Мягкие боевые условия

Формирование спроса на отечественное программное обеспечение госсектором казахстанской экономики — один из стимулов развития IT-отрасли РК

Мягкие боевые условия

Программа «Цифровой Казахстан» породила надежды если не на бурный, то стабильный рост отечественного IT-сектора. Логика понятна: страна цифровизируется, казахстанские IT-компании получают заказы (следовательно деньги), развиваются и растут, а отрасль становится одним из драйверов экономики. Но схема пока не заработала в полной мере. При существенной доле государства в экономике РК точкой опоры для национальных разработчиков программного обеспечения (ПО) могли бы стать именно государственные или квазигосударственные структуры, но у первых есть свои подведомственные IT-компании, а вторые в первую очередь руководствуются Законом «Об акционерных обществах», который предоставляет им право самостоятельного выбора IT-решений.

Очередной виток дискуссии — нужна ли отечественным разработчикам поддержка на уровне государственной политики и в каком виде ей быть — стимулировал объявленный нацкомпанией «КазМунайГаз» (КМГ) конкурс на создание «с нуля» системы электронного документооборота (СЭД).

Неравная борьба

Небольшое историческое отступление: много лет подряд крупные и средние казахстанские компании покупали в основном зарубежные решения. Объяснялось такое положение дел просто — денег в стране было много, доллар относительно недорогой, а предложения от отечественных разработчиков на рынке отсутствовали. На фоне возможности легко покупать ПО от международных вендоров появление на рынке казахстанских IT-продуктов становилось скорее исключением, чем правилом, поскольку приобретать и устанавливать их не спешили ни бизнес, ни государственные организации. В Казахстане приобретались преимущественно услуги. Сейчас на высоком государственном уровне наблюдается желание переломить сложившийся расклад: развитие IT-сектора признано одной из главных задач.

А теперь вернемся к объявленному КМГ конкурсу. Генеральный директор ТОО Documentolog Байжан Канафин высказал удивление его условиями: СЭД для КМГ получается очень дорогой, поскольку должна быть реализована на продуктах американской компании Microsoft, с длительным периодом внедрения, при этом требования к поставщику и команде явно ориентированы на конкретного иностранного исполнителя. Documentolog — система электронного документооборота (СЭД) — продукт казахстанский и лидер казахстанского рынка (сотни компаний-клиентов), так что оценку конкурса со стороны первого руководителя такой компании, как минимум, следует принять во внимание.

Фото: Руслан Пряников

В попытке повлиять на ситуацию с конкурсом г-н Канафин инициировал встречу представителей казахстанских IT-компаний и КМГ на площадке НПП «Атамекен». «По итогам проведенной встречи в Атамекене, а также последовавших за ними переговоров могу сказать, что многие предложения, которые мы давали к данному конкурсу, изначально были восприняты в штыки, но потом, в процессе детального обсуждения, руководство КМГ со многими из них согласилось. Немаловажную роль сыграла конструктивная позиция IT- руководства холдинга “Самрук-Казына”. С нашей стороны мы просили максимальной прозрачности при выборе СЭД и объективной оценке сравнения его функциональных возможностей и стоимости для компании. В итоге, по имеющейся у меня последней информации, КМГ будет объявлять открытый пилотный проект, в котором смогут принять участие любые отечественные компании. По результатам пилотного проекта будет принято решение по выбору поставщика. Для нас это приемлемый вариант, поскольку мы готовы доказывать на деле нашу конкурентоспособность. Даже если какое-то решение СЭД будет по каким-либо параметрам лучше нашего, мы поймем, в чем оно лучше, и будем развиваться в этом направлении», — прокомментировал итоги встречи Байжан Канафин.

