Назад — в рынок

Пока контуры пенсионной накопительной системы с участием частных управляющих компаний намечены только пунктиром, но переговоры финрегулятора и участников рынка уже перешли в практическую плоскость

Продолжение темы передачи пенсионных активов в управление частным компаниям — в интервью председателя совета Ассоциации финансистов Казахстана Елены Бахмутовой.

Дождаться вкладчика

— Елена Леонидовна, почему, на ваш взгляд, финрегулятор до сих не определился с вопросом передачи пенсионных активов в частные управляющие компании, ведь впервые об этом заговорили еще в 2015 году. В 2017‑м Национальный банк даже сделал презентацию со схемой участников пенсионного рынка, но решение так и не принято.

— Национальный банк с самого начала предлагал, чтобы вкладчик самостоятельно выбирал частную управляющую компанию, тогда как участники рынка склонялись к мандатной системе. Она подразумевает, что сам управляющий (сегодня это Национальный банк) будет передавать часть пенсионных активов в управление профессиональным управляющим компаниям. Эта дилемма до сих пор не решена. Нацбанк по-прежнему настаивает на том, чтобы использовалась модель, при которой вкладчик принимает осознанное решение о переходе в частную управляющую компанию. Для реализации этой модели необходимо принять изменения в Закон «О пенсионном обеспечении».

— Предложение регулятора по сути возвращает нас к самому началу действия накопительной пенсионной системы. Управляющим компаниям, как когда-то НПФ, нужно чем-то привлечь вкладчиков, вести рекламные кампании и так далее…

— Это также одна из причин, почему рынок предлагает мандатную систему, то есть передачу в управление сразу большого объема активов. Каким образом компания должна подтвердить свою состоятельность, это уж вопрос регулятора в лице Национального банка, который в другой своей ипостаси является еще и управляющим пенсионными активами. В частности, Нацбанк может установить требования к профессиональной УК, аналогичные тем, что уже установлены по отношению к компании, которой передана часть пенсионных активов, я имею в виду Aviva Investors. То есть опыт работы не менее 10 лет, подтвержденная сумма в управлении не меньше 25 миллиардов долларов в эквиваленте, подтвержденный опыт работы с конкретным индексом — не менее одного года. Конечно, важна история управления накоплениями, важен опыт работы, но главный вопрос — это бенчмарк. Компания управляет активами в соответствии с индексом, то есть это набор инструментов на внешнем рынке, в котором есть понятная доходность, и компания результаты своей деятельность постоянно сверяет с этим бенчмарком. Это лучший показатель качества управления: если УК работает хуже бенчмарка, значит она работает плохо, если наравне или выше, то адекватно. Я считаю, это принципиальный момент, по которому стоило бы вести дискуссии.

— Насколько я знаю, Нацбанк настаивает на том, чтобы передавать пенсионные активы в управление не существующим на рынке компаниям, а вновь созданным. О каком опыте или истории управления в таком случае может идти речь?

— Сейчас у нас есть компании, имеющие лицензию на управление инвестиционным портфелем. Национальный банк считает, что управление пенсионными активами должно быть эксклюзивным видом деятельности, на которую нужно получать отдельную лицензию. Тем не менее, нужно будет учитывать опыт управления, понятно, что не пенсионными активами, так как этот вид деятельности сегодня не существует, но опыт работы в области инвестиционного управления. Также идет спор по размеру капитала, которым должна обладать компания по управлению пенсионными активами. Мне кажется, это вопрос обсуждаемый. Для банков сегодня установлен минимальный размер собственного капитала в объеме 10 миллиардов тенге. Разумно, чтобы для управляющих компаний он был меньше. Второй момент — коэффициент достаточности капитала, но он будет зависеть от суммы пенсионных активов в управлении. И здесь мы вновь возвращаемся к предлагаемой Нацбанком модели, при которой вкладчик самостоятельно выбирает УК. Если мы будем полностью полагаться на выбор вкладчика, то с учетом большой инерционной составляющей населения в лучшем случае около четверти вкладчиков перейдет в частные управляющие компании года через два после запуска этой системы. При мандатной форме это можно было бы сделать быстрее. При этом Национальный банк считает, что управляющая компания может начать функционировать только после того, как к ней перейдет некая минимальная сумма пенсионных активов. Я думаю, это очень непростой момент, и надеюсь, что удастся договориться с регулятором. Потому что это порождает массу технических сложностей: как можно привлекать вкладчиков, не имея лицензии; лицензия должна быть уже дана. Если в силу различных обстоятельств не перейдет достаточная сумма пенсионных активов, то, что же, возвращать эти активы в ЕНПФ? Все это создает очень большую неопределенность, и, учитывая щепетильность этой темы, я думаю, слишком частое употребление сослагательного наклонения здесь неуместно. Все должно быть четко и понятно. Подчеркну, что все вопросы обсуждаются, идут дискуссии с Национальным банком, отрадно, что они перешли в практическую плоскость. Но регулятор все же настаивает на том, что это должен быть выбор вкладчика.

Для банков сегодня установлен минимальный размер собственного капитала в объеме 10 миллиардов тенге. Разумно, чтобы для управляющих компаний он был меньше

Оживление рынка ценных бумаг

— Очень важный вопрос: есть ли на нашем фондовом рынке высокодоходные инструменты, куда можно вкладывать пенсионные активы, иначе зачем вкладчику вообще переходить в частную управляющую компанию?

