которыми могут похвастаться болашакеры.

Кстати, г-на Сагинтаева президент тоже не забыл: бывший премьер получил должность госсекретаря. Уволенный с должности председателя Нацбанка Данияр Акишев (руководителем ЦБ назначен бывший вице-премьер Ерболат Досаев), вернулся на должность президентского советника.

Старые песни о главном

Пожалуй, впервые съезда партии «Нур Отан» ждали с неподдельным интересом не только те партийцы, которые рассчитывают на карьерный рост. Отправляя в отставку кабинет министров, Нурсултан Назарбаев предупредил, что на предстоящем партийном съезде он объявит новые меры по усилению социальной поддержки. Эти, казалось бы, недвусмысленные слова казахстанские политологи восприняли как начало транзита. Хотя г-н Назарбаев и сам своими последними действиями дал повод говорить о скорой смене власти. Напомним, что 4 февраля он обратился в Конституционный совет, чтобы ему разъяснили, в каких случаях президент может уйти в отставку.

Президент не оправдал ожиданий экспертов-конспирологов. На съезде он рассказал только о новом пакете социальных мер. Партия специально для своего лидера проанализировала социальные проблемы, волнующие граждан. Среди них оказались: повышение детских пособий, улучшение положения малообеспеченных многодетных семей, обеспечение их жильем, модернизация социальной инфраструктуры. Поэтому президент на XVIII съезде «Нур Отана» предложил поработать в трех направлениях: повышение доходов и поддержка малообеспеченных слоев населения, решение жилищных проблем семей с низкими доходами и улучшение качества образования и здравоохранения, а также комплексное развитие регионов (см. таблицу).

Новая социальная политика не оправдала ожидания тех, кто ждал от Акорды кардинального разворота. Она состоит из достаточно простых мер, которые не раз были опробованы. В который раз власть для решения социальных проблем предлагает увеличить зарплату бюджетникам низовых уровней. «Поручаю с 1 июля 2019 года повысить заработную плату низкооплачиваемым работникам бюджетной сферы до 30 процентов; поднять в среднем на 25 процентов низовым работникам исполнительных органов, которые непосредственно работают с гражданами на районном и областном уровнях», — заявил президент. По сути, будет произведена индексация зарплаты тем гражданам, по которым высокая инфляция 2015–2017 годов ударила сильнее всего.

В который раз президент озвучил идею создания в каждой области как минимум одного продвинутого вуза и 10 современных колледжей.

С большой натяжкой можно назвать новыми следующие меры: расширение сети современных местных дорог, решение вопросов водоснабжения и газификация. Напомним, что одним из пунктов президентского послания-2017 было увеличение ежегодных бюджетных средств на ремонт и реконструкцию местной сети автодорог до 150 млрд тенге. На этот раз президент повторил поручение двухгодичной давности с увеличением бюджета на эти работы.

«Важнейшими приоритетами выступают обеспечение доступа всех жителей страны к чистой питьевой воде и проведение масштабной газификации», — указал глава государства. Но это тоже не новость. Строительство объектов водоснабжения и обеспечение чистой питьевой водой 80% жителей сел Казахстана, а также обеспечение доступа 100% горожан к системе центрального водоснабжения — главные цели принятой в 2011 году программы «Ак булак» — одной из немногих программ, официально признанной проваленной.

На следующий день после съезда «Нур Отан» министр энергетики Канат Бозумбаев на заседании правительства рассказал о том, как будет реализовываться поручение президента, связанное с газификацией. Из его слов следует, что речь идет о газификации Астаны, Карагандинской и Акмолинской областей. Другими словами, деньги пойдут на проект, известный большинству как строительство газопровода «Сарыарка» (работы по сооружению магистрального газопровода начались в прошлом году). Новым можно назвать предложение г-на Бозумбаева построить два магистральных газопровода в Актюбинской и Мангистауской областях, на эти проекты он запросил дополнительные средства.

«Отечественной медицине прежде всего необходимо ориентироваться на профилактику и стимулирование здорового образа жизни. Расходы на службу общественного здравоохранения и первичную медико-санитарную помощь должны быть увеличены с 40 до 60 процентов от общего объема финансирования здравоохранения», — заявил Нурсултан Назарбаев на съезде «Нур Отана». Процитируем здесь шаг №80 из «Плана нации 100 шагов по реализации пяти институциональных реформ», представленного обществу в 2015 году: «Приоритетное финансирование первичной медико-санитарной помощи (ПМСП). Первичная помощь станет центральным звеном национального здравоохранения для предупреждения и ранней борьбы с заболеваниями». Вполне возможно, что увеличение расходов на ПМСП предполагалось задолго до съезда, поскольку переход на обязательное социальное медицинское страхование должен высвободить денежные средства, которые и планировалось распределить на ПМСП.

