Новый разворот

Намного легче было пять лет назад закрыть частные пенсионные фонды, чем сегодня вернуть пенсионную систему в конкурентную среду

Новый разворот

Передача пенсионных активов в управление частным компаниям затянулась. Еще осенью 2015 года в своем послании народу Казахстана президент Нурсултан Назарбаев дал поручение вывести пенсионные активы (ПА) из-под контроля Национального банка (НБК) и передать их частным управляющим компаниям. Ожидалось, что в конкурентную среду пенсионные активы перейдут уже в 2016 году, но этого не произошло. Весной 2017‑го НБК совместно с Единым накопительным пенсионным фондом (ЕНПФ) презентовал проект модернизации накопительной пенсионной системы (НПС).

Передать, но не упускать

Проект предполагал участие в НПС компаний по управлению пенсионными активами (КУПА) и частных управляющих компаний (ЧУК). Слияние пенсионных активов из десяти накопительных пенсионных фондов в государственный ЕНПФ в 2013 году вызвало много критики, в том числе за то, что вкладчик при этом лишился права выбора управляющей компании (УК) и инвестиционной стратегии. Представленный проект возвращал право выбора УК. И не только. Предполагалось, что можно будет перевести свои накопления в страховую компанию при достижении определенного возраста, а при «сверхдостаточных» накоплениях избыточную сумму передать ЧУК, которая будет инвестировать средства по индивидуальным стратегиям, и, что важно, инвестдоходом вкладчик сможет пользоваться до достижения пенсионного возраста.

По проекту ЕНПФ оставался оператором всех финансовых и информационных потоков, а Нацбанк — управляющим по умолчанию, то есть должен инвестировать средства тех вкладчиков, которые не определятся с выбором УК. Схема примерно такая же, как при запуске накопительной пенсионной системы в 1998 году: тогда функции учетного органа, через который шли все пенсионные взносы, выполнял ГЦВП, а фондом по умолчанию назначили ГНПФ, то есть Государственный накопительный пенсионный фонд, кстати, ЕНПФ стал его преемником.

Уже начался 2019 год, проект двухгодичной давности как-то подзабылся, и мы, возможно, о нем бы не вспомнили, если бы в свое время об этом не писали (см. expertonline.kz/a14867).

В послании-2015 наряду с ЕНПФ президент упомянул и Фонд проблемных кредитов (ФПК). «Надо устранить имеющиеся у Национального банка институциональные дефекты. Из-под его контроля надо вывести Единый пенсионный фонд, Фонд проблемных кредитов и другие финансовые институты. Надо банку заниматься своим делом», — сказал Нурсултан Назарбаев. ФПК был передан правительству уже в 2017 году.

Причины вывода обоих институтов (ЕНПФ и ФПК) из-под контроля Национального банка — в конфликте интересов: НБК выступает как регулятор, то есть устанавливает правила игры на финансовом рынке, в данном случае и для себя самого, и одновременно осуществляет контроль и надзор за выполнением этих правил. ФПК еще в 2017 году был передан правительству. Это пример того, насколько быстро решаются вопросы, если государство в этом заинтересовано.

Вряд ли то же самое произойдет с пенсионным фондом. Строго говоря, ЕНПФ с самого начала был стопроцентной «дочкой» правительства, при этом госпакет акций находится в доверительном управлении Нацбанка и, скорее всего, там и останется. Речь все же идет о включении в накопительную пенсионную систему частных игроков и передаче им в управление пенсионных активов.

Перед Нацбанком стоит сложная задача. О роли ФПК и активах, в нем сосредоточенных, мало кто информирован, и большей части населения безразлично, кому фонд принадлежит и кто им управляет. Другое дело — пенсионные накопления: вкладчики, отчисляющие 10% со своих доходов на индивидуальные пенсионные счета, заинтересованы в том, чтобы деньги были в целости и сохранности до их выхода на пенсию. Не случайно передача ПА во внешнее управление компании Aviva Investors активно обсуждалась и в социальных сетях, и в парламенте: Нацбанку пришлось отвечать на депутатский запрос «касательно принципов механизма выбора внешнего управляющего пенсионными активами».