Можно заподозрить г-на Канафина в отстаивании собственных интересов: Documentolog не соответствовал условиям конкурса, и упускать такого крупного заказчика, как КМГ, с бюджетом на СЭД в сотни миллионов тенге не хотелось, но объективности ради стоит отметить и тот факт, что компания Documentolog крепко стоит на ногах и без денег КМГ. А поднятая директором казахстанской компании проблема лояльности к отечественным IT-продуктам со стороны национальной компании, которая должна соблюдать государственные интересы, значительно шире, чем конкретная ситуация с конкурсом КМГ на работы по созданию СЭД.

В этом вопросе лучше без риска

Если не квазигоссектор, то министерства и ведомства теоретически могли быть заказчиками для отечественного IT-бизнеса. Но у министерств и ведомств — так опять же исторически сложилось в РК — есть дочерние компании в форме АО или РГП для решения своих локальных задач. «Дочка» Министерства финансов РК — АО «Центр Электронной Коммерции» (ЦЭК). ЦЭК имеет статус национального оператора в сфере информатизации по финансовым информационным системам и ресурсам, именно эта компания автоматизировала госзакупки и объединила их на единой площадке: один из самых известных проектов ЦЭК — интегрированная автоматизированная информационная система «е-Минфин». АО «Центр развития трудовых ресурсов» Министерства труда и социального развития занимается внедрением и развитием информационных систем социально-трудовой сферы. У МИК РК есть холдинг «Зерде» и АО «НИТ» — оператор информационно-коммуникационной инфраструктуры электронного правительства; у управления делами президента — АО «Инженерно-технический центр»; у КНБ — АО «Казимпэкс», одним из направлений деятельности которого является разработка и поставка информационных систем.

Фото: Руслан Пряников

Министерства никогда не ставили перед своими госкомпаниями задачи быть прибыльными и эффективными. Необходимости продавать свои продукты на рынке у них тоже не возникало — компании полностью финансировались из бюджета и нужны были для решения локальных задач. С другой стороны, за последнее время государство инициировало много проектов рыночного характера, которые получают конкурентное преимущество в виде их монопольного обязательного использования. Примерами здесь послужат и биржа труда enbek. kz, и проект в сфере ЖКХ «Е-Шанырак», и портал электронных закупок. Такая ситуация, по словам Байжана Канафина, возникла из традиционного подхода «результат должен быть быстрым, средства и методы не важны». Поэтому министерствам и ведомствам было быстрее и проще иметь свою компанию и делать все своими силами. Сотрудник подведомственной организации никогда не потребует детально прописанного техзадания, быстро будет исполнять устные поручения по изменению функционала информационной системы. Собеседник добавляет, что и квазигосударственные компании, предпочитающие иностранный софт отечественному, тоже понять можно: у них и задачи по цифровизации, и сроки исполнения проектов. Логично, что CIO (директора по информационным технологиям) этих компаний идут по самому простому пути и покупают продукт, который уже сейчас есть на рынке, известен и неоднократно протестирован. Но продукт дорогой, иностранный. Из соображений патриотизма топ-менеджмент не будет рисковать результатами проекта.

При существенной доле государства в экономике РК точкой опоры для национальных разработчиков ПО могли бы стать именно государственные или квазигосударственные структуры

При этом на вопрос, нужны ли протекционистские меры для казахстанской IT-отрасли, государство уже ответило «да» как минимум созданием СЭЗ ПИТ «Алатау», а теперь и Astana Hub. На прошедшем в начале февраля форуме «Цифровая повестка в эпоху глобализации 2.0» вице-премьер и министр оборонной и аэрокосмической промышленности Аскар Жумагалиев заявил: «Стартап-хаб есть, но необходим еще и потребитель. Я думаю, что государство должно стать основным потребителем той продукции, тех идей, которые сегодня генерируются в IT-сообществах».