— На мой взгляд, это связанные вещи. Будет спрос, будет и предложение. Сейчас мало кто выходит на рынок, потому что на нем нет достаточной ликвидности. Небольшие компании, те же банки, рады были бы выпустить облигации, но кто их купит? Квазигоссектор предпочитает размещать свободные средства в депозиты, текущие счета, а не в ценные бумаги. Сами компании также не выпускаются, как я говорила, из-за дефицита ликвидности. Если на рынок ценных бумаг придут пенсионные деньги, увеличится количество эмитентов из нефинансового сектора. Недавнее IPO «Казатомпрома» — очень хороший знак, ожидаются и дальнейшие выпуски долевых бумаг, то есть акций «голубых фишек». Это сигнал, что на рынке будет привлекаться акционерный капитал и другими компаниями. Если мы говорим о пенсионных активах, приобретение акций не очень понятных публичных компаний — не лучшее инвестиционное решение, эти бумаги должны сначала пройти апробацию рынком, но облигации можно купить и на пенсионные деньги.

— Активы будут передаваться в управляющую компанию портфелем ценных бумаг или деньгами?

— Все будет передаваться деньгами, и Нацбанк защищает эту позицию. Это очень важно для рынка: появится свободная наличность, которая будет направлена на покупку новых бумаг. И еще, управляющие компании могут торговать не только с другими участниками рынка, но и между собой.

— Но не возникнет ли проблем с наличными деньгами у ЕНПФ, ведь достаточно трудно сразу обернуть инструменты в наличность?

— Конечно, потребуется время для того, чтобы продать ценные бумаги, но никто и не предполагает, что за год все вкладчики определятся с выбором и перейдут в управляющие компании. Это будет постепенный процесс, к тому же у ЕНПФ ежемесячно появляется достаточно ликвидности от поступления пенсионных взносов, и фонд может передавать накопления деньгами. Еще один момент: сейчас обсуждается вопрос о том, что у каждой управляющей компании будет своя условная пенсионная единица. Но это предмет регулирования. В свое время пенсионная система регулировалась двумя десятками нормативных документов, часть из них действует по отношению к Единому накопительному фонду, но часть все же придется вернуть или разработать заново.

Ориентируемся на доходность

— Насколько известно, у Нацбанка и рынка существуют разногласия по основным требованиям к управляющим компаниям: размеру активов, собственного капитала и так далее. Как они решаются?

— И размер капитала, и нормативы по достаточности капитала, и активы в управлении — это все предмет дискуссий. На мой взгляд, основной вопрос, который действительно требует обсуждения, какую доходность должны показывать эти компании.

Может быть, устанавливать бенчмарк, отталкиваясь от базовой ставки, не очень разумно; сравнивать с инфляцией — слишком прямолинейно; можно было бы взять за основу среднюю доходность по рынку, но бенчмарк установить в любом случае необходимо. Это вопрос принципиальный, и по нему регулятор и участники рынка должны достичь консенсуса. Но пока он открыт.

— Даже не обсуждается?

— Нет, он обсуждается, но, я думаю, представляет самую большую сложность. Предложений было много, но ни одно не дошло до логического завершения. Напомню, раньше существовал такой механизм: высчитывалась средняя доходность по системе за пять лет, минимальным пределом доходности считалось 75 процентов от этой суммы, если управляющая компания не смогла обеспечить этот уровень, она восполняла недополученный доход за счет собственного капитала. Управляющая компания должна была обладать достаточным капиталом, чтобы ответить по своим обязательствам. На этом строилось регулирование. Сейчас нужно определить бенчмарк по доходности и установить, должна ли будет УК отвечать собственным капиталом за недополученный доход.

— Кроме установления бенчмарка, что еще вы считаете обязательным для новой системы?

— Я думаю, при передаче активов в частные управляющие компании нужно будет сохранить то положительное, что мы получили при объединении пенсионных активов. Во-первых, снижение комиссионного вознаграждения. И второй, очень позитивный момент, это то, что все финансовые инструменты в портфеле ЕНПФ оцениваются по единой стоимости. Поскольку ЕНПФ сохранит свою функцию учета и ведения пенсионной условной единицы, фонд должен обеспечить единую рыночную оценку инструментов. Один и тот же инструмент может по-разному стоить в портфелях разных инвесторов: в зависимости от даты приобретения, срока погашения, от того, куда он отнесен — в портфель до погашения или для продажи и так далее. Эти уроки должны быть усвоены и в будущем, и все инструменты, которые будут приобретены частными управляющими компаниями, локальные или внешние, должны учитываться по единой рыночной оценке.

— Когда все-таки ждать запуска этой системы — через год, через два?..

— Национальный банк как будто уже готов, во всяком случае такие заявления звучали. Принципиальных разногласий у регулятора и рынка нет — уже перешли к обсуждению практических вопросов. Соответствующий законопроект Нацбанком, как я понимаю, разработан, и надеюсь, что в наступившем году он будет предложен к обсуждению и внесен в парламент. Если проект будет принят, то наиболее реальный срок начала действия закона — 2020 год. Но это в том случае, если будет принято решение о передаче активов на основании выбора вкладчика, если регулятор согласится, может быть, в пилотном режиме на мандатную модель, это можно сделать уже в 2019 году.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Год в минус

На фоне сокращения производства и заморозки тарифов инвестпривлекательность электроэнергетики снижается

Спецвыпуск

«Зеленый» Костомар

Преимущественно угольная энергетика Казахстана в последние годы начинает меняться

Спецвыпуск

Обзор годовых отчетов-2019: новые вызовы

Требования к раскрытию информации растут по всему миру. И главным вызовом для казахстанских компаний становится отчетность по факторам ESG

Спецвыпуск

Айдабульский градус

Отечественного производителя алкоголя сдерживают высокие цены на энергоносители