Сиюминутная история

Для ценителей творчества Сергея Медведева значима его новая книга о самом знаковом в жизни государства

Сиюминутная история

Что имеется в виду? Мы — постсоветские читатели постсоветских республик — практически отвыкли от подобного вида литературы, точнее, нас от этого отучили. Критические эссе на самые злободневные темы конкретного времени (2014–2017 годы) и заданного пространства (Россия) — на самом деле о нас и о наших правителях, уже состоявшихся или терпеливо дожидающихся своей очереди. Поначалу книга отталкивает нарочитой злободневностью, но, оказывается, всегда возможно увидеть перманентное за конкретным и сиюминутным событием. Публицист успевает обратиться ко многому: войне в Донбассе, тесту на гомофобию, московскому Майдану, русскому ресентименту и многому другому. Историк тонко подмечает, как возвращаются традиционные формы власти и подчинения, способы тоталитарного мышления и советские фигуры речи, практики государственного распределения и ритуалы сословного общества. Все это, по всей видимости, и есть циклы расширения и сокращения государства. Российский социолог работает с теми терминами-понятиями, которые сам же и вводил в научный оборот еще в начале 1990‑х: симулякр, историческая реконструкция, и им созвучными. Все это с того периода не только не устарело, но значительно расширилось. Исходные конструкты идут еще от Мишеля Фуко и Жана Бодрияра. Но редкий случай, когда чуждое обозначение и объяснение от философа работает на конкретные и знакомые нам не понаслышке реалии. Так в мировой практике происходящее вокруг себя осмысляли только Ролан Барт и Маршалл Маклюэн. Медведев очень конкретен и язвителен одновременно. Например, в трактовке этого социолога не существует никакого Запада, никакой России и Америки и никаких абстрактных «национальных интересов», а есть сложная многоуровневая конфигурация разнонаправленных стратегий, институтов, бюрократий, корыстных умыслов и фатальных ошибок. Показательно уже само оглавление книги: Война за пространство; Война за символы; Война за тело; Война за память. В таком контексте Павленский, прибивающий части тела к брусчатке, и «бородачи» или «платочницы» — это тоже враги: они посмели распоряжаться своим «телом» без ведома всесильного государства.

Кто же этот воюющий с нами за наше же? В трактовке автора книги образ Левиафана — власти, приходящей к нам бульдозером, танком, автозаком — ключевой для понимания соседней страны. Вседозволенность власти, а в результате мы теряем те немногочисленные свободы, которые приходили и к нам тоже на изломе советской империи.

Через детали журналисту и социологу в одном лице удается обозначить самое главное в происходящем. Так, на конкретном примере, разобранном автором, стала понятна утопия friendly city. Cобянинский friendly city — такой же имитационный фасад, как сталинские и брежневские проспекты, созданные для демонстрационных целей власти. Он сделан дорого и некачественно, c запредельными ценами и откатами, с рабским трудом гастарбайтеров, с криво положенной плиткой и бордюрами и так далее. Но если бы урбанисты от московской и уже родной алматинской мэрии вспомнили о «дружелюбном городе» на окраине? Но это только риторический вопрос.

Или вот как в книге обозначен феномен Сергея Шнурова. Собственно говоря, он не революционер и не разрушитель, а расчетливый коммерсант, отлично просчитавший формат, содержание и аудиторию своих песен. А аудитория Шнура — это рыночный гегемон постсоветской России, которому хочется чувствовать себя народом по выходным. Дальше самое главное: да, ты такой (грязный, вонючий быдлан, неопрятная манерная телка), но расслабься, это нормально, ты имеешь право. В этом контексте советский Шариков и постсоветский Шнур — это действительно одно лицо. Цитата от Сергея Медведева: «Это вечное российское “имею право”, извращенная форма самоуважения и самооправдания, из которой растет фирменное российское хамство, и есть главный месседж Шнура». И он тоже выполняет при всем кажущемся радикализме полезную социально-политическую функцию: стабилизация, конформизм и принятие существующего порядка.

Лишь последнее замечание. Нельзя замолчать эту книгу, это будет всем нам дорого стоить.

Медведев С.А. Парк Крымского периода. Хроники третьего срока. — Москва: Индивидуум паблишинг, 2018. 327 с.



 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

На несколько банков меньше

Негативные процессы продолжают влиять на банковский бизнес: с рынка уходит еще несколько игроков, увеличилось число убыточных банков. Однако финорганизации, которые продолжают кредитную деятельность, растут

Казахстан

Сами себе финансисты

Национальный банк РК (НБК) опубликовал конъюнктурный обзор деятельности предприятий реального сектора в I квартале 2019 года. Экономика растет, но медленно

Культура

Журавль в руках

На Алаколе прошел VII республиканский фестиваль «Крылья Алаколя», развивающий событийный туризм, призванный пробудить интерес к казахстанской фауне

Экономика и финансы

Командные игроки

Государственные институты развития ищут наиболее эффективные форматы участия на важнейших рынках — венчурного капитала и жилищного строительства. От первого зависит инновационное развитие, от второго — социальная стабильность