Обыкновенное насилие

Редакционная статья

Обыкновенное насилие

В представлении оппозиционеров и активистов казахстанские власти развернули беспощадную кампанию против инакомыслящих и неугодных. Они считают, что суды и силовики — опора режима, работающие главным образом против борцов с режимом, а законы специально написаны так, чтобы без труда сажать за решетку фронду. Но было бы ошибочным считать, что за отлаженным репрессивным механизмом стоит злой демиург, зловещий план которого претворяют в жизнь штурмовые отряды. Оппозиционера не убедить, что 174‑ю статью придумали не для того, чтобы сажать его соратников. Но достаточно посмотреть на громкие дела последних дел, там применяются совсем другие статьи — распространение заведомо ложной информации, нарушение порядка организации митинга. Статья за возбуждение розни применяется в дополнение.

Все гораздо проще, точнее — прозаичнее. Вот есть уголовная статья 174 — за возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной и религиозной розни. В теории она, бесспорно, нужна, чтобы недоброжелатели не подтачивали основы государства, а на практике по этой статье могут привлечь чуть ли не каждого, поскольку ее можно трактовать очень широко. Есть казахстанский суд, перефразируя классику, самый загруженный суд в мире. В прошлом году судья Верховного суда говорил, что в Астане на одного служителя Фемиды приходится 45 дел в день — только успевай выносить приговоры. Может быть, поэтому судьи отдали свои полномочия вершить суд экспертам — политологам, филологам и лингвистам. Очень тяжело доказывать невиновность, если уже пришла отрицательная экспертиза. Ни свидетельские показания, ни улики, ни другие доказательства вины или невиновности не берутся в расчет, главным доводом обвинения становится экспертное заключение.

Есть соображения внутренней безопасности, есть антиэкстремистская борьба и логика бюрократии. Силовики, как и любая бюрократия, бьются за бюджеты и влияние, пополняя отчеты о проделанной работе новыми и новыми раскрытыми делами. Трудно доказать вину подсудимого в попытке организовать теракт, если следователи не нашли паролей, адресов, явок, тем более, схрон оружия. В таком случае можно посмотреть, какой след он оставил в соцсетях: что писал о религии, какие посты лайкал и размещал у себя на страничке. И вот уже готово обвинение. Подозреваемый провозглашал превосходство одной религии над другой, одного религиозного течения над другим. Интернет-пространство пока относительно новое явление, чтобы люди успели выработать правила поведения там. Практически любой эмоциональный пост может трактоваться как призыв к розни.

Так что насильственный аппарат работает не по воле злого демиурга, это всего лишь череда абсурдов с драматическим финалом, как в фильмах братьев Коэн. Судя по официальной статистике, абсурд уже принял угрожающие формы: в 2009 году всего 16 уголовных дел, возбужденных по статье 174, были направлены в суд, в 2018‑м — уже 120.

Хороший повод для критики со стороны международной общественности. Но устойчивость политического режима обеспечивается не зарубежными правозащитными организациями, а общественным мнением внутри страны. Чем больше будет уголовных дел по 174‑й статье, тем больше общественное мнение будет подвергать сомнению действующий политический режим. И из статьи, призванной защищать государственность, она может превратиться в спусковой механизм для народных волнений. Тут важна критическая масса, которая будет накапливаться, если репрессивная машина продолжит работать как газонокосилка без садовника.

Статьи по теме:
Тема недели

Поделись и властвуй

Государству придется принимать более активное участие в росте реальных доходов населения: не только через социальные трансферты, но и за счет изменения регулирования бизнеса

Казахстанский бизнес

Серьезный молочник

Секрет успеха агробизнеса Зенченко — приверженность семейному ремеслу, комплиментарные отношения с государством, установка на развитие территорий присутствия и человеческого капитала

Экономика и финансы

Дорогая низкая инфляция

Депозитный аукцион эффективнее связывает избыточную ликвидность. Возможно, именно поэтому он менее популярен по сравнению с краткосрочными нотами Нацбанка

Спецвыпуск

Ставка на тех, кто смог

Несмотря на девять лет индустриализации, доля сырьевого экспорта по-прежнему высока. Чтобы переломить ситуацию, принята новая концепция индустриальной стратегии. Теперь фокус господдержки будет направлен на успешные компании