Пас от полевого игрока

Рассуждая о будущем IT-отрасли РК, глава Documentolog предлагает государству стать потребителем продукции не только стартапов, но и действующих казахстанских IT-компаний, вытесненных иностранными игроками на обочину рынка, даже при условии, что отечественный продукт пока недотягивает по параметрам до зарубежного. Поднять его конкурентоспособность предлагается как раз совместными усилиями частного бизнеса и государственной или квазигосударственной структуры, которая выступит в роли клиента. Другими словами, Байжан Канафин предлагает точечную поддержку уже существующих казахстанских IT-продуктов: «Мое видение: нужно на нашем IT-рынке собрать 10, 15, может быть 20 продуктов, имеющих рыночный потенциал. Это те компании, которые уже научились работать, выживать, научились продавать. На этой базе создать программу IT-чемпионов, чтобы подготовить казахстанские компании к конкуренции в рыночных условиях на международном уровне, причем именно частные компании. В чем идея? Если компания квазигосударственного сектора заключает договор с отечественным производителем, то вместе с решением в процессе реализации проекта будут развиваться и компетенции частной компании. Только через проекты, через опыт вырастают коммерческие решения более конкурентного характера. А уже прокачав продукт до уровня, на котором можно конкурировать, выходить и на внутренний, и на внешний рынки».

Фото: Руслан Пряников

Условия по преференциям для лидеров отечественного софта должны быть временными, не более 5 лет, подчеркивает г-н Канафин. Компании получат деньги — и это будут не субсидии, а деньги за работу и проекты, но, что не менее важно, они получат возможность (которая одновременно является обязательством) развиваться, чтобы быстрее выйти на экспорт, вкладываться в R&D, делать более масштабные и серьезные проекты. «Особенно это актуально в связи с вступлением нашей страны в ЕАЭС и продолжающейся тесной интеграцией экономик этих стран. Если в течение следующих трех лет в Казахстане не появятся крупные отечественные игроки на IT-рынке, способные конкурировать с иностранными компаниями, можно ожидать, что наш рынок будет завоеван российскими или другими компаниями. Как, например, в банковской сфере, где Сбербанк — это уже второй по размерам банк в Казахстане», — объясняет собеседник свою позицию. Последовательность предлагаемых мер глава Documentolog изложил на своей странице в Facebook: объективно оценить существующие на сегодня казахстанские IT-продукты; выбрать наиболее конкурентоспособные и/или имеющие потенциал на местном и экспортном рынках IT-решений; разработать совместно с собственниками и менеджерами этих компаний программу развития по каждому продукту. Этот этап очень важен: программа будет включать в себя не только контрольные точки, но и обязательства по созданию через два-три года R&D-центров с университетами, а также конкретные планы по выходу на экспорт. Завершающим шагом должен стать выход компании на IPO. Байжан Канафин предлагает ежегодно оценивать результаты программы и по отчетам руководителей участвующих в проекте IT-компаний, и по отчетам компаний-клиентов. Если прогресс далек от запланированного, компания-разработчик ПО и ее продукт из программы поддержки исключаются.

Если программа поддержки отрасли будет реализована в варианте, предложенном гендиректором Documentolog, казахстанским IT-компаниям вряд ли удастся паразитировать на государственных деньгах в нерыночных условиях. Скорее, придется работать на износ, постоянно решая задачи — от концептуальных, связанных со стратегическим развитием продукта, до сугубо практических — от внедрения продукта до организации продаж и продвижения на рынке. И не надо забывать, что это только одно из озвученных предложений, но озвученных своевременно. Как подтвердила Expert Kazakhstan зампредседателя правления холдинга «Зерде» Жанат Жахметова, сейчас как раз формируется пакет предложений по импортозамещению в IT-отрасли.