Новой мерой следует назвать включение в число получателей адресной социальной помощи (АСП) те семьи, у которых среднедушевой доход составляет 70% от прожиточного минимума. Сейчас порог — 40%. Увеличение планки, по словам главы государства, расширит охват — с нынешних 571,6 тыс. до 830 тыс. человек. Другие новации: увеличение АСП на ребенка до 18 лет, студента до 23 лет с нынешних 4,8 тыс. до 20,7 тыс. тенге и увеличение пособия по уходу за ребенком-инвалидом с 31,1 тыс. до 41,5 тыс. тенге. Еще одна новация — при исчислении совокупного дохода таких семей из расчета исключат отдельные пособия — госпособия многодетным семьям и многодетным матерям, пособие по инвалидности для детей и стипендии.

В остатке: большая часть нового пакета социальных мер состоит из старых инициатив. И дело, по-видимому, не в кризисе идей — их как раз достаточно много — а в доведении до логического завершения ранее начатых реформ.

Полуразворот

На озвученные президентом социальные инициативы предполагается направить в ближайшие три года 2,3 трлн тенге, из которых 1,35 трлн возьмут из Нацфонда. Уже этом году из НФ направят 250 млрд тенге, и если предположить, что в 2020–2021 годы средства будут выделяться равными траншами, расходы на социалку будут увеличиваться на 550 млрд тенге следующие два года.

Прибавим эти суммы к гарантированному трансферту из Нацфонда в республиканский бюджет в ближайшие три года: 2,45 трлн в 2019‑м, 2,3 трлн — в 2020‑м, 2 трлн — в 2021‑м. И делаем вывод, что президентское послание-2017 не будет выполнено в следующей части: «Размер гарантированного трансферта из Нацфонда должен быть поэтапно сокращен до 2 триллионов тенге к 2020 году». То, что правительство не могло себе позволить в 2017‑м, едва пережив падение нефтяных цен, в 2019‑м, когда нефть стоит около 60 долларов за баррель, кажется вполне разумным.

Дополнительные вливания из Нацфонда повышают инфляционный риск, но в правительстве считают его несущественным. «В любом случае, эти средства составляют менее 2 процентов денежной массы. А денежная масса у нас составляет 21 триллион тенге. Мы думаем, что эти деньги серьезного влияния на инфляционные процессы не произведут», — заявил министр финансов Алихан Смаилов.

Правильно было бы учитывать не денежную массу, которая включает не только наличные, но и безналичные, а денежный агрегат М0, объем которого составляет 2,17 трлн тенге и ненамного больше выделяемой суммы. Ведь полученные надбавки малообеспеченные люди не понесут в банк, они потратят их на продовольствие и одежду.

В экономической модели, объясняющей взаимосвязь денежной массы и инфляции, учитывается способность экономики удовлетворить образовавшийся дополнительный спрос. Строго говоря, инфляция вырастет, если экономика не сможет предложить дополнительные товары. Сможет ли быстро сориентироваться бизнес, которому трудно получить финансирование?

Люди реагируют на стимулы — аксиома поведенческой экономики. Президент поручил построить 40 тыс. арендных квартир для малообеспеченных семей из числа многодетных. Он также сказал, что необходимо повышать доступность приобретения жилья для многодетных и неполных семей, семей с детьми с ограниченными возможностями, имеющих низкие доходы. Для этого категории граждан предлагается разработать льготный ипотечный кредит под 2–3% годовых. Многодетными семьями в Казахстане считаются те, у кого на воспитании четыре и более детей. Механизм стимулирует семьи с тремя детьми завести еще одного ребенка, чтобы претендовать на льготный кредит. Пусть кредит будет использован по назначению, но в целом материальное состояние малообеспеченной семьи появление еще одного ребенка не улучшит, а усложнит. В таком случае мы рискуем получить так называемый эффект кобры, когда принятое для разрешения какой-то проблемы решение не исправляет, а усугубляет ситуацию.

