Шесть венесуэльских уроков

Успех переворота в Венесуэле — вопрос времени

Шесть венесуэльских уроков

 Главу Национальной ассамблеи Венесуэлы Хуана Гуайдо признали временным президентом Венесуэлы США, Канада и ряд латиноамериканских государств; такое же решение принял Европарламент. Действующего президента Николаса Мадуро поддерживают Россия, Китай, Турция, Иран, Мексика и Куба. Точку в политическом кризисе должна поставить армия, руководство которой пока за Мадуро, но Гуайдо не теряет надежды переманить генералов на свою сторону.

События в Венесуэле в очередной раз напомнили о том, что все петростейты похожи — больные голландской болезнью, уязвимые к изменению мировых цен, авторитарные. А значит, то, что произошло в Венесуэле, может повториться (с вариациями) где-то еще. В этом материале приводится несколько уроков, которые могут извлечь власти стран с похожим типом экономических и политических институтов.

Урок №1: победа на выборах — не гарантия для авторитарного лидера. В мае минувшего года Мадуро был переизбран президентом во второй раз. На первый пятилетний срок Мадуро (2013–2018 годы) пришелся усиливающийся с каждым годом экономический кризис, ставший результатом популистской политики его предшественника Уго Чавеса. Мадуро, продолжателя чавизма, еще при первой инаугурации встретили протестами, однако бывшему шоферу и профсоюзному лидеру удалось удержаться у власти. На майских выборах-2018 он получил 68% голосов избирателей при рекордно низкой явке. Конкурент Мадуро Анри Фалькон отказался признавать выборы легитимными еще до объявления итогов. Решительное выступление оппозиция приберегла на инаугурацию Мадуро в январе этого года: в итоге избранного президента низложил парламент.

Урок №2: нельзя позволять кому-либо хозяйничать в парламенте. Диктаторы могут пользоваться поддержкой представительных органов, но не любят, когда парламентарии ведут себя независимо. Хороший парламент — управляемый парламент, депутаты которого не то что боятся выступать с критикой президента, но даже назначенным им министрам не задают неудобные вопросы. Мадуро не смог подчинить Национальную ассамблею Венесуэлы, и теперь ее председатель рассматривается другими государствами как вполне легитимный лидер страны.

Урок №3: не портить отношения с великими державами и соседями. Антиамериканская риторика Чавеса и Мадуро когда-нибудь должна была сыграть с ними плохую шутку. Около 40% экспорта и 30% импорта Венесуэлы приходится на Штаты, и этого, не принимая во внимание центральную роль Америки в мировой финансовой системе, уже достаточно, чтобы говорить о высокой зависимости одной страны от другой. Однако и Чавес, и Мадуро надеялись сбалансировать американское давление за счет дружбы с Россией и Китаем.

Американцев это, похоже, только раззадорило, и они всерьез решили покончить с чавизмом в отдельно взятой стране: иначе объяснить их активнейшую поддержку Гуайдо невозможно. Президент США Дональд Трамп сразу же после самопровозглашения Гуайдо признал его временным президентом, а Госдеп США передал главе Нацсобрания Венесуэлы контроль над счетами нацкомпаний в американских банках. Кроме того, Мадуро создал кучу проблем и испортил отношения с большинством соседей: Колумбия, Бразилия, Аргентина и еще десяток латиноамериканских стран в числе первых признали Гуайдо новым лидером страны.

Урок №4: рентная экономика — неустойчивая модель. Экономическая модель чавистов — перераспределение нефтяной ренты — появилась в эпоху растущих цен. По состоянию на 2015 год нулевой дефицит бюджета складывался при цене 117 долларов за баррель — после 2008 года уровень недостижимый. В экспортной выручке доля нефти — 98%. Поэтому, когда цены на нефть упали в три раза, экономику страны начало затягивать в воронку кризиса, на каждом новом витке которой ускорялись инфляция (по итогам 2018‑го — 1 700 000%) и темпы сжатия ВВП. В ноябре 2017 года Венесуэла объявила дефолт. В стране происходит гуманитарная катастрофа, ее покидают миллионы беженцев.

Урок №5: национализировать активы вредно. Эксперименты с национализацией нефтяной промышленности начались задолго до эпохи развитого чавизма. К началу 1970‑х Венесуэла добывала около 3,0–3,5 млн баррелей в сутки. В 1976 году президент Карлос Перес на фоне высоких цен решил повысить доходы от сектора и вытеснить западные компании из нефтедобычи (на американские Creole Petroleum, Gulf Oil и голландско-британскую Shell приходилось до 80% производства черного золота), национализировал отрасль и передал активы национальной нефтяной компании PDVSA.

Проблема венесуэльских (и не только их) социалистов проста: пока они осваивали технологии передела имущества, капиталисты преуспевали в технологиях добычи нефти. Когда в 1980‑х цены рухнули, пришлось вновь приглашать иностранцев. К моменту прихода к власти Чавеса в Венесуэле вернулись к производству около 3,5 млн баррелей, примерно на таком же уровне добыча удерживалась до середины первого десятилетия XXI века, пока Чавес не прибег к старой схеме.

После национализации (выкуплены контрольные пакеты в СП) добыча год за годом падала, и сейчас находится на уровне 1,5 млн баррелей в сутки (2018‑й). Поскольку в развитие новых активов не инвестируют, ожидается сокращение добычи до 1 млн. Речь идет уже не о перераспределении сверхдоходов, а спасении отрасли в стране, находящейся на 1‑м месте по доказанным запасам нефти. Поэтому власти Венесуэлы в очень скором времени вновь пойдут на приватизацию нефтегазового сектора.

Мадуро совершил все ошибки, какие только можно, но в одном он оказался прав: президент кормил силовиков лучше, чем остальных. И это урок №6. Зарплата в армии и полиции при Мадуро была выше средней по стране до того, как Венесуэла утонула в гиперинфляции, а сейчас армия и полиция имеет приоритетное право на снабжение дефицитом — им нынче в этой латиноамериканской стране является даже туалетная бумага. Любой диктатор понимает, что силовой блок работает либо на него, либо против. Поэтому полицейских и военных чавистский режим, сам когда-то выросший из армейского камуфляжа, будет усиленно кормить до последней возможности. Однако без усиленной помощи извне этой «последней возможности» Мадуро ждать осталось недолго.

 

Статьи по теме:
Культура

Вкус традиции

Роман о традиционной казахской музыке и мифологической картине мира, исчезающих под натиском цивилизации, издан на шести языках

Казахстан

“Батыс” занял на стройку

Займ в почти 15 млрд тенге “Батыс транзит” привлек под проект ГЧП у Евразийского банка развития

Наука и технологии

Научный край

Профессиональное научное сообщество РК ждет реформ, которые изменят систему финансирования науки

Экономика и финансы

Дорогая валюта нам не дорога

Стабильно высокий курс иностранной валюты по отношению к тенге противостоит долларизации