Вынужденная мера

«Любые цифровые инициативы приводят к спросу на IТ-услуги и IТ-продукты. В идеале спрос должен исходить от крупных частных компаний, а роль государства — в устранении барьеров. Законы и регуляторные акты не должны быть препятствием в пользовании IТ-услугами как крупных, так и небольших компаний. Искусственно создать спрос на услуги IТ-компаний сложно, нужны регуляторные песочницы, стандарты и руководства по управлению рисками на стороне IТ-поставщиков», — такое мнение высказал старший менеджер KPMG в Казахстане Константин Аушев. Он скорее за рыночные механизмы регулирования ситуации в IT-отрасли и роль государства видит не в предоставлении преференций отечественному производителю, а в установке общих правил: как должен работать IT-рынок с точки зрения предоставления услуг, в том числе облачных, платформенных. «Это может больше увеличить спрос, чем закон об импортозамещении», — считает консалтер. Он уверен, что ситуация, когда квазигоскомпании, занимаясь разработкой, откусывают часть рынка у частного бизнеса, скоро изменится. Тенденция к последнему действительно есть: для расширения конкурентной среды правительство Казахстана намерено сократить виды деятельности для государственных и квазигосударственных компаний, это касается и сферы IT. О том, что ЦЭК впредь не будет заниматься разработкой программного обеспечения в РК с целью исключения конкуренции с отечественным IT-рынком, упоминалось в статье «В государственной разработке» (см. Expert Kazakhstan № 14, 20 августа 2018 года). Правда, в том же материале представители ЦЭК высказывали мнение, что сейчас не самое подходящее время для передачи критически важных государственных информационных систем бизнесу, отметив, что такая передача пройдет успешно при создании одинаковых как технических, так и регламентированных организационных условий для отечественного бизнеса.

Какими бы ни были меры, стимулирующие развитие рынка разработки ПО в стране, плюсы от них очевидны: они потянут за собой и создание новых рабочих мест, и усиление системы профтехобразования. Можно сравнить с сегодняшней практикой: увеличение числа грантов на технические специальности привело к снижению проходного балла, но не гарантирует увеличения числа квалифицированных специалистов. Приход отечественных компаний-разработчиков в вузы будет способствовать тому, что программы обучения будут строиться с учетом использования не только иностранного софта, но и казахстанского. Еще один однозначный плюс — деньги за ПО будут оставаться в стране. Из тех рисков, что на виду, — система преимущественного выбора казахстанского ПО может привести к снижению качества и надежности, но как раз этот риск в варианте, предложенном Байжаном Канафиным, и берет на себя государство, предусматривая определенную систему управления рисками. Прокомментировать вопрос рисков импортозамещения в сфере ПО Expert Kazakhstan предложил Microsoft и SAP, но в компаниях на вопрос не ответили.

Однозначно не стоит рассчитывать на то, что преференции для отечественных разработчиков софта позволят резко улучшить ситуацию с ПО казахстанского производства. Альтернативы продуктовым линейкам многих западных вендоров в Казахстане просто не существует и не появится не только за несколько лет, но и за несколько десятилетий. Например, АСУ ТП казахстанского производства представить сложно (да и не нужно). В то же время в определенных нишах софт казахстанского производства вполне может быть конкурентоспособен. Поэтому предложение поддержать отечественные решения, проложившие себе пусть не дорожку, а хотя бы тропинку на отечественном рынке, заслуживает внимания. Без денег развития не будет, но пока деньги уходят за пределы РК. Не будет развития — не изменится и представление топ-менеджмента компаний о казахстанском интеллектуальном продукте. И этот замкнутый круг так или иначе необходимо разорвать.

Читайте так же редакционную статью: Дело рук самих разработчиков

Статьи по теме:
Общество

Виртуал стал реальностью

Сегодня одной из прибыльных профессий в мире считается не врач, не инженер, и уж, конечно, не учитель, а блогер

Общество

Судьба артиллериста

Две книги о Пушкине, повесть на материале античной истории и один текст любовной восточной сказки — вот и все, что мы знаем об алма-атинском писателе Николае Раевском

Экономика и финансы

Укрепление слабой позиции

Чем больше в компании частных инвесторов, задающих неудобные вопросы, тем выше должна быть ее эффективность

Тема недели

Курс Токаева

Касым-Жомарт Токаев — продолжатель или реформатор? Новый президент старается оставить за собой возможность выбрать любую из двух ролей