То, что предложены по существу старые меры, акцент сделан на простых подходах и раздаче денег, свидетельствует в пользу того, что речь идет лишь о смене риторики. О смене курса, о том, что власти собираются строить социальное государство, можно говорить, например, если начнется серьезное обсуждение внедрения прогрессивного налогообложения. Пока что власти заняты лишь созданием позитивной повестки.

В подготовке материала участвовали Сергей Домнин, Батырхан Тогайбаев

Читайте так же редакционную статью: Перемены в режиме имитации

Фото: Руслан Пряников

ПЕРЕФОРМАТИРОВАТЬ? ЛУЧШЕ ПЕРЕЗАГРУЗИТЬ

Перезагрузка — неоднократно примененная политтехнология в Казахстане, она не решает фундаментальных проблем, однако помогает временно устранить сбой в системе, считает политолог Талгат Исмагамбетов.

— Талгат Танатарович, что означает отставка кабинета министров в политической системе без конкуренции?

— В нашей политической практике стало привычным проведение перезагрузки политической системы через проведение досрочных парламентских выборов, что является попыткой избежать коренного преобразования, переформатирования системы. Наконец, отставка правительства с недавних пор используется, чтобы перезагрузить систему, устранив ее сбои.

Конституционные изменения, принятие государственных программ — те же Пять институциональных реформ — представляют собой попытки уточнения существующих функций системы, принимая во внимание изменяющуюся реальность и смену общественных запросов. Но представим, что управленческая и политическая система «зависла» и ей трудно выполнять свойственные функции. Чтобы исправить сбой, применяют перезагрузку.

Возьмем, к примеру, досрочные парламентские выборы. У нас никогда не было такого, чтобы парламент объявил вотум недоверия действующему правительству, хотя с 2007 года парламент неизменно избирается раньше конституционных сроков.

Дело в том, что законы общественно-политической жизни невозможно обойти и обмануть. В политических системах с высокой конкуренцией отработаны механизмы парламентского контроля, объявления вотума недоверия правительству, которые применяются, как только напряженность в обществе нарастает. Наша система работает в режиме ручного управления, значит, не способна к самокоррекции, и только тогда, когда она начинает сильно сбоить, запускается процесс перезагрузки.

Перезагрузка отличается от переформатирования тем, что система остается прежней, обновляются лишь некоторые функции, чтобы она могла работать в должном режиме. Переформатирование, выражаясь в компьютерных терминах, — это когда стираются элементы старой системы и устанавливаются новые приложения. Но это уже совсем другой шаг: процесс переформатирования мы могли наблюдать в начале 1990-х, когда были упразднены политические и экономические институты советского периода.

— Какие конъюнктурные соображения вынудили использовать отставку кабинета как перезагрузку системы?

— В данном случае речь идет о том, что правительство затянуло с решением задач, которые были поставлены президентом. Возникли ситуации, которые можно охарактеризовать как тупиковые: трагическая смерть Дениса Тена стала поводом, который обнажил системные проблемы казахстанской полиции; пожар времянки в Астане, где сгорели пять девочек, поднял вопрос о незавидном положении многодетных матерей, за этой проблемой стоит более широкий контекст — социальное самочувствие всех слоев населения с низким доходом.

— По вашей оценке, когда начали применять перезагрузку как технологию для устранения сбоев в системе?

— Отчетливо перезагрузку можно увидеть по досрочным парламентским выборам в 2011 году. Монополия «Нур Отана» в мажилисе в 2007– 2011 годы не способствовала имиджу страны и имиджу президента, более того, такой парламент не мог нормально работать. Пришлось перезагружать систему, распустив парламент. Новый состав мажилиса был сформирован из трех партий. Для этого пришлось менять законодательство: партии, набравшие меньше семи процентов голосов, но занявшие при этом второе или третье место, могли войти в парламент. Конечно, речь не шла о создании политической конкуренции внутри парламента. Задача была в другом — создать адекватно работающий мажилис, впустив туда спарринг-партнеров «Нур Отана».

В 2016 году система опять была перезагружена. Снова использовали досрочные выборы в мажилис. Парламент, в котором заседали депутаты от трех разных партий, вроде бы, не вызывал нареканий сверху, но отсутствовала активная законотворческая работа и инициативы от депутатов. Этот сбой пришлось устранять тем, что депутатский корпус был обновлен.

С правительства Серика Ахметова можно отсчитывать начало периода безынициативных кабминов. То есть система проявила слабость в своем центральном звене. Этот сбой пытаются решить через отставку правительства, своеобразная перезагрузка должна расшевелить первых руководителей.

