Наведение порядка в светском государстве

Новый закон о религии призван усилить регулирующие функции государства в отношении миноритарных игроков

Наведение порядка в светском государстве

Выступая 1 сентября на открытии очередной сессии парламента, Нурсултан Назарбаев зачитал «канонический» текст о том, что в ходе нынешней сессии парламенту предстоит рассмотреть проект Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» и что межрелигиозное согласие — «это одна из основ единства нашего народа». После чего он, как это часто бывает, счел нужным добавить от себя то, что на официальный сайт Ак орды и в «Казправду» не попало, но было широко растиражировано средствами массовой информации.

«Нам обязательно нужно принять этот закон. Речь не идет о том, чтобы запретить свободу совести. Речь идет о том, чтобы защитить государство от религиозного экстремизма, что делают все государства, тем более те, кто принял ислам как государственную религию. Почему мы должны все вовсю распустить? Что хотят, то и делают. Кто хочет, тот сюда приезжает. Кто хочет, тот открывает мечети, именем своего отца называет. Чем эти мечети занимаются, никто не знает. Никто их не утверждает, не регистрирует. Это государство, мы должны дома у себя навести порядок. Я думаю, вы серьезно подготовитесь к этому вопросу, и мы все сделаем как надо», — сказал Нурсултан Назарбаев.

В тот же день Кайрат Лама Шариф, председатель недавно созданного Агентства по делам религий, внес законопроект в мажилис.

Изменения в закон о религии готовились давно. Но под нажимом западных правозащитных организаций их принятие откладывалось более десяти лет. Но сегодня, когда создано достаточное количество собственных правозащитных организаций, как казахстанских, так и международных (в рамках СНГ или ШОС), настало время внести изменения в религиозное законодательство. Изменения эти были ожидаемы, на них настаивала и Русская православная церковь, и многие общественные деятели и политики в Казахстане. Критика звучала в основном со стороны протестантских церквей.

Главное отличие старого и нового закона видно из названия. Прежний Закон «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», принятый 15 января 1992 года, был направлен на закрепление свободы совести. Новый закон называется «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» и направлен он на регулирование деятельности этих объединений. В первой статье старого закона сказано: «Настоящий Закон гарантирует реализацию прав граждан на свободу вероисповедания, закрепленную Конституцией Республики, а также в международных актах и соглашениях о правах человека». В новом законе о свободе совести упомянуто лишь в преамбуле.

Показательно и то, что в новом законе отдельная статья посвящена компетенции уполномоченного органа, каковым на сегодняшний день является Агентство по делам религий. Оно проводит изучение и анализ деятельности созданных на территории Республики Казахстан религиозных объединений и миссионеров, координирует деятельность местных исполнительных органов в сфере регулирования отношений по вопросам религиозной деятельности, обеспечивает проведение религиоведческих экспертиз и проверки списков граждан — инициаторов религиозных объединений, согласовывает деятельность иностранных религиозных объединений на территории республики, назначение иностранными религиозными центрами руководителей религиозных объединений в Республике Казахстан.

Некоторые равнее

В преамбуле нового закона сказано, что Казахстан гарантирует равноправие граждан Республики Казахстан независимо от их религиозных убеждений, но при этом признает историческую роль ислама ханафитского направления и православного христианства в развитии культуры и духовной жизни народа. После такого признания слова об уважении других религий, «сочетающихся с духовным наследием народа Казахстана», воспринимаются уже как требование согласовывать свои шаги с исламом и православием.

В старом законе в статье «Регистрация религиозных объединений» устанавливалось, что религиозные объединения образуются по инициативе не менее десяти совершеннолетних граждан. Новый закон содержит специальную статью под названием «Статус религиозных объединений». В ней определяется, что в Казахстане могут создаваться и действовать религиозные объединения со статусом местных, региональных и республиканских. При этом местным признается религиозное объединение, образованное по инициативе не менее пятидесяти граждан Республики Казахстан, действующее в пределах одной области. Региональным признается объединение, созданное по инициативе не менее пятисот граждан Республики Казахстан, являющихся членами двух и более местных религиозных объединений, численностью не менее двухсот пятидесяти граждан от каждой из них. Республиканским признается объединение, образованное по инициативе не менее пяти тысяч граждан Республики Казахстан, представляющих все области, города республиканского значения, столицы Республики Казахстан, численностью не менее трехсот в каждой из них, а также имеющее свои структурные подразделения (филиалы и представительства) на всей территории Республики Казахстан.

Правительство поставило наконец под контроль деятельность миссионеров в Казахстане, хотя и не включило в новый закон наиболее одиозную норму из своих предыдущих проектов — о выделении квоты на миссионерскую деятельность и распределении ее по областям. Правилам регистрации и перерегистрации миссионеров в новом законе посвящена специальная статья, последний пункт которой гласит, что осуществление миссионерской деятельности без регистрации запрещается.

Все эти нормы вызовут одобрение Русской православной церкви и Духовного управления мусульман Казахстана, которые очень нервно реагируют на прозелитизм протестантов. Правоохранительным органам Казахстана это поможет увереннее себя чувствовать в борьбе с религиозным экстремизмом. Что же касается отечественных политиков, то их больше взволновало другое — запрет на совершение намаза в госучреждениях и на специальные комнаты для молитв.