На прошедшем в декабре круглом столе, посвященном 20‑летию НПС, известный экономист Петр Своик передачу пенсионных накоплений зарубежным компаниям назвал преступлением.

Нужно также помнить о том, что решение о слиянии пенсионных активов в ЕНПФ сопровождалось громкими разоблачениями частных накопительных пенсионных фондов. НПФ в чем только не обвиняли, больше всего в использовании мошеннических схем при инвестировании ПА и низкой доходности инвестиций. Так что в глазах казахстанцев репутация НПФ, а именно с ними будут ассоциировать частные управляющие компании, сильно подмочена. Разворот на 180 градусов через пять лет после проведения той реформы требует объяснений. И не надо забывать, что сказал президент, заявляя в начале 2018 года о возможном слиянии ЕНПФ и Нацфонда по примеру Норвегии: «Может быть, мы тоже пойдем по этому пути. Но контроль за этими деньгами государству нельзя упускать, это я понял. Все равно в любом случае государство отвечает за пенсии».

Два плюса, минус фондовый рынок

Одним словом, Нацбанку предстоит вернуться на 20 лет назад и начать все сначала: перейти от системы с единым пенсионным фондом к системе с многими участниками, но на других условиях. Конечно, не может не возникнуть вопрос, зачем это нужно. Чтобы на него ответить, следует понять, в чем преимущества и недостатки слияния пенсионных активов.

Председатель совета Ассоциации финансистов Казахстана Елена Бахмутова видит только две положительные стороны объединения пенсионных активов в ЕНПФ: во-первых, снижение комиссионного вознаграждения, во-вторых, оценка всех инструментов в инвестпортфеле фонда по единой стоимости (см. «Назад — в рынок»). Что касается инвестиционного дохода, то цифры выше, чем при прежней системе, но и здесь не все однозначно, хотя низкая доходность ниже накопленной инфляции, получаемая НПФ, была одной из причин объединения ПА.

Фото: Азиз Мамиров

Согласно статистике НБК в январе 2013 года средневзвешенный коэффициент номинального дохода (К2) по умеренному портфелю за 12 месяцев составил 4%, по консервативному — 1,75 при инфляции за тот же период 6%. (Мы взяли данные на начало 2013 года, так как это был последний год работы частных НПФ. В июне 2013 года были приняты изменения в Закон о пенсионном обеспечении, согласно которым был создан ЕНПФ.)

Разумеется, такие результаты работы не могли удовлетворить ни будущих пенсионеров, ни руководство страны: государство гарантирует сохранность пенсионных накоплений в размере фактически уплаченных пенсионных взносов, плюс инфляция на момент выхода на пенсию. При низкой инвестдоходности расходы на доплаты вкладчикам пенсионных фондов, достигшим пенсионного возраста, увеличивают нагрузку на госбюджет, причем расходы на эти цели будут только расти.

Как можно видеть на графике 1, ЕНПФ получает доходность выше инфляции, причем тренд восходящий, но в основном благодаря Нацбанку и статистике — инфляция снижается. Отметим, что для НПФ был установлен норматив по доходности: если полученный доход ниже средневзвешенного коэффициента по системе, то фонд должен был компенсировать недополученный доход за счет собственного капитала. Для ЕНПФ такие требования отменены. На сайте НБК, где опубликована статистика по доходности пенсионных фондов (по март 2014 года), говорится, что для ЕНПФ «не установлены обязательные для соблюдения пруденциальные нормативы». Сведения по инвестдоходу публикует сам ЕНПФ в отчетах по инвестиционной деятельности. Оценивать результаты работы фонда можно только по отношению к инфляции и еще, может быть, к базовой ставке Нацбанка. В ноябре 2018 года ЕНПФ показал доходность как раз на уровне текущей БС (9,25%).

ЕНПФ получает доходность выше инфляции, причем тренд восходящий, но в основном благодаря Нацбанку и статистике инфляция снижается

Эффективна ли деятельность ЕНПФ, трудно сказать: сравнить результаты не с чем — нет других рыночных игроков. Передача ПА профессиональным УК должна вернуть на рынок конкуренцию.