— Если посмотреть на ситуацию с другого ракурса: как долго можно перезагружать систему, чтобы поддерживать доверие населения к власти? Ведь у населения накапливается опыт, который будет подсказывать, что от этих перезагрузок жизнь не сильно улучшается…

— Какое-то время можно снижать уровень недовольства, поскольку протестные настроения у нас ситуативные. Некоторые слои населения, наверное, получат поддержку в большем объеме, чем раньше. Тут интересно то, насколько новое правительство обратит внимание на проблемы многодетных матерей, как будут решаться их жилищные проблемы, насколько увеличатся пособия на ребенка. Одним словом, отставку правительства, в том числе для разрядки, можно использовать, пока есть ресурсы.

Но проблема ведь в другом. По большому счету, ни одно правительство не смогло решить внутриэкономические и социальные проблемы. Улучшение ситуации в 2001–2007 годах было связано с мировой конъюнктурой. Как только цены на нефть снизились, со временем ухудшилась экономическая обстановка внутри страны. В этом случае остается вопрос — кто сформирует другую повестку дня и предложит другие инструменты, которые позволят сократить, в наилучшем варианте — избавиться от сбоев системы. 

БЛИЖЕ К ПОВЕСТКЕ ДНЯ

В то время как президент РК рассказывал о скорректированной соцполитике, в двух столицах несколько десятков людей вышли на несанкционированный митинг, чтобы высказать свое недовольство проводимой социальной политикой. Власти отреагировали в привычной манере: сначала попытались перевести разговор «в конструктивное русло», то есть пригласить людей в чиновничьи кабинеты, чтобы стихийный митинг не перерос во что-то большее, а, когда они отказались от этого предложения, правоохранительные органы, предупредив собравшихся о нарушении закона о мирных собраниях, попросили их пройти уже в автозаки. По совпадению, недовольные просили о том же, о чем говорил глава государства на юбилейном съезде «Нур Отана».

В Астане люди собрались около Дворца Независимости, где проходил партийный съезд. Канал «Настоящее время», репортеры которого общались с собравшимися, сообщил, что у людей не было каких-либо транспарантов. В YouTube гуляют видеоролики, на которых можно заметить от силы пару десятков людей.

Собравшиеся, в основном женщины, отвечали полицейским, что просто гуляют возле Дворца Независимости по случаю праздника, поскольку съезд «Нур Отана» для них самое настоящее празднество. А присутствующим здесь же журналистам они сказали другое, что хотят, чтобы «многодетным давали квартиры» и «наши дети не уезжали на заработки за границу». Собрание было недолгим, после того как правоохранительные органы заявили, что митинг несанкционированный, полицейские завели людей в автобус и увезли в участок.

В то же время возле алматинского филиала партии «Нур Отан» собралось, по оценке журналистов, около 40 человек. В Алматы, как и в Астане, собравшиеся отрицали, что вышли на митинг, но требовали, чтобы с ними пообщался, ответив на вопросы, представитель партии власти. Когда аким Алмалинского района и по совместительству председатель филиала «Нур Отана» Беккали Торгаев пригласил собравшихся пройти в здание партии, те отказались. «Как аким и представитель районного филиала “Нур Отана” я готов был выслушать людей, но они не хотят заходить. Значит, все-таки у них другие цели, они просто хотят… популизма или что-то еще?» — недоумевал партийный функционер.

После того, как сначала аким, а потом представитель прокуратуры напомнили собравшимся о незаконности несанкционированного митинга, полицейские, по оценке гражданских активистов, задержали около 30 человек.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

На несколько банков меньше

Негативные процессы продолжают влиять на банковский бизнес: с рынка уходит еще несколько игроков, увеличилось число убыточных банков. Однако финорганизации, которые продолжают кредитную деятельность, растут

Казахстан

Сами себе финансисты

Национальный банк РК (НБК) опубликовал конъюнктурный обзор деятельности предприятий реального сектора в I квартале 2019 года. Экономика растет, но медленно

Культура

Журавль в руках

На Алаколе прошел VII республиканский фестиваль «Крылья Алаколя», развивающий событийный туризм, призванный пробудить интерес к казахстанской фауне

Экономика и финансы

Командные игроки

Государственные институты развития ищут наиболее эффективные форматы участия на важнейших рынках — венчурного капитала и жилищного строительства. От первого зависит инновационное развитие, от второго — социальная стабильность