Хиджаб, экстремизм и намаз

14 сентября прошло обсуждение законопроекта в общественной палате при мажилисе. Мажилисмен и политолог Камал Бурханов начал с заявления о том, что казахская женщина никогда в хиджабе не ходила, поскольку спартанские условия кочевой жизни этого не позволяли. Потом он перешел к терактам 11 сентября, от них — к «Норд-осту», потом — к «арабской весне», провел параллели с недавними событиями в Актюбинской области и сделал вывод: «Мир сегодня вплотную подошел к такому явлению, как религиозный экстремизм, и задача государства — оградить каждого гражданина, каждого члена своего общества от угрозы экстремизма». Фактически он в развернутом виде обосновал необходимость принятия закона, который усиливал бы контролирующие функции государства, хотя запомнился всем, конечно, хиджаб, про который в законопроекте не сказано ни слова. Основатель партии «Руханият» Алтыншаш Жаганова заявила, что она бы этот закон усилила «для того, чтобы сделать мониторинг и навести наконец в Казахстане порядок». Максут Нарикбаев, лидер партии «Адилет», начал с резкого осуждения запретных мер, «особенно в вопросах прав человека». Впрочем, оказалось, что он имеет в виду совсем не то, что эксперты из ОБСЕ или «Фридом Хаус». Речь шла о запрете совершать намаз в государственных учреждениях. «Я тоже читаю намаз в своем кабинете. Так завтра что? Доносчики найдутся, обязательно найдутся. На это мы очень способные люди. И будете меня обсуждать и осуждать, что Нарикбаев читает намаз в своем кабинете?», — возмутился известный юрист и политик.

Интересно, что в тот же самый день государственный секретарь США Хиллари Клинтон представила Доклад о свободе вероисповедания в странах мира за июль-декабрь 2010 года. Глава, посвященная ситуации в Казахстане, была выдержана в целом в позитивных тонах, хотя и отмечались запретительные меры в отношении незарегистрированных религиозных объединений и миссионеров. Следующий доклад госдепа будет оценивать первое полугодие 2011 года, но уже в нем могут появиться оценки закона о религиозной деятельности и религиозных объединениях. Несложно предсказать, что эти оценки будут негативными. Но они появятся еще нескоро, а вот резкую критику казахстанских парламентариев Кайрату Лама Шарифу пришлось выслушивать весь сентябрь.

Как принимаются законы

Против «закона, запрещающего намаз», выступили несколько общественных объединений, известных своими хулиганскими выходками («Желтоксан рухы») или вообще неизвестных. Но самая жесткая критика прозвучала из уст депутата и композитора Бекболата Тлеухана, ранее прославившегося тем, что он объявил поздравление с 23 февраля покушением на независимость Казахстана, потребовал запретить показ фильма «Келин», заменить на школьных тетрадях изображение Димы Билана на портрет Мухтара Шаханова, убрать рекламные плакаты фильма «Ирония любви» и исключить из школьной программы теорию Дарвина.

Хотя его экспертная оценка закона была не такой подробной и вдумчивой, как оценка обложек школьных тетрадей, выводы музыканта были столь же пессимистичными. В запрете на совершение намаза в госучреждениях музыкант увидел будущий рост религиозного экстремизма. Депутат Нурлан Онербай, прежде служивший вместе с Бекболатом Тлеуханом в Президентском оркестре при Республиканской гвардии, поддержал своего однополчанина. «Бекболат Тлеухан является автором двадцати песен, весь народ знает и любит его», — сказал Нурлан Онербай и потребовал, чтобы председатель агентства извинился перед народом и перед депутатами «за то, что он внес определенные фрагменты в законопроект». Когда против светского государства выступают политические маргиналы вроде яйцеметателя Талгата Рыскулбекова, это служит лишним подтверждением правильности государственной политики. Когда против него выступают депутаты парламента, члены правящей партии, это уже сигнал о низкой эффективности государственного управления.

О работе недавно созданного Агентства по делам религий пока трудно судить, но его руководитель уже успел зарекомендовать себя одним из самых компетентных и эффективных представителей управленческой элиты. Законопроект был проведен через парламент ровно за один месяц — 29 сентября он был утвержден сенатом и направлен на подпись президенту.

Кайрат Лама Шариф — верующий человек, но он действует от имени и в интересах светского государства. А в светском государстве религиозные каноны и догматы не должны оказывать влияния на деятельность государственных органов и их должностных лиц. Стоит отметить, что председатель Агентства по делам религий на требования изменить закон, принести извинения и уйти в отставку реагировал спокойно и комментировал с юмором. Во-первых, у него просто не было оппонентов, равных ему по уровню компетентности в вопросах религии, в том числе и религиозных обрядов. Во-вторых, сказывалась дипломатическая школа. Но самое главное — он знал, что ветераны Президентского оркестра при Республиканской гвардии пошумят и успокоятся. Потому что песни песнями, но партийную дисциплину в «Нур Отане» пока никто не отменял. В итоге за принятие нового закона проголосовали все — и певцы, и музыканты.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности