В нашем времени и пространстве

Художник и писатель Павел Зальцман в неоконченном романе описал нечто очень важное, что ускользает от адекватного проговаривания в нас нынешних — выморочно-постсоветских

В нашем времени и пространстве

Впервые изданная книга казахстанского художника и писателя Павла Зальцмана (1912–1985) представила первую часть и план второй части исторического лишь по форме романа (годы создания 1944–1951). Книга весьма фактурна и насквозь кинематографична, ее больше видишь, чем читаешь. Да, есть сюжетная канва, есть любовные томления, много описаний азиатского существования, увиденного любопытным европейским взглядом. Есть по-восточному безжалостный правитель Ит-баш, но рядом по контрасту — и более утонченный и цивилизованный Палван-Нияз. Есть огузы, сарматы, кипчаки во всех своих бытовых проявлениях.

Возможно, такая тщательная проработка ориенталистских деталей привлечет любителей восточного колорита, но отпугнет потребителей традиционного чтива. Но не это главное по отношению к этой философской книге, которую еще предстоит открыть нам, жителям той средневековой Азии, о которой пишет Зальцман. По всей видимости, предпринимаемые сейчас в Германии, России и Франции академические попытки вписать роман в эстетику мирового модернизма, увидеть черты «магического реализма» любопытны, новаторски и важны. Хотя бы для того, чтобы мы здесь понимали, какого уровня художник жил, работал, творил в Алма-Ате в одно с нами время, но был вне любой советской реальности. И все же важно обозначить другое.

Дело даже не в тех типах правителей, которым всегда наплевать на мелких людишек. Писатель пишет о кочевниках, а думает, скорее всего, о своих современниках — хомо советикус. Дело совсем не в той фиге, которую всегда должен держать в кармане любой интеллигентствующий гуманитарий. Писалась книга втайне и явно столь же втайне держались любые сведения о ней. Мне кажется, кроме ближайших родственников и Баян Барманкуловой*, о ее существовании в Казахстане никому известно не было.

Конечно, можно долго по этому поводу вздыхать и ахать. Но книга уже здесь и сейчас, она уже с нами, но еще не в нас. Кипчаки, как замечает в послесловии Лотта Зальцман, собирательный образ социального типа, сформированного советской социальной системой. Все верно. Личность существует только в клане, так же как в советской системе человек — всегда винтик социального механизма. И все же следующий фрагмент ближе не к тем 30–40‑м годам прошлого столетия, а к нашему смутному времени: «Кипчакам не нужны пустяки — бумажные книги, но зато их много. Это важно. И они все как один. Без различий».

В этом Зальцман оказывается созвучным с идеями Нурболата Масанова о том, почему именно в Казахстане так быстро прижилась (и добавим от себя, по-прежнему процветает) советская общность. Историк пишет об этом так: «Одной из системных характеристик структуры такого общественного сознания выступает группоцентризм с самыми разными его проекциями (этноцентризм, конфессиональный, региональный, сословно-клановый эгоизм, патриархально-генеалогический нарциссизм и т.д.). Группоцентрическое же сознание уже по природе своей необъективно, оно восприимчиво только лишь к комплиментарности по поводу “своей моральной общности” (группы), но всегда агрессивно к любым, пускай и справедливым, но критическим оценкам».

Зальцман эту же мысль обозначил и развил еще в тридцатые годы. Клановый тип существования — это всегда психология обезличенной и некритичной толпы. И только в подобной клановой стадии возможны диктаторы, наслаждение для которых «возмутившегося подавить, врага победить, вырвать из корня; то, что имеет, — взять, домочадцев его заставить вопить, заставить слезы течь по их лицу и носу» (цитата из романа).

Из области вкусовых читательских пожеланий. Если у вас есть возможность, попробуйте одновременно читать Зальцмана и пусть где-то рядом (в книжном варианте, экране гаджета, не важно) будут его картины и акварели. И последнее — книгу надо читать медленно.

Зальцман П. Средняя Азия в Средние века (или Средние века в Средней Азии). — Москва: Ад Маргинем Пресс, 2018. — 472 с.

*Известный казахстанский искусствовед.



 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

На несколько банков меньше

Негативные процессы продолжают влиять на банковский бизнес: с рынка уходит еще несколько игроков, увеличилось число убыточных банков. Однако финорганизации, которые продолжают кредитную деятельность, растут

Казахстан

Сами себе финансисты

Национальный банк РК (НБК) опубликовал конъюнктурный обзор деятельности предприятий реального сектора в I квартале 2019 года. Экономика растет, но медленно

Культура

Журавль в руках

На Алаколе прошел VII республиканский фестиваль «Крылья Алаколя», развивающий событийный туризм, призванный пробудить интерес к казахстанской фауне

Экономика и финансы

Командные игроки

Государственные институты развития ищут наиболее эффективные форматы участия на важнейших рынках — венчурного капитала и жилищного строительства. От первого зависит инновационное развитие, от второго — социальная стабильность