Еще один минус объединения пенсионных активов и создания единого пенсионного фонда — негативное влияние на фондовый рынок. Накопительная пенсионная система и рынок ценных бумаг связаны, как сообщающиеся сосуды. Изначально подразумевалось, что присутствие мощного институционального инвестора в лице пенсионных фондов подтолкнет развитие РЦБ, пенсионные деньги с высокой доходностью будут вкладываться в проекты на территории Казахстана, что, в свою очередь, положительно скажется на экономике. Предполагалось создать рынок финансирования бизнеса, альтернативный банковскому кредитованию.

Кризис 2008 года поставил крест на всех этих ожиданиях: дефолты по обязательствам и последующее банкротство многих эмитентов, в чьи облигации были вложены пенсионные деньги, пробили брешь в пенсионных накоплениях. После объединения пенсионных активов ЕНПФ списал с пенсионных счетов в общей сложности около 100 млрд тенге. Надежность, а не доходность стала главным требованием при принятии инвестиционных решений. Из слогана «сохранить и приумножить», принятого пенсионными фондами, как-то само собой ушло второе слово. По меткому определению президента ОФ «Центр социальных и политических исследований “Стратегия”» Гульмиры Илеуовой, это политика «надежной бедности». В 2017 году, по данным ЕНПФ, средний коэффициент замещения получателей НПС составил 43% с учетом базовой и солидарной пенсий. По рекомендации МОТ, коэффициент замещения утраченного заработка должен составлять не менее 40%. Пока Казахстан рекомендацию выполняет. Но к 2040 году солидарный компонент перестанет действовать, поэтому люди, которые выйдут на пенсию в 2042 году (1979 года рождения), смогут рассчитывать только на те деньги, которые они накопили, и тогда актуализируется (наряду со многими другими) вопрос о приумножении пенсионных накоплений.

Уровень доступа к деньгам

Инвестиционная декларация ЕНПФ жестко ограничивает и регламентирует приобретение финансовых инструментов за счет ПА. Самый крупный должник фонда — государство. В ЦБ Минфина и ноты Нацбанка вложено около 46% пенсионных денег. В последнее время в инвестпортфеле ЕНПФ выросла доля госбумаг развитых и развивающихся стран (график 2). После ослабления курса тенге в 2015 году было принято решение нарастить долю инструментов в иностранной валюте. Инвестдекларацией разрешено вкладывать до 50% ПА в зарубежные бумаги. По итогам ноября 2018 года на инструменты, номинированные в доллары, приходится 30% портфеля. Сюда входят не только иностранные бумаги, но и еврооблигации, выпущенные казахстанскими эмитентами, валютные депозиты.

Из слогана «сохранить и приумножить», принятого пенсионными фондами, как-то само собой ушло второе слово

Многие специалисты высокую долю ГЦБ в портфеле ЕНПФ объясняют тем, что больше покупать нечего — на рынке дефицит надежных бумаг. Добавим: а у государства большой бюджетный дефицит, который не покрывают даже трансферты из Национального фонда. Пенсионный карман, особенно с тех пор, как десяток непредсказуемых игроков заменил один лояльный, стал чем-то вроде еще одного источника пополнения государственного бюджета.

Решения о вложении пенсионных денег принимаются исходя не из ожидаемой эффективности инвестиций, а из государственной целесообразности. Целесообразно поддерживать банковское кредитование экономики — и в августе 2018 года было принято решение о выделении 200 млрд из ЕНПФ на облигационную программу БВУ. Позже в своем послании народу Казахстана президент дал поручение направить 600 млрд тенге на доступное кредитование приоритетных проектов. Часть этой суммы — говорилось о 300 млрд тенге — предполагалось профинансировать за счет ПА.

По словам управляющего директора АФК Ерлана Бурабаева, ЕНПФ и фонд соцстрахования в последние годы стали основными кредиторами бюджета. Государство занимает и затем финансирует экономику. Это своего рода госкапитализм, считает эксперт. «Плохо это или хорошо? Это спорный момент. Мы считаем, что пенсионные деньги должны инвестироваться во внутреннюю экономику, и лучше — через фондовый рынок. Это основа роста экономики любой страны, — заявил он в своем выступлении на круглом столе по поводу 20‑летия НПС. — Мы постоянно говорим, что некуда инвестировать, но такая ситуация существует всегда и везде. Достойные эмитенты, безусловно, должны привлекать эти деньги».

По его мнению, нужно увеличивать долю не долгового, а долевого финансирования, инвестировать в венчурные проекты. «Если из десяти таких проектов выстрелят даже два-три, все вложения окупятся», — уверен г-н Бурабаев.

Пенсионный карман, особенно с тех пор, как десяток непредсказуемых игроков заменил один лояльный, стал чем-то вроде еще одного источника пополнения государственного бюджета

Как мы уже отмечали, инвестиции за счет пенсионных активов строго регламентированы. Доля казахстанских негосударственных ЦБ казахстанских эмитентов в портфеле ЕНПФ традиционно составляет порядка 25%. Совокупные инвестиции НПФ в эти инструменты, например, в начале 2008 года превышали 46%, но в 2013‑м уменьшились до 25%. Получить пенсионные деньги частным компаниям, не банкам, очень трудно. В корпоративные облигации негосударственных эмитентов РК на 1 декабря 2018 года было вложено всего 0,58% ПА. В акции и депозитарные расписки компаний РК, а это и банки, и квазигосы — менее 2,5%.

По мандату или по выбору?

Нацбанк не отказался от идеи привлечения частных компаний к управлению пенсионными активами. «На сегодняшний день основные направления концепции Национального банка РК по реформированию системы управления пенсионными активами обсуждаются с заинтересованными сторонами. После выработки по указанному вопросу единой позиции у всех заинтересованных сторон Национальным банком будут разработаны законодательные поправки и направлены на согласование в заинтересованные государственные органы для их последующей реализации», — ответили на запрос Expert Kazakhstan в управлении по защите прав потребителей финансовых услуг и внешних коммуникаций НБК.

По словам Ерлана Бурабаева, на площадке АФК обсуждаются такие вопросы, как размер капитала, которым должна обладать управляющая компания, ответственность УК, бенчмарк. Но основной предмет дискуссии — модель будущей системы. Профессиональные участники рынка предлагают мандатную систему, которая подразумевает управление определенной суммой активов (объем мандата). Нацбанк настаивает на своей концепции, согласно которой «вкладчику будет предоставлена возможность передачи пенсионных накоплений в управление частным управляющим компаниям».

То есть сначала нужно будет создать компанию по управлению пенсионными активами (КУПА), капитализировать ее, закупить оборудование, набрать штат, провести рекламную кампанию… и ждать вкладчиков с деньгами, чтобы получить лицензию. «Для получения соответствующей лицензии на управление пенсионными активами к компаниям будут предъявляться высокие требования (достаточность собственного капитала, система управления рисками и внутреннего контроля, наличие квалифицированных сотрудников с соответствующим опытом работы и так далее). При этом участвовать в управлении пенсионными активами смогут все управляющие компании, соответствующие предъявляемым требованиям», — проинформировали нас в НБК.

Отметим, что существующие инвестиционные компании не смогут управлять пенсионными активами — нужно будет создавать отдельную компанию. Как раз модель, основанная на выборе вкладчика, как предлагает НБК, вызывает больше всего споров. «Мы потратимся на капитал, дополнительный штат, на рекламу и не наберем портфель. Нацбанк нам откажет в выдаче лицензии, так как у нас нет вкладчиков», — так обозначил проблемы профессиональный управляющий, ответивший на наши вопросы на условиях анонимности.

Читайте так же редакционную статью: Мы опять сделаем вам хорошо

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Год в минус

На фоне сокращения производства и заморозки тарифов инвестпривлекательность электроэнергетики снижается

Спецвыпуск

«Зеленый» Костомар

Преимущественно угольная энергетика Казахстана в последние годы начинает меняться

Спецвыпуск

Обзор годовых отчетов-2019: новые вызовы

Требования к раскрытию информации растут по всему миру. И главным вызовом для казахстанских компаний становится отчетность по факторам ESG

Спецвыпуск

Айдабульский градус

Отечественного производителя алкоголя сдерживают высокие цены на энергоносители